Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

08.06.2001 12:08 | Разное | Администратор

ВОЛЧИЙ БИЛЕТ С МНОГОКРАТНОЙ ВИЗОЙ


Уважаемый главный редактор!

Года два назад "Комсомольская правда" дала мне возможность поговорить по телефону с Евгением Евтушенко. Я высказал ему свои замечания о его отношении к происходящему в России, разговор был коротким и, возможно, для него не совсем понятным. Поэтому я отправил ему письмо с подробным изложением своей позиции, но до сих пор не знаю, получил ли его поэт или не пожелал сообщить мне об этом.

И вот в № 1 "АиФ" за этот год появилось интервью Е.Евтушенко под громким названием "Граждане, послушайте меня", из которого следует подтверждение моего вывода о поэте. Он как бы оправдывает "зверскую ненависть к коммунизму" (хотя нормальным людям не присущи звериные инстинкты), ликует оттого, что в 1998 году "3,8 млн. человек из России побывали за рубежом", не думая о том, что они получили эту возможность, ограбив сто миллионов россиян, вспоминает о бесконечных очередях и "колбасных" поездах, словно не зная, что по уровню жизни современная Россия откатилась далеко назад, к слаборазвитым странам.

Я решил направить в "Советскую Россию" свое прошлое письмо Е.Евтушенко, не потерявшее, как мне кажется, актуальности. Может быть, после его опубликования Евтушенко ответит на него также публично.

С наилучшими пожеланиями

П.Колобанов.


На моей книжной полке стоят произведения Е.Евтушенко, изданные в различные годы. Они -- путеводитель к сердцу и душе поэта, его поэтическая автобиография.

Вот три тома избранных стихотворений, увидевшие свет в 1985 году (тираж 75 тыс. экз.). Это мой Евтушенко, задиристый, колючий, с открытым забралом выступающий против мерзостей жизни, стремящийся изменить ее к лучшему, откликающийся на все значительные события дня, всем своим творчеством утверждающий им же начертанную жизненную позицию -- "поэт в России больше, чем поэт". Чем-то он напоминает Маяковского, гордо несущего знамя революционной поэзии, с боями строящего социализм, но более лиричного и не такого прямолинейного.

Вторая книга публицистическая -- "Политика - привилегия всех", изданная в 1990 году (200 тыс. экз.). В ней виден Евтушенко, наглотавшийся воздуха демократии, окрыленный перестройкой, прикоснувшийся уже к власти, выступающий на съезде народных депутатов СССР с предложениями по совершенствованию общественной жизни. Эйфория, вызванная перестройкой, так захлестнула его, что он с пафосом заявляет, что дожил до того времени, когда правительство прислушивается к поэтам, он все еще за власть советов, за социализм и горд тем, что участвует в строительстве будущего.

Он еще не знает, что его радужные мечты будут воплощены в жизнь совсем не так, как он хотел. Его требование закрепить в Конституции право на "свободный труд" воплотиться в праве на безработицу; его идеалы равенства, братства, свободы уступят место невиданному расслоению общества на нищих и сверх богатых; он возмущался, что в магазинах "Березка", в ресторане теплохода "Александр Блок" ничего нельзя купить за "рупь", чиновники одарены сверх меры льготами и почестями, а получит в ответ повсеместное хождений доллара и еще большие привилегии президентскому окружению; он звал к примирению, чтобы не искать врагов друг в друге, а политические деятели разделят общество на "демократов" и "красно-коричневых" и поведут борьбу, разоряя свою родную страну. Он еще считал нужным говорить о рабочем, о доярке, о людях труда, не ведая того, что о них забудут, а на первый план выйдут проститутки, киллеры, воры в законе и прочая шваль.

Кажется, в момент создания книги Евтушенко еще оставался сами собой, независимым и гордым. Но одно не могло не встревожить -- это признание автора, что он беспощадно вымарывал из прежних своих статей то, что считал сейчас устаревшим. Не скатывается ли он к тем перевертышам, кто, исходя из конъюнктурных соображений, отказывается от прежних идеалов, поливая грязью все прошлое?

Следующая книга поэта, вышедшая в свет в 1997 году -- "Медленная любовь" (10 тыс. экз.), свидетельство острой внутренней борьбы. С одной стороны, он видит много пороков в прошлом, связанных с культом Сталина, годами "холодной войны", с издержками государственного и общественного устройства, а с другой -- позорный провал так называемых демократических преобразований, которые привели к развалу СССР, обнищанию России, к той же цензуре в творчестве, только со стороны капитала, не к обогащению духовного мира человека, а к его деградации. Принимая как должное происшедшие перемены, Евтушенко плачет над Красным знаменем, обагренном кровью, но с которым люди шли на борьбу с фашизмом и победили, которое вело молодежь на великие стройки. Он напоминает Блока послеоктябрьского периода, мечущегося между революционными матросами и Иисусом Христом. Это подтверждает и поэма "Тринадцать", по содержанию и форме напоминающая "Двенадцать" Блока.

С кем вы, мастера культуры - стоял вопрос после Октября 1917 года? С кем Вы, Евгений Евтушенко, сейчас, в трудное для России время? По-моему, ответ мы находим в книге "Волчий паспорт" (1998 г., 15 тыс. экз.). Здесь уже нет бойца Евтушенко, разящего пороки современного общества ради будущего. Он весь в прошлом, брезгливо морщится от того, что было в Советской России, вымарывает из жизни своего поколения все светлое, ему уже не жаль Советской власти, закончен плач по Красному знамени, он сделал выбор, взял в свои руки оружие нынешних псевдодемократов -- граничащий с антируссизмом антикоммунизм и жупел антисемитизма.

Его привлекает нынешнее состояние общества, когда нет боязни "черного ворона", нет одной партии, диктующей свою волю, нет политической цензуры, есть полные магазины и нет очередей, можно свободно ездить по свету. При этом он знает и о том, что большинство россиян ничего не могут купить в этих фешенебельных магазинах, их обобрали до нитки, они не только в Париж, а к родственникам в России съездить не могут, что действующая цензура денег куда мощнее государственной, что "черного ворона" он не боялся с 1956 года.

Ударить бы Евтушенко в вечевой колокол, как в молодости, пробудить от спячки русский народ, помочь ему выбраться из трясины, куда его завели горе-реформаторы. Нет, он мечет стрелы в прошлое, уходит от проблем нынешних. На съезде народных депутатов СССР Евтушенко заявлял, что победа перестройки "не должна нам стоить человеческих жертв". Что же он молчит сегодня, когда русские умирают от нищеты и бесправия, от рук киллеров и террористов, когда от безысходности ученые пускают себе пулю в лоб, учителя умирают после голодовок, шахтеры бросаются в ствол шахты, чтобы обеспечить семью хотя бы страховыми взносами? Нет, он не молчит, а кощунственно утверждает, что "Россия уже приспособилась к дикому капитализму".

Непонятно, почему Евтушенко крепко держится за выдуманную версию о разгуле антисемитизма в стране. Даже Березовский считает, что в России не более 8% антисемитов, явно завышая их число. Русский народ был всегда добр и отзывчив ко всем, в том числе и к евреям. Конечно, русские по национальности как основа русского народа должны быть особо деликатными в отношениях с представителями других наций, решительно пресекать малейшие проявления шовинизма. Но они ждут ответного доброго отношения к себе. За последние годы на головы русских людей выплеснуто много всяческой грязи. Как бы хорошо увидеть в печати или на экранах телевизоров выступление того же еврея с отповедью этим хулителям всего русского.

Непонятно, почему Евтушенко хочет убедить читателей, что он русский, в нем не течет и капли еврейской крови. Это никому не нужно, мы считаем русскими всех граждан России, и украинцев, и белорусов, и татар, и евреев. Не нация, а отношение к России и ее народу, боль за их судьбу определяют степень русскости человека. Об этом писал еще А.С. Пушкин:

"Не то беда, что ты поляк;
Костюшко лях, Мицкевич лях!
Пожалуй будь себе татарин, --
И тут не вижу я стыда;
Будь жид -- и это не беда;
Беда, что ты Видок Фиглярин".

Так вот, степень русскости у Евтушенко из года в год снижается. Солженицын в трудные годы для Родины возвращался в Россию, чтобы разделить со своим народом обрушившиеся на него беды, Евтушенко вслед за Коротичем уехал из России в США. Он справляет поминки по великой стране и не хочет, чтобы она возродилась. Он любит Гранд Каньон не меньше чем Байкал, любит большую страну -- человечество, а о своей Отчизне даже не говорит, тогда как русский любит свою Родину, а в этой любви содержится и любовь к человечеству. Хотя бы он научился у американцев, где в каждом доме, в каждом учреждении можно видеть флаг США, даже ракетные удары по Ираку наносились американцами из национальных интересов.

Больно сознавать, как уходит от тебя когда-то талантливый и верный идеалам человечности и добра поэт земли русской. Когда-то он говорил, что юность и смелость -- сестры, нельзя быть смелым в старости, если трусом был в молодости. Но ведь если в юности был смелым, то и в старости смелость может возвратиться. Очень хочется вновь видеть боевого Евтушенко, не идут к нему старческая дряхлость и одежды Ивана, не помнящего родства.

П.И. КОЛОБАНОВ.
Москва.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList