Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

21.06.2001 01:10 | Правда | Администратор

ПЕРЕГРЕВ СИСТЕМЫ

Наша газета регулярно информировала своих читателей о том, как развиваются события вокруг "дела Фроянова". Речь, напомним, идет о развернутой в Петербурге кампании травли известного историка. Однако, судя по поступающим в газету многочисленным откликам, в современной России преследование за убеждения не такое уж исключительное явление.

Об этой проблеме сегодня предлагаемая вашему вниманию беседа лидера Коммунистической партии и Народно-патриотического союза России, руководителя фракции КПРФ в Госдуме, доктора философских наук Г.А. Зюганова с деканом исторического факультета Петербургского университета, доктором исторических наук, профессором И.Я. Фрояновым.

 

"Коллективный Распутин" действует

Г.А. Зюганов: Игорь Яковлевич, многие, сейчас обращаясь к нам, говорят, что в "деле Фроянова" они узнают свою собственную судьбу. Борьба с "патриотическим инакомыслием" -- это не случайная гримаса реформ, скорее их родовая черта. Я изложил свои оценки всей ситуации, сложившейся вокруг вашего факультета, министру образования Филиппову, обратился по этому делу и лично к президенту. Жду ответа.

И.Я. Фроянов: Прежде всего, Геннадий Андреевич, я хотел бы поблагодарить вас лично, всех, кто оказал мне поддержку. Именно в такие тяжелые минуты очень важно осознавать, что ты не одинок. Опасность наступления на "патриотическое инакомыслие" действительно существует. Однако, на мой взгляд, здесь нельзя все оценивать однозначно.

Сейчас в обществе наметились проявления вроде "охоты на ведьм", как это было в США в разгар политики "маккартизма", но там хотя бы формально искореняли антигосударственные взгляды. А в нашей стране сейчас на потеху всему миру все поставлено с ног на голову: гонениям подвергаются как раз именно те, кто высказывает государственные убеждения, кто отстаивает суверенитет нашей страны, кто осмеливается подвергать сомнению "право" западных центров распоряжаться в нашей стране, как в собственном кармане. В ельцинско-путинской России "антиглобалистские" взгляды рассматриваются едва ли не как вызов власти. За них, правда, не привлекают к уголовной ответственности, но "запрет на профессию" уже практикуется.

С другой стороны, и это очень отрадно, снизу набирает силу другая тенденция. Вот еще несколько лет назад что было бы со мной и такими же, как я? Объявили бы "врагами реформ", консерваторами и ошельмовали, не вдаваясь в объяснения, так сказать, просто руководствуясь "правосознанием эпохи радикальных перемен".

А посмотрите, что происходит сейчас -- приходят сотни писем, целые факультеты и институты выражают свою поддержку! И поднялись они на защиту не моей скромной персоны, а нашей исторической науки, достоинства ученого. За свое право руководствоваться исключительно одной научной истиной, а не указками Центра стратегических исследований США, что бы по этому поводу ни думали Киссинджер с Вербицкой.

Потому что когда в стране начинают искать "изгоев мирового пространства", "диссидентов общечеловеческих ценностей" и "инакомыслящих глобализации", то в ответ у людей пробуждается патриотическое чувство, и с этим уже ничего не поделаешь. Любое насилие в ответ порождает сопротивление.

Г.А. Зюганов: Да к тому же, я думаю, никогда прежде так остро не стоял и вопрос о сохранении наших базовых ценностей -- русской культуры, языка, о государственном суверенитете, наконец, просто о самом праве на жизнь. Недавно "Советская Россия" напечатала письмо одной девушки, где говорится: "Мы еще живы, и нас уже нет". Это страшное обвинение. Никогда прежде конфликт "отцов и детей" не поднимался до такой трагической ноты. Это молодежь обвиняет старшее поколение за то, что безучастно смотрели, как растлевают детей, как расстреливают парламент, как пускают на распродажу всю страну. А сейчас по существу уже стоит вопрос о самом выживании нации.

Американский демограф К.Хауб прогнозирует уменьшение численности населения России к 2030 году до 123 млн. человек. Здесь мы сталкиваемся с явлением, которое можно назвать "гуманитарным геноцидом". Никто пока еще не применяет против нас биологическое оружие, не распыляет над нашей территорией смертоносные микробы, но в стране созданы такие социально-экономические условия, при которых Россия оказалась на пороге эпидемиологической катастрофы. И созданы эти условия руками "реформаторов" и по прямому наущению их зарубежных советников, экспертов и консультантов.

Ежегодно в стране прибавляется 50 тысяч больных туберкулезом, в будущем году число больных СПИДом достигнет миллионной отметки. Причем, обратите внимание, это не какой-то злой рок висит над страной или отягощенная генетическая наследственность -- вовсе нет, сами социальные условия жизни постепенно, но неуклонно убивают молодую Россию: здоровым рождается только каждый пятый младенец, среди учеников младших классов здоров только один из десяти, а из выпускников -- только каждый двадцатый.

Никогда в своей истории в мирное время Россия не несла таких колоссальных человеческих потерь. Специалисты отмечают, что "по мощи ежегодного уничтожения человеческого потенциала российские реформы сопоставимы с Первой мировой войной и уступают лишь интенсивности потерь в период гитлеровского нашествия".

И ведь все это -- болезни социальные, их прямая причина в физических и нравственных недугах двух полюсов общества: в физическом истощении тех, кого "реформы" опустили ниже черты бедности и в нравственном убожестве тех, кого те же "реформы" подняли на высоту, недосягаемую для критики.

И.Я. Фроянов: Геннадий Андреевич, все, что вы перечисляете, соответствует действительности и оттого становится еще страшней, ибо в наши дни уже совершенно запредельные ужасы стали звучать буднично, просто как хроника текущих событий. Прежде, говоря об окружении Ельцина, был в ходу термин "коллективный Распутин". Я думаю, что и сейчас ничего не изменилось в стране, с той лишь разницей, что этот многоглавый Распутин уже отправил в отставку "царя-батюшку" и взял государственное кормило в свои руки. От России ельцинской мы пришли уже к "распутинской России". И гербом для нее более уместно было бы выбрать не двуглавого орла, а многоглавую гидру... Однако недостаточно лишь ограничиться констатацией этого факта. И вот у вас, признанного лидера оппозиции, я хочу спросить - ну, а делать-то что? Чем можно все это остановить?

Г.А. Зюганов: По-моему и кровоточат до сих пор все эти социальные язвы на теле современной России оттого, что запрещено не только лечить больного, но игнорируется и честный диагноз болезни. Мы предложили иной курс развития страны с выходом из кризиса, выработали обоснованную экономическую программу, показали преимущества управления регионами патриотической администрации. Всячески стараются этого не замечать, замолчать.

Вы спрашиваете - что делать? Убеждать народ! Вы сами, Игорь Яковлевич, говорите, как "дело Фроянова" всколыхнуло научную общественность, сколько ученых поднялись в вашу защиту. А я могу добавить - не только ученые, а и просто мыслящие люди. "Дело Фроянова" стало для них символом борьбы с мракобесием, борьбы с теми администраторами от науки, которые пресмыкательство перед начальством сделали фундаментом своей карьеры.

Я убежден, что в современных условиях для левых и патриотических сил нет иного пути, кроме как последовательно отстаивать свои политические и социальные цели и такие демократические ценности, как свобода и гласность. Просто потому, что одолеть смуту можно только невероятным напряжением воли, невиданной, на запредельном уровне концентрацией усилий всего общества. А этого невозможно добиться из-под палки.

А загнать людей обратно в оковы приказного единомыслия никому не удастся - сегодня это ясно уже всем, кроме отдельных представителей "либеральной общественности".

И.Я. Фроянов: Я здесь хотел бы только заметить, что пока практика "запрета на профессию" еще коснулась далеко не всех. А на лице режима нет угрожающих гримас. На мой взгляд, у этих понятий "свобода" и "гласность" есть одно коварное свойство - формально сейчас никто не препятствует - пожалуйста, критикуй, обличай, но вот вопрос - а кто тебя услышит? Потому что все дозволенные обличения - не более чем звуковые волны, можно сказать, лишь легкая рябь на поверхности болота, если за ними не следует никаких государственных решений.

И здесь я хочу указать на одну историческую особенность Российского государства. Вот многие сейчас сокрушаются, что мол, недостаточно развито в России гражданское общество. Однако так уж исторически сложилось, что многое из того, что относится к компетенции самоорганизованного общества, к общественной самодеятельности - многое из этого в России брало на себя государство. И так сформировались наш национальный характер, наша психология - русские люди привыкли считать, что за их судьбу несет ответственность именно государство. И это в полной мере относится и к таким понятиям, как "свобода" и "гласность".

Давайте вспомним начало горбачевской "перестройки": ведь "свобода" и "гласность" были тогда отнюдь не завоеваны (что бы сейчас ни писали по этому поводу старые диссиденты, впавшие на склоне лет в героическую ностальгию), а "спущены сверху" как директива горбачевского ЦК. Обратите внимание, с каким барским пренебрежением А.Яковлев сейчас говорит: "... вам дозволили критиковать".

А народ тогда воспринял все это с полным доверием - ведь он привык считать, что государство его опекает.

Однако сейчас уже ясно, что на самом деле "гласность" и "свобода" -- это были вовсе не блажь доброго барина, а просто рассчитанная политика, преследующая цель разрушения общества, государства и страны.

Я же думаю, что понятия "гласность" и "свобода слова" только тогда оправдывают свое название, когда они действенны, когда они позволяют людям влиять на развитие общества, на внутреннюю и внешнюю политику своего государства.

 

Парадигма тысячелетней демократии

Г.А. Зюганов: А вот здесь мы вплотную подошли к очень важному вопросу - а что способно обеспечить и гарантировать все эти свободы? Я уверен, что только демократическое устройство общества, работающее народовластие.

По-моему среди патриотической общественности сейчас бытует одно вредное заблуждение: у нас нередко отождествляют демократию с теми, кто этим словом соблазнял Россию. При этом забывают про наши собственные национальные демократические традиции: например, новгородское вече, крестьянскую общину или казачий круг.

Причем те, кто сейчас рассуждает о благотворности "русской соборности" (усматривая в этом, видимо, антитезу западной демократии) просто не дают себе труда задуматься: а каким же механизмом это "соборное согласие" в обществе может быть установлено? И, на мой взгляд, нет иного механизма кроме демократического волеизъявления. Соборность есть цель, а демократия - механизм ее реализации. При этом я имею в виду, конечно, настоящую демократию, а не ту политическую карикатуру на нее, которую мы имеем в современной России. И сейчас именно наша партия -- КПРФ выступает последовательной сторонницей укрепления парламентаризма в нашей стране...

И.Я. Фроянов: А вот здесь, Геннадий Андреевич, я не могу с вами целиком согласиться - в том смысле, что "парламентаризм - благо для России"...

Г.А. Зюгинов: Но хотя бы как альтернатива современному самодержавию. Ведь преемник Ельцина по наследству от своего предшественника получил и неограниченную власть. И не только не ограничил "императорских полномочий", на что даже Ельцин под конец вынужден был соглашаться, но всячески укрепил эти полномочия - образовал вертикальную подпорку из наместников, очиновничил верхнюю палату, механизировал думское большинство.

Создается очень опасный прецедент, когда "на законном основании" манипулируют выбором народа. Причем делается это очень изощренно. Заокеанские советники, специалисты информационно-психологической войны создают на экране нужный им виртуальный образ: фабрикуется персонаж, политический лидер, которому совсем не обязательно совершать государственно-значимые поступки или какие-либо подвиги ради народа. Ему достаточно регулярно в определенном ритме, на выгодном фоне появляться в телевизионном экране. Так на экране создается убедительная мультипликация: имитатор военных побед, имитатор борьбы с коррупцией, имитатор российско-белорусских соглашений. И создается подкупающая своей достоверностью имитация "сильной личности, патриота". Хотя реальная власть остается в руках чубайсов-абрамовичей, клана олигархов, той самой "семьи", которую мы называем "коллективным Распутиным". Этот клан и подбирает наследников, обеспечивает "незыблемость курса реформ". Поэтому я утверждаю, что сегодня в России вполне реальной стала угроза либеральной диктатуры, и демократизация политической жизни является вопросом первостепенной важности.

И.Я. Фроянов: Да, в этом я с вами согласен. Если при Ельцине фасад авторитарной власти еще стремились задрапировать какими-то демократическими учреждениями, то сейчас даже не тратятся на камуфляж.

Но все же я настаиваю, что никогда в новейшей истории России демократия не была действенным и созидательным инструментом: развалив при Горбачеве государство, в дальнейшем демократия выполняет только чисто декоративные функции.

Да и парламентаризм, все-таки вынужден заметить, - это все же элемент буржуазной демократии, не в упрек вам будет сказано, Геннадий Андреевич...

Г.А. Зюганов: Естественно, и трудно было бы ожидать чего-либо другого в уродливо-криминальном обществе. Ведь сейчас в России дикий капитализм - не следует питать на этот счет никаких иллюзий, а вовсе не какая-то мифическая "социально-ориентированная экономика" или "капитализм с человеческим лицом".

При нынешних условиях альтернатива ближайшего будущего России складывается только так: либо у нас будет "капитализм с национально-ориентированным лицом", либо "капитализм с лицом Березовского-Гусинского". В этих условиях выбор невелик и заключается между самостоятельным независимым развитием страны или с колониальной администрацией и бандитскими кланами олигархов, сплотившихся вокруг нее.

В этих условиях, повторяю, парламентаризм является благом для России. Он позволяет поставить хоть какие-то преграды на пути царскому самодурству.

И.Я. Фроянов: Да, но зачем же при этом непременно копировать западный опыт? Ведь там утвердилась и совершенствовалась так называемая представительная демократия, разновидностью которой являются современные западные либерально-демократические институты. А представительная демократия наряду с достойными людьми дает возможность проникать во власть и проходимцам, и честолюбцам, людям ловким, но при этом самым низкопробным. Убедиться в этом несложно. Простите за откровенность, но последний раз предвыборный список одной из представленных в Думе партий вполне можно было бы озаглавить: "Их разыскивает милиция".

А что такое "свобода" в буржуазном обществе, нам прекрасно объяснил еще Ф.М. Достоевский: "...В самом деле: провозгласили вскоре Liberte, egalite, fraternite. Очень хорошо-с. Что такое Liberte? Свобода. Какая свобода? Одинаковая свобода всем делать все, все что угодно в пределах закона. Когда можно делать все что угодно? Когда имеешь миллион. Дает ли свобода каждому по миллиону? Нет. Что такое человек без миллиона? Человек без миллиона есть не тот, который делает все что угодно, а тот, с которым делают все что угодно".

Вот именно такая свобода у нас сейчас и имеется, только с одной поправкой - пребывание во власти позволяет иметь этот самый вожделенный миллион. И значит стать "абсолютно свободным", то есть делать "все что угодно" со всеми остальными гражданами, этого миллиона не имеющими.

Это особенность современной России - мандат на власть одновременно служит и пропуском к "закромам Родины" (куда допущенные тут же запускают обе руки по локоть, а все, что удалось зачерпнуть, торопливо распихивают по карманам и иностранным счетам), и этот же документ - мандат на власть - одновременно служит свидетельством, удостоверяющим неприкосновенность его владельца и иммунитет от уголовного преследования. Лучшей иллюстрацией служат "дела" Гусинского и Березовского. То есть если на Западе деньги открывают дорогу во власть, то в России сама власть служит способом обогащения.

А это означает, что у нас уже сразу происходит сращивание денежного мешка и политической власти, ибо они изначально выступают в одном лице, то есть российская политическая власть уже в зародыше, так сказать, в самой утробе политической системы поражена вирусом коррупции - "врожденная коррумпированность" - вот отличительная особенность современной российской власти.

При этом я еще хочу заметить, что нам нет никакой необходимости копировать чужой политический опыт, да еще при этом утрируя его пороки. Ибо чем обосновываются подобные заимствования? Вот, например, "Парадигма тысячелетнего рабства", как характеризовал русскую историю небезызвестный А.Яковлев. Но я утверждаю, что заявления такого толка -- это либо сознательная фальсификация, либо дремучее историческое невежество.

На самом деле русская история свидетельствует, что демократия издавна присуща русскому народу. Только в это понятие наши предки вкладывали иное содержание, отличное от понятий политбюровца-перевертыша и ему подобных. Потому что на Руси имеются давние традиции не представительной, а непосредственной демократии.

Древняя Русь являла собой систему городов-государств с республиканским строем. Там все вопросы решались на вече главного города волости. Кстати, слова "волость" и "власть" происходят из одного корня. А волость состояла из главного города и прилегающей к нему сельской округи, а также из пригородов (подчиненных городов) и прилегающих сельских округ.

Князь же в Древней Руси вовсе не монарх, а общинный чиновник, с ним вечевая община заключала ряд (договор). Это называлось "рядиться на вече", там же происходило взаимное крестоцелование. И княжеская власть простиралась лишь до того момента, пока князь исполнял этот договор. В противном случае ему указывали на дверь: "Путь тебе чист, княже". Но и сама волость представляла собой целую систему соподчиненных общих пригородов во главе с общиной главного города, и в каждой общине свое вече, и строго определено, какой вопрос относится к чьей компетенции.

Вот видите, какая стройная политическая система русского народовластия существовала в нашей стране. Там были четко определены права и обязанности каждого субъекта, а каждый чиновник находился под общественным контролем.

А теперь сравните с достижениями современной нам представительной демократии, вроде "Берите суверенитета, сколько проглотите", с диким казнокрадством чиновников, со всем этим скоморошеством выборов, когда в итоге на троне оказывается больной и сильно пьющий человек, который потом этот же трон и передает по наследству.

Г.А. Зюганов: Однако хочу вам заметить, Игорь Яковлевич, что начиная с ХIII века демократические начала в русской политической жизни все больше уступают место авторитарным, и связано это с нашествием Орды. Таким образом, не одни лишь традиции, но и конкретные исторические условия предопределяют выбор политической системы.

Хотя вы, безусловно, правы - здание государственной власти необходимо возводить только на прочном фундаменте собственных национальных традиций.

Вообще я хочу подчеркнуть, что своеобразие России невозможно понять без учета внешнего фактора - постоянные угрозы, нашествия с Запада и Востока. Между направляемыми Ватиканом тевтонскими псами-рыцарями с одной стороны, и нашествиями кочевников с другой, как между молотом и наковальней в горниле непрерывных войн и отражений внешней угрозы формировался наш национальный характер и наши русские представления о справедливом государственном устройстве.

Сейчас, кстати, та же самая картина. Россия находится перед лицом вызова со стороны объединенного Запада, и мы не можем сказать, когда этот вызов из стадии "холодной войны" перейдет в фазу прямой агрессии. Поэтому в таких условиях усиление демократических начал, даже при всех справедливо подмеченных вами недостатках парламентаризма, дает обществу рычаг влияния.

И.Я. Фроянов: Да, наш народ действительно всегда делал выбор в сторону усиления государства (под давлением внешней угрозы) при одновременном усилении внутри этого государства демократических начал.

Перед такой альтернативой наша страна стояла еще в конце ХIV -- начале ХV века, когда в итоге феодальных междоусобиц Россия в очередной раз оказалась у опасной черты. И тогда следовало выбрать свой путь из двух возможных: либо боярская олигархия, либо народ, сельские городские общины должны были делегировать часть своих властных полномочий князю как верховному, военному руководителю страны. И народ выбрал второй вариант.

В этом и есть суть русского самодержавия. Его не надо ни в коем случае путать с западноевропейской монархией. Смысловой перевод слова "самодержавие" означает "сам держу свое государство", то есть уже без воли и ярлыка ордынского хана. Таким образом, самодержавие - это прежде всего синоним национальной, государственной независимости.

И вот что интересно. Лишь поскольку самодержец выполнял эти свои обязанности, его власть была свята в глазах народа. Но как только он отклонялся от предписанных ему народом полномочий, как тут же его легитимность подвергалась сомнению. И народ считал себя вправе такого самодержца свергнуть. Неслучайно же, например, ХVII век называют "бунташным" веком русской истории.

А вот власть бояр, аристократов и прочих олигархов в глазах народа подобного сакрального смысла не имела. Поэтому народ им отказал в доверии.

Кстати, тот же самый выбор мы наблюдаем и в наши дни. Народ еще питает какие-то иллюзии в отношении президента, но никаких надежд с олигархами никогда не связывал. Таким образом, даже современная политическая жизнь не может считать себя свободной от груза исторических традиций народа.

 

"Едино стадо"

И.Я. Фроянов: Я хотел бы затронуть еще один очень важный аспект современного мира - так называемую глобализацию. Потому что все, о чем мы с вами говорим - и политическое устройство страны, и содержание понятий "прав человека", сегодня формируется под мощнейшим воздействием извне. Современный Запад пытается навязать нам свои представления и о свободе, и о демократии, и о многом другом.

Г.А. Зюганов: Я хочу подчеркнуть, что для нас, российских коммунистов, чуждо само мировоззрение западного либерализма. Давайте внесем ясность в наше понимание демократии.

Как известно, истоки классической демократии восходят к античности, именно античная традиция оказала огромное влияние на формирование современной западной политической культуры. Однако там же заложено и строгое юридическое разделение "свободных" и "рабов".

Так, Аристотель доказывал, что "одни люди по природе свободны, другие -- рабы, и этим последним быть рабами полезно и справедливо".

В современной трактовке этот тезис означает, что привилегированный "золотой миллиард" на Западе "по природе свободен" - свободен от обязательств перед остальным человечеством, а остальным странам "полезно и справедливо" выполнять роль его сырьевых придатков и резервуаров для его токсических отходов.

По мере развития капитализма в эпоху Реформации в европейскую политическую мысль помимо античной традиции проникла еще иудейская идея богоизбранности. Из соединения этих - античных и иудейских - мотивов и возникло в конце концов то специфическое западное понимание демократии, суть которого можно обозначить формулой "демократия для избранных".

И.Я. Фроянов: Да, то, что вы говорите о влиянии античной и иудейской традиции, очень важно. Но не менее важен и такой вопрос -- а почему именно эти традиции западный мир сохранил и преумножил, а другие, наоборот, отбросил?

И здесь, на мой взгляд, анализ будет неполным без упоминания частной собственности. Ведь именно частная собственность определяет лицо современного Запада, она образует ту среду, в которой одни традиции выживают, а другие погибают. И в связи с этим я снова хочу привести слова отнюдь не классика марксизма, а великого русского писателя Ф.М. Достоевского: "Западный человек толкует о братстве, как о великой движущей силе человечества, и не догадывается, что негде взять братство, коли его нет в действительности. Что делать? Надо сделать братство во что бы то ни стало. Но оказывается, что сделать братство нельзя, потому что оно само делается, дается, в природе находится. А в природе французской, да и вообще западной его в наличности не оказалось, а оказалось начало личностное, начало особняка, усиленного самосохранения, самопромышления, самоопределения в своем собственном Я..."

То есть никакая личность по своему капризу братство произвести не может, но, наоборот, только народ, сложившийся в своем внутреннем единстве до братской сплоченности, может произвести настоящую личность.

Именно на этом, на коллективизме, стоят русская культура и русская нация. И такими нас сформировала постоянная внешняя опасность и с Востока, и с Запада. А также суровая природа. Ну и еще, конечно, православие. Православная соборность наложилась на русское братство.

Обратите внимание, в русской традиции личность полностью растворялась в общем деле. Вот, например, русские летописи: "В лета... ничего не бысть". То есть, если бы летописец был исключительно сконцентрирован на личности, например, князя, то уже верно он нашел бы, что написать. А так достойными упоминания считались только те дела (в том числе и княжеские), которые имели общественное значение.

Поэтому я думаю, что свобода, равно как и демократия, способна пустить корни только там, где народ всей своей предшествующей историей к этому подготовлен. В этом отношении русский народ, может, более, чем какой-либо другой, достоин жить в условиях народовластия. Но приживется у нас только такая форма народовластия, которая выношена и выстрадана нашей собственной историей и соответствует нашим культурным и религиозным традициям.

Г.А. Зюганов: Ваш подход еще раз свидетельствует, что Россия способна предложить миру более совершенные представления о свободе и демократии, чем те, которые сегодня навязывает всем Запад.

Ведь в чем заключается упомянутая вами "глобализация" или "новый мировой порядок"? Это установление всемирной диктатуры космополитического Запада. Развитые страны Запада при этом образуют так называемые высокоорганизованные пространства, где "власть измеряется количеством контролируемых денег", ставших "единственным эквивалентом, универсальной мерой всякой вещи". Об этом без тени смущения откровенничает в своей программной книге "Линия горизонта" небезызвестный Жак Аттали, бывший директор Европейского Банка реконструкции и развития, член Бильдербергского клуба.

Если верить Аттали, после установления "нового мирового порядка" "наиболее ценной собственностью будет гражданство в пространстве доминирующих стран", которое "станет предметом купли-продажи на свободном рынке паспортов". В конечном итоге "человек будет самовоспроизводиться подобно товару, жизнь станет предметом искусственной фабрикации и объектом стоимости". Совершенно очевидно, что люди, воспитанные в духе традиции славянско-православной цивилизации (как, впрочем, и мусульманской), просто обречены на борьбу с этими планами превращения планеты во "всемирный человейник".

Я уверен, что "глобализация" по-американски - зло абсолютное, и против этого явления, также как в свое время против фашизма, поднимутся люди без различия нации, веры и убеждений. По существу "глобализация" означает всемирный тоталитаризм, утверждаемый при помощи последних достижений науки - от информационно-психологического оружия до планов звездных войн.

И.Я. Фроянов: Хочу также отметить, что еще в позапрошлом веке русские мыслители предсказывали такой ход событий. И опять я возвращаю вас к Достоевскому. Вот как он пишет о своих впечатлениях о лондонской выставке: "Сити со своими миллионами всемирной торговли, кристальный дворец, всемирная выставка... Да, выставка поразительная, вы чувствуете страшную силу, которая соединила тут всех этих бесчисленных людей, пришедших со всего мира в едино стадо; вы сознаете исполинскую мысль; вы чувствуете, что тут что-то уже достигнуто, что тут победа, торжество. Вы даже как будто начинаете бояться чего-то. Уж не это ли, в самом деле, достигнутый идеал? - думаете вы; - Не конец ли тут? Не это ли уж, в самом деле, "едино стадо"?.. Это какая-то библейская картина, что-то о Вавилоне, какое-то пророчество из Апокалипсиса, воочию совершающееся". Как это перекликается с современной картиной глобализированного мира!

Г.А. Зюганов: Человечество нуждается в новом справедливом мироустройстве, где на смену глобалистской диктатуре США и стран "золотого миллиарда" должно прийти содружество наций при полном сохранении их государственного суверенитета, неповторимости национальной культуры каждого народа и равноправном экономическом обмене.

Западная модель исчерпала себя, западная цивилизация в своем развитии достигла критического уровня, который грозит опасным внутренним "перегревом" всей системы. Возможности взрыва заложены в самых сокровенных глубинах западной цивилизации. Вся она, ее внутренняя инфраструктура, все стержневые стереотипы массового сознания, весь быт жестко и однозначно ориентированы на безостановочный рост "качества жизни", то есть увеличения материальных благ.

Именно поэтому из века в век Запад, как ненасытный молох или гигантский водоворот, засасывал в свою бездонную утробу полезные ископаемые и дешевую колониальную рабочую силу, новые территории и "сферы влияния", товары, деньги, идеи и мозги. Его механизм устроен так, что он уже просто не может остановиться.

Даже Бжезинский сокрушается, что Запад превратился в уродливое "общество, где слово "свобода" означает попросту увеличение материального потребления..., где любое желание является материальным".

Меня часто спрашивают - так что же, это и есть "конец истории"? Я глубоко убежден - нет, и еще раз нет! Это не конец, а начало. Начало нашей истории.

Помните, Игорь Яковлевич, как в начале беседы вы подчеркнули, что ваша борьба нашла мощный отклик и поддержку? Точно так, я уверен, и русские люди будут не одиноки в своей борьбе против "глобализма". И, быть может, именно нашей православно-славянской цивилизации с ее приоритетом духовных ценностей предстоит дать миру новую альтернативу. На наших глазах в мире складывается широкий антиглобалистский фронт. Так что "победа будет за нами!"

А в заключение - до 22 июня уже осталось совсем немного - разрешите поздравить вас, дорогой Игорь Яковлевич, с днем рождения и пожелать твердости духа и новых книг.

И.Я. Фроянов: Большое спасибо, Геннадий Андреевич. И на прощание хочу сказать, что полностью разделяю ваш исторический оптимизм.

Беседу записал
Сергей ИВАНОВ,
наш соб. корр.

Санкт-Петербург.

*   *   *

Редакция "Советской России" присоединяется к поздравлениям и желает юбиляру новых интересных публикаций на страницах нашей газеты.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList