Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

22.04.2003 17:21 | Правда | Администратор

УВОДЯТ ЗЕМЛЮ ИЗ-ПОД НОГ

В России вновь узаконено помещичье владение

     Интервью заведующего кафедрой экологического, аграрного и природоресурсного права Института права Удмуртского госуниверситета, доктора юридических наук, профессора Василия Никитовича ЯКОВЛЕВА.

     Корр.: Депутат Государственной думы от Удмуртской Республики Смирнова С.К. по возвращении из поездки по северным районам выступила по радио и примерно заявила следующее: «Государственная дума нынешнего созыва повернулась лицом к селу. Примером тому является принятие Земельного кодекса РФ и Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Согласны ли вы, Василий Никитович, с такой оценкой названных законов?

     В.Я.: Хорошо зная Светлану Константиновну Смирнову по ее прежней работе и зная о том, что она родом из крестьянской семьи, я не только удивлен, но и огорчен ее заявлением. Как можно так быстро перечеркнуть свое крестьянское происхождение и стать в один ряд с противниками крестьян? Земельный кодекс и Федеральный закон — это государственно-правовая база для обезземеливания крестьян и завершения акции по разрушению колхозно-совхозного строя. Этими законами предусматривается создание не виданных ранее в стране крупных землевладений — производственной базы помещичьего строя.

     Корр.: Согласен, что для создания помещичьих землевладений необходимо ликвидировать существующие колхозы, совхозы и другие сельскохозяйственные предприятия. Однако эти аграрные предприятия существуют не только по статистике, но и в сфере производства сельскохозяйственной продукции. В чем, по-вашему, выражается суть политико-законодательной акции по ликвидации колхозов, совхозов и других сельхозпредприятий?

     В.Я.: Ответ ясен как божий день. Вспомним некоторые моменты земельно-аграрной политики, проводимой либерально-демократическим руководством страны. Конституция РСФСР 1975 г., действовавшая до 12 декабря 1993 г., запрещала разрушение колхозно-совхозного строя. В нарушение этого конституционного запрета указами президента РФ от 27 декабря 1991 г. «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» и от 27 октября 1993 г. «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы» и соответствующими постановлениями правительства императивно предписывалось разделить земельный фонд колхозов и совхозов на земельные доли, а их получателям выдать свидетельства на право собственности. Собственники земельных долей были наделены правом выдела долей в натуре и их продажи. 12 декабря 1993 г. появилась новая конституция РФ, однако и она запрета на разбазаривание колхозных и совхозных земель не отменила. Она предусматривает, что «условия и порядок пользования землей определяются Федеральным законом». Такой закон отсутствовал, а указы президента и правительства РФ продолжали развал колхозов и совхозов. С 1 января 1995 г. действует Гражданский кодекс РФ. Ст. 129 этого кодекса разрешает отчуждение земель (включая и земельные доли) и других природных ресурсов только в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Земельный закон и в этот период отсутствовал, однако президент и правительство РФ об этом даже слышать не хотели и не хотят. 7 марта 1996 г. президент издает завершающий указ «О реализации конституционных прав граждан на землю», от которого веет «могильным холодом» на колхозы и совхозы. Указ предписывал, что собственники земельной доли без согласия других участников общей собственности вправе земельную долю (с выделением земельного участка в натуре) включить в свободный рыночный оборот: продать, обменять, отдать под залог, завещать и др.

     Можно констатировать, что претворение в жизнь названных антиконституционных и противозаконных указов и постановлений правительства так и не привело к успеху. Колхозники и работники совхозов не поддались административному нажиму. Они остались верными коллективному труду и продолжают работать в прежних хозяйствах, которые юридически не существуют.

     Корр.: Уважаемый профессор, из ваших ответов следует, что свидетельства о праве собственности на земельные доли из-за их противозаконности недействительны. Коль это так, то тогда колхозы и совхозы не ликвидированы, ибо земля осталась в их собственности. Спрашивается, почему тогда вы эти хозяйства назвали юридически не существующими?

     В.Я.: Колхозы, совхозы и другие сельхозпредприятия не оказались бы в состоянии юридической непризнанности, если бы не появился на свет Федеральный закон «О введении в действие Земельного кодекса РФ», который 25 октября 2001 г. был подписан президентом В.В. Путиным. Этим законом все свидетельства о праве собственности на земельные доли, выданные с 1991 г., были признаны имеющими полноценную юридическую силу. Иными словами, были узаконены противозаконные свидетельства. Отсюда следует, что колхозы и совхозы не являются собственниками земли. Их собственность передана бывшим колхозникам и работникам совхозов. Добавлю, что параллельно с обезземеливанием сельхозпредприятий шел процесс лишения их и других основных средств производства, начиная с машинно-тракторного парка и кончая зданиями, сооружениями и т.д. В результате этих разрушительных реформ сельхозпредприятия остались и без земли, и без основных средств производства, т.е. юридической фикцией, пустышкой, мыльными пузырями. В силу путинского закона они не вправе быть зарегистрированными в качестве собственников земли и получить государственный акт на право собственности на землю. Собственниками земли являются их бывшие работники. Надеюсь, что мой ответ юридически и фактически обоснован.

     Корр.: Верно. Ответ убедителен. В то же время неясно, каким же образом земля, собственниками которой стали крестьяне, может стать «производственной базой помещичьего землевладения»? Ведь благодаря новому Федеральному закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (кстати, он также подписан президентом В.В. Путиным), крестьяне как собственники земли сами могут распоряжаться ею. Повторяю, что впервые в России крестьянам была дана такая свобода. Получается, что права Светлана Константиновна. А как вы думаете, уважаемый Василий Никитович?

     В.Я.: Думаю, наоборот. Верю, что Госдума обратилась лицом к крестьянству. Но каким лицом: добрым и заботливым или злым и разрушительным? Именно в последнем обличье (злым и разрушительным) показали себя блок «Единая Россия» и правое большинство депутатов Госдумы, в числе которых оказалась и Светлана Константиновна. Готов убедить в этом не только вас и читателей газеты, но и любого гражданина России.

     Корр.: Перейдем к федеральному закону — пусть он сам говорит за себя.

     В.Я.: Именно к анализу этого закона я и приступаю. Абсолютное право собственности крестьянина на земельную долю закреплено в ст. 12 федерального закона. Там записано, что «участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, обменять, завещать, отдать в залог, внести в уставной (складочный) капитал юридического лица свою долю или распорядиться ею иным образом».

     Корр.: Извините, перебью: где же ваша земельная база для помещичьего землевладения? Крестьянин волен и свободен распоряжаться своей собственной землей. Не так ли?...

     В.Я.: Прочтем внимательно пункт 2 ст. 4 этого закона. Правовая норма этого пункта устанавливает, что размер общей площади земельных участков сельскохозяйственных угодий, которые могут находиться в собственности гражданина или его близких родственников, не может быть менее чем 10% общей площади сельскохозяйственных угодий в границах одного административно-территориального образования. Понятно? Эта правовая норма не для радости крестьян, а для обеспечения образования помещичьего землевладения, которое может простираться и за пределами одного или более административно-территориальных образований.

     Корр.: А могут, скажем, пожилые люди продавать свои земельные доли кооперативу, который образуется на базе развалившегося колхоза или совхоза?

     В.Я.: Конечно, могут. Однако при одном условии: вновь образовавшийся кооператив должен стать собственником не только всех земельных долей одного колхоза, но и остальных хозяйств в пределах не менее 10% общей площади сельхозугодий в границах одного административно-территориального образования. Это условие закреплено в ч. 2 ст. 4 Федерального закона. Как видите, и здесь «осечка» в пользу потенциального помещика, или, как теперь говорят, эффективно хозяйствующего субъекта. Поинтересуемся этим субъектом в государственной целевой программе «Развитие земельной реформы в Удмуртской Республике на 2000—2002 гг.», одобренной в 1999 г. правительством УР и утвержденной Государственным советом УР. В этой программе поставлена задача «перераспределения земли сельскохозяйственных предприятий и передача ее эффективным хозяйствующим субъектам». Для этого предусматривается «обеспечить всем собственникам земельных участков и земельных долей свободу в распоряжении этими земельными участками и земельными долями». Как видите, заботу об образовании помещичьего землевладения проявляют не только федеральные органы государственной власти, но и высшие исполнительные и законодательные органы Удмуртской Республики. В свете рассматриваемого Федерального закона вскоре появится и закон УР. Ждать осталось недолго.

     Корр.: Что-то неладно получается с крестьянином — собственником земли: куда ни кинь — все клин. А если пожелает этот крестьянин оставить земельную долю по завещанию своему сыну? Представляется, что здесь не должно быть никакого подвоха. Верно я полагаю, уважаемый профессор?

     В.Я.: К сожалению, и в этом направлении для крестьянина воздвигнуты правовые препятствия. Прочтем вместе ст. 11 Федерального закона. Там записано: «В случае, если принятие наследства привело к нарушению требований, установленных ст. 4 настоящего Федерального закона, к наследникам применяются требования, установленные ст. 5 настоящего федерального закона». Раскроем смысл этих двух статей (4 и 5) и вновь прочтем содержание ст. 11. Она звучит так: «В случае, если принятие наследства привело к тому, что размер наследуемой земельной доли окажется менее чем 10% общей площади сельскохозяйственных угодий в границах одного административно-территориального образования, то наследник этой земельной доли обязан в течение года отчуждать наследуемую земельную долю».

     Вывод один: вопрос о наследовании земельной доли законодатель решил не в пользу наследника (например, сына) собственника-крестьянина, а в пользу потенциального помещика. Только крупному землевладельцу можно отчуждать земельную долю. Наследник остается только с бумажным завещанием, ибо если он не найдет в течение года такого крупного землевладельца, то собственником земельной доли умершего крестьянина станет субъект Российской Федерации или орган местного самоуправления. Такова суть заботы законодателей о крестьянине — собственнике земельной доли.

     Корр.: После такой «злой» заботы нынешних властей, по-видимому, крестьянину — собственнику земельной доли остается одно: оставить свой клочок земли, как и было прежде, в общую собственность работников сельхозпредприятия, и пусть единый земельный массив обрабатывается коллективом этого предприятия.

     В.Я.: К сожалению, предлагаемый вами выход также является тупиковым. Тупик закреплен в ст. 17 Федерального закона. Дословно там записано: «участники долевой собственности, получившие при приватизации сельскохозяйственных угодий в собственность земельные доли, обязаны обеспечить определение на местности границ находящихся в общей собственности земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения в соответствии с требованиями землеустройства». Процедура выдела земельных участков в натуре с определением на местности границ определена в ст. 13 Федерального закона. Споры о местности выделяемого участка рассматриваются в суде.

     Корр.: Если я правильно вас понял, то выдел земельных участков в счет долей в натуре означает не что иное, как крах сельскохозяйственного предприятия. Верно, Василий Никитович?

     В.Я.: Я рад, что вы пришли к правильному выводу. С первого и до последнего слова рассматриваемый Федеральный закон направлен на ликвидацию колхозно-совхозного строя и на то, чтобы на его развалинах построить крупные землевладения эффективно хозяйствующих субъектов, т.е. современных помещиков. Вчерашние же труженики колхозных и совхозных полей превратятся в поденщиков, батраков новоявленных помещиков. Вот вам и «доброе лицо» депутатов «Единой России» и их правоцентристских союзников, которое (лицо) отвернулось от тружеников села, от крестьянина.

     Здесь следует обратить внимание еще на одно, весьма опасное, социально важное явление. Оно будет порождено выделом земельных долей в натуре. Известно, что земля земле рознь не только по плодородию, но и по отдаленности от населенного пункта. Кому попадется лучшая, а кому худшая земля, кому земельная доля будет рядом с селом, а кому за 7—10 км от села. Вот и суть конфликта, суть социальной напряженности на селе. Коллективизм, взаимопонимание и взаимопомощь переродятся в индивидуализм, озлобленность, вражду. Кому это выгодно? Только не крестьянину.

     Корр.: Какой же выход из этой тупиковой ситуации?

     В.Я.: Есть только один выход: прекратить действие Земельного кодекса РФ и Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Это может быть осуществлено только проведением Всероссийского референдума по известным четырем вопросам, предложенным КПРФ, Народно-патриотическими союзами и Аграрной партией.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList