Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

21.08.2016 00:00 | Статьи | Авангард Иванов

Элеонора Новикова. СОЦИАЛИЗМ - ЭТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

 

                                             ПРЕДИСЛОВИЕ

 Мы неслучайно предлагаем вниманию марксистов и интересующихся марксизмом трудящихся статью нашего постоянного автора Элеоноры Новиковой, написанной ею 14 лет назад. Упоминаемые в ней политические деятели России, в основном, сброшены с верхушки дерева российской власти «более достойными» существами, наслаждающимися плодами, растущими на её ветвях, но всё остальное остаётся, как прежде. В том числе и отсутствие понимания трудящимися и людьми, считающими себя коммунистами, что такое истинный социализм, то есть социализм по Марксу, Энгельсу и Ленину. Всё глубже в историю уходит сталинщина и Сталин, объявивший социализмом созданный им за десяток лет к 1936 году государственный капитализм с особо изощрённой тоталитарной формой правления, то есть с госрабовладением в форме грандиозного ГУЛАГа, крепостничеством в виде колхозной системы с колхозниками, лишёнными, как и крепостные времён царизма, паспортов, с коллективным капиталистом в виде партии в партии – номенклатуры, получавшей «доход» не в виде прибыли, как частные капиталисты, а в виде чудовищных привилегий. При этом чем выше должность занимал чиновник-номенклатурщик, бюрократ с партбилетом, тем значительней были эти привилегии. На самой верхушке древа власти в политбюро и, конечно, сам диктатор-вождь, избранные жили вообще на всём готовом, «как при коммунизме», и даже не пользовались деньгами.

И так как все настоящие коммунисты-ленинцы были уничтожены, загнаны в лагеря ГУЛАГа или далеко отодвинуты за кулисы этой жизни, то советским людям благодаря массовой многолетней пропаганде АГИТПРОПА стало казаться, что это и есть настоящий социализм и никакого другого социализма быть не может. Работу Ленина «Государство и революция», написанную им в Разливе, где он скрывался накануне Октябрьской революции, в вузах СССР лишь упоминали и приводили из неё удобные цитаты, но не знакомили студентов с её сущностью.

А ведь именно в этой работе, написанной очень понятным языком даже для не очень подготовленного читателя, даётся со ссылками на К.Маркса полное представление того, каким должен быть социализм, естественным образом возникающий после периода диктатуры пролетариата, необходимой для ликвидации сопротивления свергнутых эксплуататорских классов и исчезновения классов вообще с заменою их обществом сознательных всесторонне образованных и развитых людей, живущих в самоорганизованном обществе без каких-либо государств. Во всём мире государства полностью исчезнут или, как говорил К.Маркс, «отомрут» за ненадобностью. Дело в том, что государство существует только в классовом обществе в качестве (по К.Марксу) аппарата насилия господствующего, паразитического меньшинства (эксплуататорского класса) над классом эксплуатируемого трудящегося большинства. Для этого государство использует вооружённых людей, то есть армию, внутренние войска, а теперь, когда главарям россиянского режима стало страшно спать, и – нацгвардию, полицию, тюремщиков, палачей и пропагандистский аппарат, как СМИ, так и церковь.

О подлинном, научном социализме сейчас всё больше и больше забывают даже те, что считают себя грамотными марксистами, но представляющими себе идеалом социализма сталинский режим. Они даже не с гневом, а с искренним изумлением отвергают то, что писал К.Маркс и разъяснял и развивал Ленин в своих работах. Хотя во времена Ленина, когда ещё не были истреблены сотни тысяч большевиков, марксистско-ленинское представление о социализме было азами всякого грамотного партийца и рабочего.

Именно это представление возрождает и очищает, как древние картины от «штукатурки» сталинизма автор нижеприводимой статьи.

Константин Ковалёв.

--------------------------------------------------

Элеонора Новикова.

СОЦИАЛИЗМ - ЭТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

“Само собою разумеется, что
общество не может освободить себя,
не освободив каждого отдельного человека”
Ф.Энгельс
т.20,с.305

Нормально?

Заметили ли Вы, читатель, какую заботу проявляют о нас президент и правительство? В течение последней недели января телевидение ежедневно потчевало нас приятными новостями. Позавчера о срочных мерах по борьбе с беспризорностью, ибо  уже миллионы маленьких бомжей обретаются на вокзалах, в подвалах и на помойках, становятся наркоманами, токсикоманами и добычей торговцев телом. Вчера – что независимо от сроков и тяжести преступлений все тюремные “мамки” будут выпущены из мест заключения, то есть выброшены с детьми на те же улицы. Третьего дня – об очередном благодеянии для стариков: пенсии с февраля возрастут аж на 6,5 %  – при том, что одно только растительное масло на днях вздорожало вдвое, непомерно растет  плата за электричество, газ. А проезд в железнодорожном транспорте? Да что там! Проезд  по городским маршрутам  почти перекрывает величину зарплаты, а ведь на ней  ещё иждивенцы – студенты, школьники. И тут же в который раз обсуждается “за” и “против” смертной казни: и так и этак выхода нет, без конца убивают в домах, подъездах и на улицах, зато вместо одной комиссии по помилованию созданы теперь десятки. А нынче вдруг загремели фанфары – все на занятия физкультурой и спортом! И логика ещё та:   занятия спортом – свидетельство благополучия нации. А у нас (ах, нехорошо! ах, стыдно!) – невиданная смертность и здорового школьника днём с огнем не сыщешь. Как тут не засвидетельствовать благополучие нации! “Занятия борьбой и горными лыжами – самые модные виды спорта,” – лебезит перед президентом министр социальной защиты Валентина Матвиенко.

Ну не чертовщина ли – все эти судорожные начинания без всякой материальной     основы?    

А тут и местное телевидение. В прошлый четверг обаятельная ведущая самарской телепрограммы “Кто за?” добивалась от публики согласия на увеличение квартплаты до полного возмещения стоимости коммунальных услуг. И тогда перестанут, дескать, течь крыши, лопаться трубы, обваливаться потолки... Одна неувязка: квартплата за тесные комнатки наших “хрущоб” превысит и пенсии наши, и наши зарплаты. “Кто за?”– настойчиво вопрошала ведущая. “За” – коммунальные начальники и представители городской администрации, а скромные жильцы многострадальных “хрущёвок” и ещё более ветхих самарских халуп – вот бестолковые! – никак не соглашались остаться в конечном счете без крыши над головой.

Всюду борьба за выживание. “Умри ты сегодня, а я – завтра...”    

А как вам, к примеру, этакое. Репортаж из хирургической клиники, где оперируют грудных младенцев с врожденными пороками сердца. Таких теперь рождается всё больше, многие тысячи. Медики: можем спасти всех или почти всех, если вовремя сделать операцию, иначе младенцы мучительно и неизбежно умирают в течение двух-трёх месяцев. И опять же приятная новость – министр здравоохранения (лоснящаяся физиономия в ширину экрана) с удовлетворением возвещает: “Мы ежегодно увеличиваем квоту на такие операции, оперируют каждого седьмого...”

Вот оно – живое олицетворение КАПИТАЛА, лицемерно толкующего о негуманности     смертной казни для серийных убийц и равнодушно обрекающего на гибель сотни и тысячи младенцев, потому что ПРАВО НА ЖИЗНЬ определяется квотой...

Привыкли. Притерпелись. И всё же, читатель: это, по-вашему, человеческое общество?

Несчастная ограбленная Россия! – надрывно стенают идеологи КПРФ, затыкая глаза и уши на то, что весь мир живёт по тем же законам. И с алчной завистью взирают на “цивилизованные страны”, чьё тупое мещанское благополучие построено теперь уже на прямом, военном, разбойничьем подавлении и ограблении большинства человечества. Это не просто случайная прихоть президента Буша, на днях потребовавшего от Конгресса США увеличить военный бюджет ещё на 48 миллиардов долларов – при том, что он уже составляет 350 миллиардов. “Наши солдаты, мужчины и женщины, – вещает заботливый президент, – должны пользоваться только самой совершенной военной техникой ...”

И дело совсем не в том, что террористы угрожают Америке, а в том, что большинство населения Земли стало обузой для мирового капитала и, следовательно, должно быть истреблено.

А между тем посмотрите на обезьяньи ужимки рекламных див, испытывающих “райское наслаждение” от смачного обсасывания  конфетки, жвачки, втирания средств от пота, использования особых  прокладок для поглощения “влаги” и дурного запаха и непрерывно восклицающих: ”Не правда ли, я этого достойна?”

Нет, нам не просто рекламируют средства от пота и тому подобное. Нам вдалбливают в мозги нормы животного, стадного поведения. Наши головы обрабатывают средствами возбуждения радостной идиотической эйфории, чтобы  мы оставались в блаженном неведении относительно общей своей судьбы.

И дело тут не в лицах: президентах, членах правительств, всё же наделенных какой-никакой способностью мыслить,  а в том, что на самом деле миром правят – нет, не Бог и не человеческие существа  – а безмозглые, вещественные силы:  деньги, капитал. Это он, капитал, творит людей, их отношения, их производство и культуру “по образу и подобию своему”.

Есть ли выход?

Более полутора веков назад, когда до теперешней фантасмагории было ещё далеко, молодой Маркс выразил неотвратимую тенденцию капитала в лапидарной формуле: “В прямом соответствии с ростом стоимости мира вещей растет обесценение человеческого мира” (т.42,с.87-88). Маркс называл это отчуждением человека от своей человеческой сущности.

Представитель классической гуманистической культуры – Маркс убежден: человек – не животное, поскольку имеет высший, принципиально отличный от мира животных способ существования: производство орудий труда и жизненных средств. И если для сообщества животных нормально, что оно воспроизводит себя как целое, как род, за счет гибели отдельных особей и на основе этой гибели, то подлинно человеческая история начинается там и тогда, когда жизнь каждого индивида становится самоценной. И наоборот: если индивидуальная  жизнь подчинена интересам рода, если тем более целые слои, классы служат лишь сырым материалом для воспроизводства “социума” – это прямой показатель, что общество не вышло из звериных условий существования. 

Подобным образом рассуждает и великий гуманист Лев Николаевич Толстой, в частности в статье “Рабство нашего времени”. Сочувствуя и сострадая мастеру, который “делает всю жизнь одну сотую предмета”, кочегару, который “на заводе работает в 50-градусной температуре или задыхаясь от вредных газов”, Толстой указывает на бесчеловечность такого разделения труда, которое, “производя ничтожные предметы, губит самый драгоценный предмет – жизнь человеческую”.

И надо отдать ему должное, он ни в грош не ставит “либералов нашего времени”, пекущихся о “благе рабочих”, сочувствующих стачкам, требующих от правительства ограничения капиталистов, а вместе с тем “не допускающих и мысли о таком изменении строя экономической жизни, при котором рабочие были бы вполне свободны”.

Не удовлетворяют Л.Толстого и “самые передовые люди”: “требуют освобождения рабочих от капиталистов, обобществления орудий производства, но при этом оставляют рабочих в зависимости от теперешнего распределения и разделения труда, которые, по их мнению, должны остаться неизменными”. Согласно Толстому, по сути они  не отличаются от “благорасположенных” помещиков, заботившихся о крепостных, но не допускавших и мысли об освобождении их от крепостничества; с той же ограниченностью и “социалисты” ведут  речь об освобождении рабочих, даже об обобществлении орудий производства, но  вовсе не думают об устранении прямого и повседневного угнетения – чудовищно несправедливого разделения труда.

“А так как всякий человек, естественно, видит благо в расширении и разнообразии своей деятельности, то, очевидно, такое разделение труда, какое существует теперь, невозможно в свободном обществе”.

Это, заметим, пишет Л.Толстой, не изучавший марксизма и, однако же, из жизненных наблюдений почерпнувший ту истину, что “в основе деления на классы лежит разделение труда” (Энгельс,т.20, с.292). И потому с презрением отбросивший “научную науку” О.Конта и Г.Спенсера, согласно которой разделение труда столь же естественно, как разделение функций в организме.

И далее:

“Не даром человечество при своём рабском устройстве сделало такие большие успехи в технике. Если только люди поймут, что нельзя пользоваться для своих удовольствий жизнью своих братьев, они сумеют применить все успехи техники так, чтобы не губить жизней своих братьев...”

Несбыточная надежда идеалиста: если поймут! Это кто – чубайсы и хакамады, брынцаловы и боровые поймут? Те, для кого угнетенное большинство человечества не то что за “братьев” – за людей не считается.    

Нет, не ждать понимания, а совсем наоборот: рабочему классу придется вразумлять буржуазию, и отнюдь не самыми деликатными средствами. Видимость человеческой жизни для избранных, когда давно уже есть научно-технические и материальные предпосылки нормальной человеческой жизни ДЛЯ ВСЕХ – это изживший себя исторический анахронизм, который должен быть устранен. А вместо этого – всё большая часть человечества голодает, вымирает, деградирует и истребляется. Посмотрел бы на это Толстой!

      Конечно, для исторического революционного переворота самим рабочим надо в полной мере осознать себя ЛЮДЬМИ. Возненавидеть своё рабское положение. Подняться, организоваться, избавиться от комплекса быдла, навязываемого нам и господствующим классом, и всей попкультурой, и в неменьшей мере “социалистами”  – кровными наследниками тех “передовых людей”, о которых с осуждением писал Л.Толстой.

“Передовые люди” наших дней

Стоит ли удивляться, что в прогнившем обществе у множества “социалистов” гнилые     мозги?

“Советская Россия” (8 декабря 2001) порадовала нас очередным “научным” опусом под рубрикой “Понятие социализма” – не шутите! Статья “Оболгали мечту” принадлежит перу некоего Б.Валентинова. Как обычно в КПРФ, свалены в кучу всяческие “социализмы”, какие изобретались  разными пророками, начиная с Христа. В той же куче и “научный социализм” Маркса – в качестве ритуального упоминания. Выделены “три лика социализма”, взятые произвольно и вне связи между собой. Путём рабской подмены теории эмпирией “прослежены” его (“социализма”) “исторические судьбы” и в довершение чудес дан вывод, что “социализм – это государственный капитализм” (слушайте! слушайте!), “служба общественного и частного капитала интересам народа”, неудержимо распространяющаяся, дескать, по всему земному шару. Остаётся дождаться   всеобщего благоденствия.

Б.Валентинов нечаянно выдал-таки тайну советского “социализма”= госкапитализма. И где? – В “Советской России”!   

Впрочем, мечта ведет Б.Валентинова дальше. Не напрасно ли в энциклопедиях ругали госсоциализм? Ведь он-то, как оказалось, и есть истинное воплощение мечты! И невдомёк несчастному, что “оболгали” его мечту перво-наперво сами классики марксизма, определив так называемый “государственный социализм” как феодальную реакцию, систему “эксплуатации и деспотизма”, наконец, как “кричащий анахронизм”, обреченный “рухнуть вместе со своими предпосылками”.

Понятно, что незадачливый автор, ни слова не может сказать насчёт причин крушения советского “социализма”. Их-де “определит история”, “этот чрезвычайно важный вопрос сегодня за пределами обсуждения”. Но, конечно, не забыт дежурный аргумент: “предательство” “прогнившей и переродившейся партийной номенклатуры”.

Этим и ограничимся. Как ни тщится автор “спровоцировать участие в обсуждении” своего жалкого опуса, мы ему такого удовольствия не доставим. Пусть мечтает в одиночку или вкупе с себе подобными.

Зато для иллюстрации, что реформизм в принципе не способен выйти за пределы  понятий  звериного мира, Б.Валентинов даёт  выразительный материал. Вот его определение социализма:

“Что есть социализм? ... социализм – это приоритет интересов общества перед интересами частной личности....
Уже для наших далёких предков решалась проблема приоритета интересов. Что главнее, интересы индивида или интересы социума: стаи, рода, племени? И уже тогда ответ был однозначен: “сам погибай, а товарища выручай”. Того требовал заложенный в генах инстинкт сохранения вида”.

Экая мерзкая логика: люди = животные! И сюда же втиснул вполне человеческое: “сам погибай, а товарища выручай”. Невдомёк Б.Валентинову, что человек спасает человека не  для пользы “социума”(стаи! рода! племени!), а потому что он – ЧЕЛОВЕК и, значит, жизнь другого для него САМОЦЕНННА. Это и есть нормальные человеческие отношения. И пока они не иссякли, МЫ –  ЛЮДИ.

А инстинкт сохранения вида требовал прямо противоположного: при  недостатке пищи выживали сильнейшие, а стариков и детей нередко съедали. И разве не так давно не слышали мы от Хакамады людоедского пожелания, чтобы скорее вымерли старики? Да что Хакамада. С особым, рассчитанным на вкусы  золотой молодежи бесстыдством она  выражает страстное желание целого общественного слоя – наиболее инициативной и “прогрессивной” части нашей буржуазии, её элиты. Разве не благо для “социума” (что Вы на это скажете, Валентинов?), чтобы бедных, неприкаянных, “бесполезных” в нём было поменьше? Чтобы те самые злосчастные беспризорники сей же час провалились сквозь землю! А может, их просто отстреливать, как это не так давно проделывали в Бразилии?
Люди старшего поколения хорошо помнят ханжескую формулу подчинения личных интересов “общественным”, то есть интересам государства. Так помним, что и распространяться на эту тягостную тему не хочется. Валяйте, Валентинов! В вашей формулировке “понятия социализма” находят своё оправдание и Гулаг, и фашизм, и законы любой волчьей стаи.

Могут ли люди жить по-человечески?

Могут. Но для этого нужно НОРМАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО, в котором люди не поставлены, помимо их воли, во враждебные отношения к “социуму” и друг к другу. Общественная собственность на средства производства – необходимое, но предварительное (формальное) условие. Надо ещё присвоить их на деле, и именно общественным способом. Для этого недостаточно сказать: это моё, это наше. И речь совсем не о том, чтобы “справедливо распределять” произведенный в обществе продукт, который по своей материальной форме по большей части вовсе и не предназначен     для индивидуального потребления или использования. А если идти глубже, то и не создан никем в частности, поэтому по справедливости  принадлежать никому в частности не может, а только всем сообща. Попробуйте индивидуально “потребить”, к примеру, многокилометровый сборочный конвейер ВАЗа! Это вам не лошадь с упряжкой, подвластная отдельному возчику. ”Справедливое распределение” производственных мощностей мы с вами воочию наблюдали в последние годы: это всего лишь смена одного капиталистического собственника (государства) – другими: Бендукидзе, Чёрными, Быковыми, Алекперовыми и несть им числа.

Ах, какие надежды возлагали реформаторы на “настоящих хозяев”! Вся штука, однако, в том, что захваченные ими гигантские материально-технические богатства в своей натуральной форме “хозяевам” безразличны и интересуют их только как стоимость, капитал, как средство выколачивания прибыли. Не случайно современная буржуазия предпочитает получать прибыль в виде процента на капитал и путем спекулятивных афер: деньги делают деньги, и это куда менее хлопотно.

Нормально, по-человечески присвоить средства производства – это значит практически овладевать ими и использовать их по назначению в своих и общих интересах. Но это значит также, что на правах хозяина каждый волен использовать ВСЕ, ВСЯКИЕ, ЛЮБЫЕ общественные средства, т.е. свободно переходить от одного вида деятельности к другому, выполняя посредством современной “умной” техники разнообразные виды работ и не становясь при этом токарями, штамповщиками, мотальщиками, клепальщиками, долбежниками, операторами котлетных автоматов и проч., и проч., а оставаясь самими собою – просто людьми. Чем совершеннее техника, чем слаженней целостный технологический процесс – тем элементарнее основные производственные операции, тем меньше зависят от лиц, тем доступнее для любого нормального человека, даже подростка, не требуя никакой особой квалификации. И тем скорее такой, абстрактный производительный труд может быть распределен между всеми членами общества. Поскольку движение фабрики, писал Маркс, исходит не от рабочего, а от машины, здесь может “совершаться постоянная смена персонала, не вызывая перерывов процесса труда” (т.23, с.432). Остаётся приспособить организацию общественного труда к основной тенденции современной техники, и никому уже не придется  годами завинчивать одну и ту же гайку на конвейере. Такое преобразование  может быть осуществлено, конечно, не разом, а последовательно и постепенно. В особенности по мере подрастания нового поколения, со школьных лет включаемого – нет, не в пародию “трудового воспитания” в обособленных классах и мастерских, – а в настоящий, полноценный производительный труд и тем самым в его новую общественную организацию. И таким образом придет время, когда никто не сможет “сваливать на других свою долю участия в производительном труде, этом естественном условии человеческого существования...” (Энгельс, т.20, с.305). Зато, с другой стороны, никто не будет низведен “до положения только лишь рабочего”. 

Итак, в человеческом обществе каждый затрачивает часть своего рабочего времени в форме любого производительного труда, а за его пределами и на его фундаменте открывается простор для разнообразных содержательных занятий: науками, искусствами, управлением общественными делами и т.д., и т.п. Тем более, что и все средства духовного производства – к услугам каждого. Появляется время и возможность всестороннего развития ДЛЯ ВСЕХ ЧЛЕНОВ ОБЩЕСТВА. В отличие от животного, человек – существо универсальное и свободное. Такова его всеобщая природа, и пора ему стать наконец самим собой.

Это и имели в виду Маркс и Энгельс, понимая социализм как новый способ производства, устраняющий старое разделение труда и освобождающий рабочих от несчастья (в их оценке именно так!) быть только рабочим. А наивный Лев Толстой, убежденный, что всякий, кто ещё не лишился рассудка, “всё-таки скажет, что ткать всю жизнь ситцы человеку не должно и что это не есть разделение труда, а есть угнетение людей”, на старости лет выполнял для себя все виды хозяйственных работ и надеялся, что мир последует его примеру.

Всё это кажется непонятным и  невозможным, но другого пути к уничтожению классов, к устранению эксплуатации человека человеком и освобождению от ига капитала – не существует. Трудность в том, что, живя в классовом обществе, привыкаешь ведь мыслить его категориями.

Однако попробуйте отвлечься от привычного и вдумайтесь в прозрения великих гуманистических умов. И вы увидите, что при новом общественном устройстве не останется места ни безработице, ни беспризорным детям, ни корыстным убийствам, ни лишним людям. Чем больше участников общественного производства, тем меньше рабочих часов придется на долю каждого. И каждый здесь волен выбирать себе дело по интересам и быть хозяином себе самому и своему времени, за исключением нескольких часов любого производительного труда (в день? в неделю? в месяц? – в зависимости от уровня развития техники и всё уменьшающихся потребностей материального производства в непосредственном живом труде).

Отдайте мне моё?

Вполне объяснимо, что нынешнего наёмного работника мало  интересует деятельное присвоение всех созданных человечеством материальных и духовных богатств, о котором мы только что говорили. Мы от них привычно отчуждены, и остаётся думать о том, какую “справедливую долю” получит каждый “по труду”. То есть   мы  невольно представляем будущую оплату труда по образу и подобию отношений частной собственности. Нет. Социализм предполагает – и это, кстати, радикальное средство от поиска “теплых местечек” – всего лишь равную плату за равный труд, определяемую не “вкладами” и “конечными результатами”, не “по количеству и качеству” (эти экономически бессмысленные формулы – отражение голого административного произвола), а исключительно доставленным каждым лицом количеством живого труда, выраженным напрямую в рабочих часах, “не прибегая к услугам прославленной стоимости”(Энгельс).

Дело в том, что при общественном характере производства “единичный труд как таковой вообще перестаёт быть производительным, а, наоборот, является производительным лишь в рамках совместного труда многих...” (Маркс, т.46,ч.II,с.208). Современное производство зиждется на ВСЕОБЩЕЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОЙ СИЛЕ, совокупная мощь которой отнюдь не является суммой “вкладов” отдельных лиц. Поэтому, кстати, и существует стоимость как воплощение не индивидуального, а общественно-необходимого рабочего времени, и рабочему выдают на руки не произведенный (якобы им самим!) продукт, или какую-то его часть, или его стоимость, а стоимость рабочей силы в денежной форме.

Но здесь не место углубляться в экономическую теорию. Достаточно сказать, что     пресловутая “справедливая доля”, в современном ОБЩЕСТВЕННОМ производстве не существует. И сожалеть о ней незачем, так как обрести её можно лишь одним путем: вернуться к сохе и примитивному кустарному инструменту обособленного ремесленника.
Что же касается соизмерения живого труда по его длительности и интенсивности (см.Маркс, т.19, с.19) – нет ничего понятнее для рабочего человека, превосходно   знающего, что час труда в забое шахты, или у плавильной печи, или у конвейера НЕ РАВЕН часу труда конторского работника или библиотекаря. Так что это вполне по-человечески: дольше и тяжелее работал – больше и получишь. Да и вообще переворот во всех общественных отношениях отучит нас и от страсти к потребительству, и от мелочной привычки с вожделением взирать на доставшийся другому кусок.

февраль 2002       


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList