Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

05.02.2006 20:14 | Разное | Администратор

РОЖДЕСТВО БЕЗ ХРИСТА. НЕ ВЫПЛЕСНУЛИ ЛИ СО СВЯТОЙ ВОДОЙ И МЛАДЕНЦА ХРИСТА?

Храм Христа Спасителя был ещё до его разрушения построен на про`клятом месте. Ранее там находился старообрядческий монастырь. Но владыки русской православной церкви (РПЦ) с разрешения царя разрушили монастырь и стали строить на его месте на добровольные (заметьте!) пожертвования верующих аляповатый, не в традициях древнерусского церковного зодчества, но зато огромный Храм Христа Спасителя в честь победы русского оружия над армией Наполеона. Разрушать некоторые, не имеющие исторической ценности храмы РПЦ, как это делали большевики, по мнению православных попов, великий грех, а вот разрушить старообрядческий монастырь они считали за дело благое. Но игумен разрушаемого монастыря не согласился с этим и проклял место, на котором начали воздвигать никонианский храм. И проклятье сработало: в 1931 году храм взорвали. Сняли и сохранили только барельефы, выполненные известными русскими скульпторами. То, что эта акция не была антирелигиозной, подтверждается косвенно тем, что другие, исторически ценные московские и ленинградские храмы, как кремлёвские или Исаакиевский собор, были сохранены.

Но на про`клятом месте не был построен и гигантский Дворец Советов – помешала война. Потом там долгое время был плавательный бассейн. После развала СССР бывшими членами КПСС наступило торжество воровской демократии и поповского мракобесия. И воры и мракобесы во главе с мэром Москвы Лужковым решили восстановить храм, заменяя для быстроты богоугодного дела камень бетоном. При этом использовались не добровольные пожертвования, как в прошлом, а деньги москвичей-налогоплательщиков, в том числе и неверующих, видимо, за их косвенную вину в деле разрушения храма их отцами и дедами.

И вот в ночь с шестого на седьмое января сего 2006 года в этом храме состоялся спектакль единения церкви и государства, которое, вопреки конституции, ни в коем случае даже для вида не отделяет оную от себя. Формально это была всенощная служба по поводу Рождества Христова, хотя новорождённому Иисусу было так мало уделено внимания, что порой казалось, что младенца родили, крестили и незаметно для себя выплеснули вместе со святой водой.

А не заметили младенца иерархи и олигархи, наполнявшие храм, именно потому, что значительная часть службы была посвящена им самим.

Храм внутри от пола до купола сиял золотом – металлом, который презирал Христос, говоря, указывая на золотую римскую монету с изображением кесаря, императора оккупантов Палестины: "Отдайте кесарю кесарево". Но по понятиям иерархов и олигархов храм, украшенный иконами святых и изображениями ангелов и архангелов, херувимов и серафимов, парящих на золотом фоне, должен был напоминать рай или, по крайней мере, его приёмную. А такой рай, разумеется, должен был, как и их дворцы, ослеплять блеском золота и драгоценных камней. Ибо какой же для буржуев рай без золота! Недаром и эти условно верующие были допущены сюда по специальным пригласительным билетам, а двери охраняли священники в штатском. И сами иерархи были облачены в тяжёлые золотые ризы, украшены ещё более тяжёлыми золотыми крестами и прочими предметами культа, выполняя при этом различные ритуальные манипуляции с увесистой золотой посудой.

Когда-то во времена первых христиан церковью называлась не иерархическая организация христианских жрецов, как сейчас, а круг (общество) всех верующих. Ведь латинское слово "циркус" и означает "круг". Отсюда и слово "церковь". Кстати, и слово "цирк" буквально означает "круг" – он же (арена!) круглый. Никаких специальных священников, то есть платных профессиональных посредников между Богом и людьми, как у язычников, у первых последователей учения Иисуса не было. Но потом язычество в новом обличии проникло к христианам. Раньше верующие приносили своё золото избранным ими самими руководителям (епископам, то есть "надзирателям" по-гречески), и те использовали его для содержания каждого члена общины, в первую очередь, бедных и неимущих. Но поздней из этого золота отлили культовые предметы – посуду, кресты, украшения храмов, оклады икон и тому подобное, превратив общественное богатство в фактически свои "святые" вещи. А беднякам и нищим предоставили право стоять на паперти с протянутыми руками. Но к храму Христа Спасителя нищих и не подпустили. Они стояли по всей России. Я ужаснулся, когда увидел в Москве стоящих на коленях прямо на обледенелом тротуаре древних старушонок, крестящихся и просящих милостыню.

Тем временем в храме Христа Спасителя молодой дьякон отлично поставленным оперным низким баритоном приветствовал патриарха всея Руси, а также всех патриархов и митрополитов братских православных церквей всего мира, тщательно перечисляя их имена и титулы. Это сильно напоминало торжественное открытие очередного послевоенного съезда КПСС, когда перечислялись и приветствовались многочисленные делегации братских коммунистических партий и их выдающиеся лидеры, уже сидевшие за столом президиума, строгие, словно лики святых на иконостасе. Образ новорождённого младенца Христа при этом всё более улетучивался. А когда многая лета были пропеты властям предержащим во главе с маленьким православным президентом, образ малыша Иисуса совсем покинул это златое помещение. Сам богоданный президент скромно удалился в далёкую Якутию к православным шаманистам-якутам и присутствовал в тамошнем храме на всенощной. В этом самом холодном краю России его согревали мысли о якутских алмазах, золоте и нефтепроводе с терминалом на бреге Тихого океана. Именно об этом, помолясь, он беседовал с якутскими князьками.

А дьякон в Храме Христа Спасителя гремел и гремел, явно превосходя чистотой звуковедения нынешних никчемных певцов Большого театра. И я невольно вспомнил, что опера зародилась в Италии как продолжение церковных служб в виде религиозных спектаклей-мистерий, где все пели. Почти квадратный, похожий на серьёзного Винни-Пуха в черном костюме, стоял премьер Фрадков, держа почему-то напряжённо руки по швам. Среди молящихся прихожан с пригласительными билетами в карманах не было ни одной культурной физиономии. Женщины вообще выглядели, как богатые торговки. Возможно, таковыми они и были. Песнопение подхватил хор с профессиональным дирижёром. Храм был ярко освещён и снаружи, а вокруг в кромешной тьме лежала великая нищая Россия с обобранными пенсионерами, с бомжами, более чем с пятью миллионами безработных, с тысячами голодных и обездоленных российским Капиталом, празднующим СВОЁ рождество.

Пойманные беспризорники, которые в СССР были только после гражданской войны, развязанной царскими генералами, офицерами, капиталистами, помещиками, купцами и попами, сидели в церковных сиротских приютах, где вместе с праздничной баландой им совали под нос крест жирные служители церкви. И это в стране, где формально церковь отделена от государства и не должна иметь права навязывать религию детям вместе с пшённой кашей. В США это было бы немыслимо. Но зато вполне имело место в царской России. Что поделаешь, когда российских детей лишают не только их гражданства по праву рождения в России, но и национальности и языка, отдавая для усыновления или удочерения богатым иностранцам, особенно американцам, где их часто калечат и даже убивают. Ведь американцам привита пещерная ненависть в России и русским. Это испытали мои сын и дочь в их "школах". Я об этом неоднократно писал из США в своих статьях, но кто на это реагировал!.. Лишь на днях, параллельно с историей нецерковного великомученика солдата Андрея Сычёва власти и их СМИ устроили вой по поводу торговли русскими детьми с продажей их на Запад в руки тихим изуверам, некоторых из которых умеренно наказала американская Фемида. Но вернёмся в храм Христа Спасителя, набитый "лучшими людьми" России.

Еле державшийся на ногах патриарх, судорожно хватавший воздух после каждого "пропетого" им слова, благословлял, помимо прочих элементов аппарата насилия капитала над трудовым народом, и воинство российское. А в далёком Челябинске готовили к ампутации обеих ног и половых органов рядового Андрея Сычёва, которому оные части тела отбили представители сего православного христолюбивого воинства. А его умилённые начальники, сменившие красные партбилеты на нательные крестики, стояли, неумело творя палаческими руками крестное знамение и шевелили губами, делая вид, что молятся. Министр обороны и его непосредственный начальник верховный говнокоманд… простите, главнокомандующий ещё двадцать дней будут думать о Боге (то есть о Долларе, о Миллиардах Долларов) и ни сном, ни духом не ведать об Андрее Сычёве, замученном не менее страшно, чем был замучен кроткий Иисус.

Но и воскресшего Иисуса "замучили" до неузнаваемости в ходе перерождения церкви из гонимой, бедняцкой, в правящую, государственную.

ИИСУС БЕДНЫХ

Согласно евангельским легендам, порой по-разному толкующим те или иные события из жизни Иисуса, мать зачала его от Святого Духа заметно раньше её вступления в брак со старым плотником Иосифом. Как известно, христианство не случайно получило популярность и распространение не на родине Иисуса, в Палестине, а в окружающем языческом мире. Всем известно, что у каждого языческого народа было целое племя богов, находящихся в различных родственных отношениях друг с другом.

Достаточно вспомнить греческих олимпийских богов во главе с Зевсом. И эти боги вступали порой в любовные связи с земными женщинами. Так, от связи Зевса с женой одного греческого царька родился полубог или по-гречески "герой" Геракл. Впрочем, и богини не отставали от богов в прелюбодейных связях. Ведь сам герой Ахилл был сыном морской богини Фетиды и царька одной из областей Греции Пелея. Герои обладали божественной силой и способностями, пользовались помощью своих небесных родителей и лишь, в отличие от них, не были бессмертными. И у римлян, и у других язычников были "герои", рождавшиеся от богов и богинь.

Поэтому в языческом мире верили девушке, которая давала сородичам чистосердечные показания, что, например, пошла она раз купаться, и пристал к ней нахал – морской бог, который накрыл её волной, как одеялом, сделал своё божественное дело и отпустил уже беременной. Или, например, что другой бог девушке, неспроста запертой батюшкой в светёлке, пролился на низ живота в виде золотого дождя сквозь решётку окна, отчего она "понесла". Так что и при распространении христианства в языческих Египте, Греции, Сирии, Италии обращавшиеся в христианство язычники легко принимали мысль о том, что земная девушка могла зачать от Бога, в каком бы виде он к ней не явился.

Но религиозность евреев была более материалистической, вследствие чего они логично полагали, что забеременеть можно только от мужчины. И поэтому, расскажи им подросток Мария, что она зачала от Духа Святого, они бы её обвинили в неискренности и побили бы до смерти камнями по дикому ближневосточному обычаю, сохраняющемуся поныне, например, в Саудовской Аравии, где господствуют религиозные "законы" 7-го века нашей эры. Её пожилой муж Иосиф хотя и поверил в чудесный интимный акт Святого Духа, но справедливо рассудил, что его ограниченные соседи и сограждане этого не поймут и убьют его совершенно невинную и даже оставшуюся девственной юную супругу, а посему решил удалиться с ней в другой район Палестины, где жители не могли знать, как давно он с Марией поженились и на каком месяце после заключения брака она родит младенца.

Так получилось, что рожать бедной женщине подошло время в тот момент, когда беглецы оказались в городишке Бетх-Лехеме или в позднегреческом произношении Вифлееме, что на иврите (Бетх-Лехем) дословно означает "Дом Хлеба", а более по-русски "Житница" или, если угодно, "Житомир". Видимо, это было хлебное место в Палестине, вроде наших южной Украины или Кубани, почему супруги и подались туда. Но люди, жившие там, оказались явно не хлебосольными и уж совсем не гостеприимными.

Никто из них хотя бы на самое непродолжительное время не пустил готовящуюся рожать женщину своего народа и веры к себе в дом, чтобы та могла произвести на свет младенца в человеческих условиях. Трудно представить, чтобы такое могло произойти на Руси, особенно в старые времена, когда безотказно действовал закон гостеприимства для любых путников. Я соблюдение этого обычая застал даже в послевоенной Белоруссии. Но цивилизация с её бессердечной жестокостью и индивидуализмом пришла на Ближний Восток на две тысячи лет раньше, чем к нам.

Короче, Бедной Марии пришлось рожать сына не среди людей, а среди домашних животных в хлеву, которые миролюбиво взирали на эту сцену. Правда, и в хлев она с Иосифом проникли не самовольно, а с разрешения хозяина хлева, который, если не ошибаюсь, и за такой "отель" взял какую-то копейку, не забывая про выгоду. Удивительно ли, что Иисус, рождённый среди такого народа для проповеди любви, добра и абсолютного равенства, был в последствии убит этим народом, вернее, его правителями и идеологами с одобрения фанатичной толпы!..

Иисус был защитником обездоленных и угнетённых. Он считал, что не должно быть частной собственности: лишь тогда люди станут действительно равны и смогут нелицемерно любить друг друга, как братья. В этом мы, коммунисты, не можем с ним не согласиться. Сообщество таких свободных братьев по духу он называл Обществом Господним или Царствием Небесным на земле. Он говорил, что легче верблюду пролезть сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царствие Небесное, то есть в число его последователей. Причём это не означало, что богатый человек никак не мог войти в это общество равных.

Дело в том, что "игольным ушком" в Палестине на образном жаргоне остроумно называли небольшую калитку в воротах тогдашних ближневосточных городов. Днём ворота открывали настежь, и караваны верблюдов с товарами легко проходили в город. Но ночью, когда из темноты могли напасть враги, проскочить сквозь ворота и захватить город, запоздалому каравану стражники отворяли только калитку, сквозь которую больше одного-двух вражеских воинов не могли проскочить да и то себе на погибель. Вот сквозь эту калитку или "игольное ушко" и понуждали погонщики пролезать по одному верблюдов. Для этого животное освобождали от богатой поклажи и заставляли сесть, пождав все четыре ноги под себя, и медленно проползать в таком положении сквозь узкое отверстие. То есть Иисус имел в виду, что богач мог пролезь сквозь своеобразное "игольное ушко" в общество первых христиан, освободившись от своего "имения", то есть от собственности, продав её, а деньги раздав бедным.

Естественно, что богатым учение Иисуса (а не "христианство", возникшее со временем после его смерти) не могло понравиться. Именно поэтому власть, то есть аппарат насилия богатых, жестоко преследовала первых христиан. Преследования прекратились лишь спустя почти триста лет после гибели Иисуса, когда христианство полностью переродилось, и в нём выделился институт священников, подобный институту жрецов в прежних языческих религиях. Эти священники пожелали жить, как царские приближённые и даже сами цари. Они присвоили себе все богатства церковных общин и стали одеваться как византийские императоры и придворные. Ведь, например, одежда православного патриарха, архиепископов, митрополитов и прочих высших иерархов, кажущаяся нам специфической "спецодеждой" священства, на самом деле мало чем отличается от одежд вельмож и правителей Восточно-Римской империи. А теперь достаточно вспомнить, как одевался бедняк Иисус и его верные ученики: их тела покрывало если не рубище, то простая грубая одежда. Более того, они и не сожалели о том, что не имели возможности носить одежды богачей. Ведь жил Иисус и его ученики, странствующие проповедники, подаяниями сочувствующих им людей. Так что по одежде они были этакими хиппи того времени: плащаница – нечто вроде простыни, которой человек обворачивал своё тело, на ногах были сандалии, а голову покрывал верхний край плащаницы наподобие капюшона. Брюк в те времена в странах Средиземноморья – ни на Ближнем Востоке, ни в Греции и ни в Риме – не носили и не имели о них представления.

ИИСУС БОГАТЫХ

Но вот христианство стало религией господ, помогающей им удерживать бедных в узде, и богатым стал чужд образ бедняка Иисуса, пусть даже и рождённого от самого Духа Святого. Понадобилось выдумать ему "царскую" родословную. То есть церковники в угоду аристократам сочинили, что якобы юридический отец Иисуса Иосиф был далёким обедневшим потомком знаменитого израильского царя Давида, жившего тысячью лет ранее. Мол, ввиду того, что Израильское царство уже как лет шестьсот не существовало и переходило из рук в руки различных захватчиков (ассирийцев, персов, греко-македонцев, римлян), то и древний царский род настолько захудал, что исчез из памяти израильского народа (но не из памяти господ христианских фантазёров!), а его потомок Иосиф вынужден был промышлять плотничеством.

Но дело в том, что, даже если бы старина Иосиф был действительно царского роду, то это никакого отношения к Иисусу не могло иметь, так как он рождён был не от него, а от Духа Святого, то есть от самого Бога, что, кстати, в неисчислимое количество раз почётнее, чем быть потомком смертного царя, промышлявшего к тому же в молодости разбоем!.. Но богачам и знати нужен был Сын Божий знатного, царского земного происхождения, иначе у них бы спины не смогли прогибаться перед его иконами в храмах!..

Подобное "облагораживание" было совершено иерархами церкви в угоду "благородным" и в отношении внешности Иисуса. Весь смысл легенды явления Спасителя человечества не в образе прекрасного и грозного небесного воителя, а бедняка, сына плотника, вооружённого только Словом Истины, был в том, что лишь истинно верующие, добрые и честные люди могли признать в таком простом человеке Мессию – посланника Бога. А раз он был простым, практически нищим человеком, о божественном происхождении которого нужно было догадаться и судить "не по одёжке", то и физическая внешность Иисуса должна была, по мнению первых христиан, быть самой обыкновенной и даже некрасивой. Таким они его и изображали на первых иконах. Ведь в те времена многие народы, особенно греки, прекрасную внешность человека считали признаком близости к богам. Таких людей великий Гомер называл "богоравными". А христианскому Богу надо было, чтобы его Сына люди узнали не по внешним признакам и величию, а по речам и делам. Но когда христианство стало религией господ, то в угоду их вкусам церковники и богомазы стали изображать Иисуса этаким миловидным высоким женственным красавцем, похожим на греческого бога вина Вакха, с идеальными чертами лица, с нежным румянцем на щеках и с прямыми почти русыми волосами, завивающимися на концах.

ИЗ ПАСТУХОВ – В МАГИ, ИЗ МАГОВ – В ЦАРИ

Те же метаморфозы произошли и с лицами, засвидетельствовавшими рождение младенца Иисуса в Вифлееме. Отсюда в одних евангельских легендах (разумеется, более ранних), к новорождённому, ведомые необыкновенно яркою, ранее невиданною звездой, явились с дарами пастухи, в других волхвы (или маги – восточные, а точнее иранские маги, то есть гадатели), а в третьих, явно наиболее поздних, угодных аристократии, некие восточные цари, хотя в те времена все близлежащие государства никаких царей не имели, так как входили в состав Римской империи, захватившей чуть ли не весь известный тогда цивилизованный мир, кроме практически неведомого Китая.

Нам-то понятно, что пастухи могли быть авторитетными свидетелями рождения младенца Иисуса только для первых христиан – бедняков, Учителем которых был тоже бедняк, призывавший жить всех скромно в любви, братстве и равенстве без всякого государства. По мере того как из бродячего плотника Иисуса сделали не просто Учителя, а божественное лицо, чудотворца, в свидетели его рождения потребовались волшебники-маги. И, наконец, когда его сделали Богом, частью его Отца и Святого Духа, то есть Царём Небесным, то в свидетели его удивительного рождения от девы пришлось призвать неких "царей", которые, завидев из своих дворцов удивительную бродячую звезду на ночном небосклоне, подхватив на всякий случай ценные подарки, устремились за нею, видимо, на коврах-самолётах, преодолевая значительные расстояния, пока не приземлились у дверей хлева в Хлебном Городишке в маленькой Палестине, населённом бессердечными людьми, не пустившими проезжую юную женщину на сносях рожать к себе в дом. Таковы классовые метаморфозы, произошедшие с библейской историей о рождении Иисуса или иначе о Рождестве Христовом в связи с метаморфозами, то есть перерождением христианства из религии бедняков и рабов в религию господ.

Святой драчун Николай Угодник

Я не оговорился, когда сказал, что из Иисуса не сразу сделали Бога, составную часть троичного Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа. Дело в том, по представлению древних, как мы видели, дети, рождённые от богов земными женщинами, были детьми особыми (у греков "героями"), но никак не бессмертными богами. И Иисуса первые христиане долгое время Богом не считали, а лишь Сыном Божьим. Лишь в 325 году на Никейском соборе всех христианских церквей мира в присутствии императора Константина, признавшего христианство государственной религией, было осуждено так называемое арианство – учение архиепископа Ария, который считал, что Иисус всего лишь Христос, то есть Мессия, Спаситель, но не Бог. И Богородица, мол, не Богородица, а только Христородица. А самый большой сторонник теории о том, что Иисус – Бог, епископ (что по-гречески означает "надзиратель" за верующими) Николай Мирликийский из города Миры Ликийские (ныне Турция), известный на Руси под именем Николая Угодника, как самый заправский хулиган в подворотне или как Жириновский в Думе, ударил бедного Ария кулаком по физиономии. За драку он на несколько лет лишился должности и пошёл творить всем известные чудеса, а побитого Ария упекли в ссылку в Далмацию (ныне Хорватия), откуда император, любивший его за ум, вскоре потихоньку забрал его к себе в Рим. Но если арианство извели в Римской империи, то её будущие разрушители германцы-готы, принявшие ранее арианство, не пожелали отказаться от него и придерживались этого религиозного течения, пока не растворились среди завоёванных ими народов.

Святое зомбирование угнетённых

Так что современное празднование Рождества Христова в златобетонном Храме Христа Спасителя в Москве, каким мы его видели 6 января сего года по телевидению, никакого отношения к бедному люду и особенно к бедным младенцам и детям, к сиротам, продаваемым за границу или отданным в лапы церковникам, не имеет ни в коем случае. Да и упоминали там об Иисусе Христе и его роли в жизни человечества, как мы уже отметили, гораздо меньше, чем о его наместниках на земле, облачённых в позолоченные, фактически царские ризы, и о некоронованных, но могущественных земных царях Иродах с бегающими плутовато-злобными близко поставленными глазками.

Церковь уже более тысячи семисот лет – с тех пор как из гонимой стала государственной – служила и служит эксплуататорской власти: сперва рабовладельческой, затем феодальной, а ныне буржуазной, помогая держать трудовой народ в повиновении путём его одурманивания или, говоря по-современному, зомбирования, так как одним голым насилием вооружённых людей – полиции, внутренних войск и армии эксплуататоры не смогли бы долго господствовать над эксплуатируемыми. Именно для покорения разума и душ людей и существует церковь, именно поэтому она существовала и продолжает существовать при всех общественных формациях, в которых есть угнетатели и угнетённые, богатые и бедные. Борьба марксистов с церковной идеологией – это борьба со значительной частью всей буржуазной пропаганды, борьба с наёмными гипнотизёрами, лжецами и клеветниками, состоящими на службе у правящих воров и насильников, держащих когтистыми лапами захваченные ими у СССР газо- и нефтепроводы, железные дороги, дома, самолёты, леса, воды, богатейшие недра земли и сам воздух. Это они устроили государственный общак или, выражаясь иносказательно, "стабилизационный фонд", сколоченный из миллиардов рублей, отнятых у миллионов русских обездоленных Иосифов, Марий и младенцев Иисусов, не имеющих ни пристанища, ни нормального места, где можно родиться на свет Божий. Когда полностью исчезнут государство и классы, а, следовательно, и паразиты в рясах и без ряс, отпадёт и такой по сути государственный институт, как церковь. А с ней потеряет свою роль в жизни счастливого общества и религия.

24-31 января и 1 февраля 2006 г.

Константин Ковалёв


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList