Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

08.09.2012 12:25 | Статьи | Администратор

Cергей ЕРМОЛИН. НЕ ИЩИТЕ В ЗАДНИЦЕ ЗУБОВ, АКАДЕМИК!

Получил второй номер журнала «Наш современник» и в нем обнаружил отзыв Игоря Ростиславовича Шафаревича о книге С.Ю. Куняева «Жрецы и жертвы Холокоста». Оказывается, по мнению академика РАН и Лауреата Ленинской премии, что «все время правления большевистской партии в СССР проводилась антирусская политика, вылившаяся в прямой геноцид русского и украинского народов...». Однако, «антирусская политика, вылившаяся в прямой геноцид русского и украинского народов», почему-то не коснулась родителей будущего лауреата Ленинской премии и академика, а иначе откуда бы ему взяться,  и не помешала ему закончить в 1940 году в возрасте 17 лет Московский университет, защитить в 1942 (!) году кандидатскую диссертацию, в 1946 году – докторскую, в 1958 году стать членом-корреспондентом АН СССР, в 1959 году получить Ленинскую премию, а в 1991 году стать академиком АН СССР, преподавать в МГУ и работать в Математическом институте им. В.А.Стеклова.

 

Возникает деликатный вопрос: Если все время правления большевистской партии в СССР проводился прямой геноцид русского и украинского народов, то почему геноцид не коснулся нашего лауреата и академика? Да и не только академика. Мало того, что антирусский большевистский режим позволил не состоявшейся жертве антирусского и антиукраинского геноцида в 17 лет закончить МГУ, но и предоставил возможность поступить в аспирантуру МГУ и в 1942 году защитить кандидатскую диссертацию, вместо того, чтобы  отправить на фронт Родину защищать, как защищали ее его ровесники 1923 года рождения и погибали, как Зоя Космодемьянская и тысячи других молодых советских патриотов, пока наш антисоветский вундеркинд защищал кандидатскую диссертацию и готовился к защите докторской диссертации. Может быть потому и не коснулся будущего академика геноцид русского и украинского народов, проводимый антирусской большевистской партией, что академик-то не русский? Поэтому антирусская власть сохраняла и оберегала таких шафаревичей и от войны, и от геноцида? Но я-то русский, почему же ни я, ни мои деды, ни мои родители, ни дальние, ни близкие родственники, ни московские соседи, ни школьные, ни студенческие однокашники, ни сослуживцы и просто окружающие меня люди не подверглись геноциду антирусской властью большевистской партии? 

Шафаревичи, шендеровичи, шантраповичи, войновичи, макаревичи... и город Житомир как место рождения Шафаревича. К тому же, активная диссидентская деятельность в 70-х годах в компании агентов влияния США, по словам О.Платонова, в симпатиях к Советской власти не замеченным, А.Сахарова и Е.Боннэр, толкает на определенные размышления. Но, спрашивается, откуда тогда взялась вся эта националистическая и даже, по мнению его бывших диссидентских друзей, антисемитская риторика? Думаю, что не случайно академик вдруг прозрел, отрекся от западного либерализма, озаботился состоянием русского народа и преисполнился духом русского национализма и антисемитизма. В 80-х годах западным кураторам антисоветского диссидентства в СССР стало понятно, что разрушительный антисоветский потенциал либерального диссидентства да, к тому же, с сильным еврейским акцентом, ограничен и требуется обновление  в виде русского национализма и антисемитизма, чтобы разжечь сепаратистские и антисоветские настроения в русском народе, тем самым подорвав русскую государствообразующую основу существования многонационального государства. Части диссидентов из либералов пришлось переквалифицироваться в русских националистов и антисемитов, чтобы заняться развешиванием антисоветской лапши на уши русским, как это делает академик алгебраических наук, про антирусскую политику большевистской партии и физическое уничтожение русского народа большевиками с помощью национальных меньшинств, в том числе и с помощью еврейского меньшинства. И делает он это  в духе и стиле этого самого меньшинства, считающего, что во время правления большевистской партии в СССР проводилась антисемитская политика, выливавшаяся порой в геноцид и холокост. Ведь по мнению меньшинства, если посадили одного жулика-еврея это антисемитизм, посадили двух – геноцид, посадили трех – холокост. Вот и академик таким же образом использует жупел геноцида, но только в отношении русского народа. Позиция академика в отношении политики большевистской партии и геноцида удивительным образом созвучна с позицией меньшинства в отношении политики большевистской партии и геноцида, хотя, может быть, и ничего удивительного в этом нет, сказывается некая общность, ведь академик родом из Бердичева, пардон, Житомира. Только акценты смещены в соответствие с нынешним политическим статусом академика как русского националиста и антисемита. Но поскольку академик в стиле либеральных представителей меньшинства, в среде которых он обретался до превращения в русского националиста, ограничивается только, хотя и математик, голословными обвинениями большевистской партии в геноциде русского народа, посмотрим, следуя принципу «доверяй, но проверяй», как «геноцид русского народа» выглядит в цифрах, и обратимся к статистике, которая, как известно, знает все:

Первая Всероссийская перепись населения 1897 года: русских – 55,67 млн. человек;

Первая Всесоюзная перепись населения 1926 года: русских – 77,79 млн. человек;

Перепись 1939 года: русских – 99,59 млн. человек;

Перепись 1959 года: русских – 114,11 млн. человек;

Перепись 1970 года: русских – 129 млн. человек;

Перепись 1979 года: русских – 137 млн. человек;

Перепись 1989 года: русских – 145,16 млн. человек;

Статистические данные 1991 года: русских – 146,7 млн. человек.

Итого: Российская империя: русских (1897 год) – 55,67 млн. человек. Советский Союз: русских (1991 год) – 146,7 млн. человек. ПРИРОСТ – 91 млн. человек.

Среднегодовой ПРИРОСТ русских в СССР с 1926 года по 1991 год – 1,06 млн. человек. И это геноцид? Я хоть и не академик, и алгебру успел подзабыть, но плюс от минуса отличить еще в состоянии. Думаю, что и большинство вменяемых людей тоже. А вот Менделеев предсказывал..., - выскочит из интернета, как черт из табакерки, очередной либерально-патриотический эрудит в демографии. Не будем отвлекаться от Шафаревича на Менделеева. Что предсказывал Менделеев можно посмотреть в статье «Почему же их не стало 450 миллионов?» (http://www.newsland.ru/news/detail/id/858247/), а мы посмотрим как «прирастает» русский народ в антисоветской РФ:

РСФСР. Статистические данные 1991 года: русских – 121,3 млн. человек;

РФ. Перепись 2002 года: русских – 115,87 млн. человек;

РФ. Перепись 2010 года: русских – 111,02 млн. человек.

Итого: РСФСР: русских (1991 год) – 121,3 млн. человек. РФ: русских (2010 год) – 111,02 млн. человек. УБЫЛЬ – 10,28 млн. человек. Среднегодовой ПРИРОСТ русских в РСФСР с 1970 года по 1991 год – 843 тыс. человек. Среднегодовая УБЫЛЬ русских в РФ с 1991 года по 2010 год – 541 тыс. человек. Хотя давно уже нет большевистской партии с антирусской политикой и геноцидом русского и украинского народов, а народ русский, как, впрочем, и украинский, УБЫВАЕТ, но об этом академик предпочитает помалкивать, зато ошарашивает нас очередной порцией «открытий чудных» про то, что «все это время (советское – С.Е.)(последствия мы видим и сейчас) слова «русский» и «Россия» были под запретом. Даже в школе проходили не русскую историю, а «Историю СССР». Литература на русском языке называлась советской, а не русской, хотя официально признавалось существование грузинской, армянской, литовской, латышской и т.д. литератур. Я помню, что в Конституции СССР («брежневской») слово «русское» избегалось как неприличное».

На кого рассчитывает академик и лауреат Ленинской премии, выступая с такими обвинениями? На иванов, не помнящих родства, на молодых дебилов из поколения Пепси, на выживших из ума старых пенсионеров, забывших в какой стране они жили? А как же пресловутый пятый пункт, против которого так яростно выступали диссидентствующие дружки академика, если слово «русский» было запрещено? Русским запрещалось указывать свою национальность при советской власти? Открываю свой советский паспорт – черным по белому написано: национальность – русский. Открываю свой советский военный билет – п.2. Национальность – русский. Я – русский, моя национальность официально удостоверена моим паспортом. А чем может подтвердить свою национальность академик, косящий под русского националиста? Паспортом? Но антисоветская власть лишила русских и других граждан РФ, кроме татар и башкир, национальности и теперь каждый проходимец непонятной национальности может прикидываться русским и даже русским националистом, провокационно бросая грязное пятно национализма на русский народ и обвиняя советскую власть в антирусской политике и геноциде русского и украинского народов. И как же русский язык в школе? Или русский язык не изучался в школе, как не изучалась русская литература и русская история по мнению академика? Нашел свой Аттестат зрелости, выданный 19 июня 1954 года, и вижу, что в перечне учебных предметов на первом месте стоит «Русский язык». Не странно ли, слово «русский» запрещено, но почему-то в официальном документе оно фигурирует. Наверное, Министерство просвещения РСФСР не знало, что это слово запрещенное, как не знало об этом Министерство внутренних дел СССР, указывая в обязательном порядке в паспортах национальность гражданина СССР, как не знало об этом Министерство Обороны СССР, указывая в удостоверениях личности и военных билетах национальность военнослужащих. Но академик в армии не служил, откуда ему знать, что писалось в военных билетах, но паспорт-то он, наверное, имел? Неужели забыл, что в нем было написано? Как забыл, что приходилось писать, хоть раз в жизни, свою автобиографию, где надо было указать свою национальность, заполнять анкету с пресловутым пятым пунктом, предметом особой неприязни для одного национального меньшинства.

Академик утверждает, что слова «русский», «Россия» в Советском Союзе были запрещены. Если это так, то в Советском Союзе должна была быть запрещена вся русская литература, но она не только не была запрещена, а издавалась многомиллионными тиражами, а ведь  «там русский дух, там Русью пахнет», там извечные русские вопросы «Кто виноват?», «Что делать?» и «Кому на Руси жить хорошо?». Куда смотрел Главлит? Тоже не знал, что слова «русский» и «Россия» запрещены? Слово «русский» было запрещено, а в каждой союзной республике были Русские драматические театры. Слово «русский» было запрещено, а по советскому радио пели, на ТВ и сценах концертных залов Советского Союза и всего мира пели и плясали Русские народные хоры и ансамбли, и не просто хоры и ансамбли, а государственные и академические. Академик, погруженный в алгебраические изыскания и диссидентскую деятельность, очевидно из всех искусств предпочитал только антисоветскую словесность в виде творений еще одного своего дружка Солженицына и не ведал о существовании ни Государственного академического русского народного хора им. Пятницкого, ни Государственного академического оркестра русских народных инструментов им. Андреева, ни Государственного академического русского народного оркестра им. Осипова, ни Государственной республиканской академической русской хоровой капеллы им. Юрлова, ни Государственного академического Кубанского казачьего хора, ни Государственного академического ансамбля песни и пляски донских казаков, ни Государственных академических русских народных хоров – Северного, Волжского, Рязанского, Воронежского, Сибирского, Уральского, Оренбургского, Омского, ни Государственного вокально-хореографического ансамбля «Русь» им. Фирсова, ни Государственного академического русского народного ансамбля «Россия» им. Людмилы Зыкиной... Слово «русский» запрещено, а в каждой союзной республике были Русские школы. Очевидно, Министерство Культуры и Министерство народного образования не знали, что слово «русский» запрещено в СССР. Слово «русский» было запрещено, а Православная церковь стала называться во время правления большевисткой партии и благодаря этой партии Русской Православной Церковью – РПЦ, хотя в синодальный период своей истории с 1721 года по 1917 год называлась Греко-Российской церковью, а после революции Поместной Российской Православной Церковью (Патриаршая церковь). Наверное, тов. Сталин не знал, что слово «русский» было запрещено в СССР, и когда на приеме в Кремле 24 июня 1945 года провозгласил тост:

«Я, как представитель нашего Советского правительства, хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, РУССКОГО народа.

Я пью, прежде всего, за здоровье РУССКОГО народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье РУССКОГО народа потому, что он заслужил в этой войне и раньше заслужил звание, если хотите, руководящей силы нашего Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье РУССКОГО народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется здравый смысл, общеполитический здравый смысл и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду.

Но РУССКИЙ народ на это не пошел, РУССКИЙ народ не пошёл на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству. Повторяю, у нас были ошибки, первые два года наша армия вынуждена была отступать, выходило так, что не овладели событиями, не совладали с создавшимся положением. Однако РУССКИЙ народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы все-таки с событиями справимся.

Вот за это доверие нашему правительству, которое РУССКИЙ народ нам оказал, спасибо ему великое!

За здоровье РУССКОГО народа!».

Не за эту ли высокую оценку РУССКОГО НАРОДА общечеловеки лишили нас нашей национальности - РУССКИЕ и назвали РОССИЯНАМИ?

 Академик утверждает, что литература на русском языке называлась советской, а не русской. Большевики, конечно, исчадье ада и люди малограмотные в отличие от академика и его антисоветских дружков,  но даже при самой буйной фантазии невозможно представить, чтобы Пушкина и Лермонтова, Гоголя и Некрасова, Тургенева и Гончарова, Толстого и Чехова во время правления большевистской партии называли советскими писателями. Наши прадеды, деды и отцы, а также и руководители большевистской партии, хоть и не были такими учеными, как Шафаревич и его дружки, но с головами у них было все в порядке, что не скажешь про академика и многочисленную свору современной демшизы (недаром она называется демшиза) и так называемых русских националистов. Не знаю, какую литературу и историю изучал в школе в Бердичеве будущий академик и антисоветский диссидент и что у него записано в аттестате зрелости, а в моем аттестате вторым в списке учебных предметов сразу после Русского языка идет Литература. Не Советская литература, как утверждает академик, а просто Литература, школьный курс которой включал в себя изучение русской класической литературы, русской литературы советского периода и ознакомление с литературой народов СССР и классических образцов мировой литературы. Название учебного предмета именно Литература соответствовало содержанию учебной программы. Назвать такой школьный курс Русская литература, как хотелось бы академику, было бы неправомерно, ведь школьники знакомились не только с творчеством русских писателей. Называть такой школьный курс Советской литературой было бы вообще глупостью, ведь львиную долю школьной прграммы по литературе занимало изучение именно русской классической литературы XIX века, поэтому русская классическая литература так и называлась Русская литература  и учебники, по которым изучалась эта литература в школе, назывались именно «Русская литература», а не «Советская литература», как утверждает лауреат Ленинской премии. И это легко проверить, ведь, во-первых, не у всех еще память отшибли шафаревичи с макаревичами, во-вторых, сейчас есть такое мощное средство информации как интернет. Достаточно напрячь свою память плюс интернет, чтобы убедиться, что это у друга Боннер, Сахарова и Солженицына память отшибло на почве то ли возраста, то ли антисоветизма, потому что русскую литературу изучали в различных классах советской школы по учебникам:

Флоринский С.М. «Русская литература». Учебник для 8 класса;

Поспелов Н., Шаблиовский П. «Русская литература». Учебник для VIII класса средней школы;

Зерчанинов А.А., Райхин Д.Я., Стражев В.И. «Русская литература». Учебник для IX класса средней школы;

Зерчанинов А.А., Райхин Д.Я. «Русская литература». Учебник для средней школы;

Флоринский С.М. «Русская литература». Учебное пособие для средней школы.

И литература на русском языке в период правления большевистской партии называлась не просто Советская литература, а Русская советская литература, о чем свидетельствуют учебники, по которым мы учились:

Тимофеев Л.И. «Русская советская литература». Учебное пособие для 10 класса средней школы;

Дементьев А.Г, Наумов Е.И, Плоткин Л.А «Русская советская литература». Пособие для средней школы.

И не только школьные учебники, а и многочисленные учебники и учебные пособия для средних специальных и высших учебных заведений, литературоведческие статьи и монографии. Так, что зря академик переживает за русскую литературу. И  во времена правления большевистской партии также официально признавалось существование русской литературы, как и существование грузинской, армянской, литовской, латышской и т.д. литератур.

Понятно, что вундеркинд-математик, закончивший МГУ в 17 лет, защитивший кандидатскую диссертацию в 19 лет и докторскую – в 23 года, был тогда далек от проблем художественной литературы и истории в СССР. Это он сейчас только на склоне лет, оторвавшись от космополитической математики, вдруг ощутил себя русским и не просто русским, а обделенным большевистской партией русским. И отчасти его можно понять, ведь судьба вундеркиндов зачастую складывается, если не трагично, то драматично – такова плата за талант. Люди лишаются полноценного детства, отрочества и юности – времени, когда человек познает мир во всем многообразии естественным образом в соответствии с возрастом, когда сознание, чувства,  и тело находятся в гармонии сами с собой и окружающим миром. Была ли такая гармония у Шафаревича? Очевидно, нет. Когда его сверстники в 17 лет заканчивали школу, он заканчивал университет. Когда его сверстники только заканчивали университеты и институты, он уже защищал докторскую диссертацию. То есть школьные и студенческие годы – самое прекрасное время в жизни, время желаний и воспитания чувств, не были прожиты нормально, а фактически были принесены в жертву только одной страсти – математики. В результате получился лауреат Ленинской премии по математике, но жизнь человеческая не ограничивается одной математикой, она многообразна. К сожалению, академик, как это часто случается с вундеркиндами, погруженный в математику, многообразия жизни в свое время не ощутил на себе и оказался обделенным настоящим знанием окружающей жизни, но с большими амбициями в областях, далеких от математики, и в силу этого легко поддающимся манипулированию опытными политическими провокаторами из диссидентского окружения,  в нужное время подсунувшими ему подлую мыслишку об ущемлении русских в СССР, которую он благополучно заглотнул и до сих пор озвучивает, не сообразуясь со здравым смыслом,  утверждая, что слова «русский» и «Россия» были под запретом во все время правления большевистской партии. Спрашивается, неужели академик настолько был обделен большевистской партией, что не видел советские кинофильмы «Александр Невский» с его страстным призывом «Вставайте, люди РУССКИЕ на славный бой, на смертный бой!.. За отчий дом, за РУССКИЙ край вставайте люди РУССКИЕ!», «Петр Первый» (Сталинская премия 1941 г.), «Минин и Пожарский», «Суворов» (Сталинская премия 1941 г.), «Кутузов», «Адмирал Нахимов» (Сталинская премия 1947 г.), «Крейсер «Варяг», «Иван Никулин РУССКИЙ матрос», «Адмирал Ушаков»..., где каждое второе слово «Россия», «русские»?  Не смотрел театральные постановки пьес Симонова «РУССКИЙ вопрос» и «РУССКИЕ люди»? Не читал русских советских писателей, хотя бы рассказ Алексея Толстого «РУССКИЙ характер» или его же статьи «Разгневанная РОССИЯ» и «РУССКИЕ воины»,  роман Леонида Леонова «РУССКИЙ лес» (Ленинская премия 1957 г.) или его статью «Слава РОССИИ»? Не слышал популярные песни советских композиторов, в которых звучали слова «Россия» и «русский»?

«Белеет ли в поле пороша  
Иль гулкие ливни шумят,
Стоит над горою Алеша
Болгарии РУССКИЙ солдат...» (Алеша. Колмановский и Ваншенкин).

Пел солдат, глотая слезы
Пел про РУССКИЕ березы...(Баллада о солдате. Соловьев-Седой и Матусовский).

Весна сорок пятого года,
Как долго Дунай тебя ждал,
Вальс РУССКИЙ на площади Вены свободной
Солдат на гармони играл.
Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай
Тот цветущий и поющий яркий май.
Вихри венцев в РУССКОМ вальсе сквозь года
Помнит сердце, не забудет никогда...(Майский вальс. Лученок и Ясень).

В этих просторах великой Советской РОССИИ
РУССКИЙ солдат свою верную службу несет...( В белых просторах. Фрадкин и Ошанин).

Милый край Советская РОССИЯ
Ты морскому сердцу дорога...(Ходили мы походами. Листов и Жаров).

Хороша страна Болгария,
А РОССИЯ лучше всех!..(Под звездами болканскими. Блантер и Исаковский).

На грозную битву вставайте,
Защитники РУССКОЙ земли!.. (Из кинофильма «В шесть часов вечера после войны». Хренников и Гусев).
Не даст ни винтовка, ни сердце осечку!
Огнем их проверить мы в битве смогли
За каждую рощу, за каждую речку,
За каждый клочок нашей РУССКОЙ земли...(За нами город Ленина. Владимиров и Лифшиц).

За РУССКУЮ землю, за честь Ленинграда
Морская пехота дерется с врагом...(Штурвальный с «Марата». Блантер и Сурков).

Ехал мимо Варшавы,
Ехал мимо Орла –  
Там, где РУССКАЯ слава
Все тропинки прошла...(Ехал я из Берлина. Дунаевский и Ошанин).

Пусть свято хранит
Мой камень гранит,
Он РУССКОЮ кровью омыт...(Заветный камень. Мокроусов и Жаров).

Будь храбрым, будь смелым в жестоком бою,
За РУССКУЮ землю сражайся
И помни про Дон, про невесту свою,
Ты к ним поскорей возвращайся...(Казак уходил на войну. Хренников и Гусев).

А «Василий Теркин» Александра Твардовского с его: «РОССИЮ, мать-старуху, нам терять никак нельзя» и «По веленью нашей силы, РУССКОЙ, собственной своей. Ну-ка, где она, РОССИЯ, у каких гремит дверей!»

Можно привести еще десятки таких примеров из песен советских композиторов, из поэзии и прозы советских поэтов и писателей, но я ограничусь только одним:

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: «Господь вас спаси!»
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой РУСИ.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь от глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся РОССИЯ сошлась,

Как будто за каждою РУССКОЙ околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки родина –
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их РУССКИХ могил.
..........................................................................
По РУССКИМ обычаям, только пожарища
На РУССКОЙ земле раскидав позади,
На наших глазах умирают товарищи,
По-РУССКИ рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют,
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещено,
Что РУССКАЯ мать нас на свет родила,
Что в бой провожая нас, РУССКАЯ женщина
По-РУССКИ три раза меня обняла.

Но академик, очевидно, никогда не держал в руках томик стихотворений Константина Симонова и вообще ничего другого не держал, кроме специальной литературы по математике и творений своих дружков-антисоветчиков Солженицына и Сахарова, и чувства добрые никто в нем не пробуждал. Ну какие добрые чувства могут пробудить матерые русофобы Солженицын и Сахаров? Вот на развалинах великой страны и кощунствует академик, предъявляя нашей Советской Родине – этого времени высшего взлета русского человека за все века существования России нелепые обвинения в запрете слов «Россия» и «русские». Ладно, не слышал советских песен, не читал советских писателей, не знает Симонова, но неужели ни разу не слышал Гимн Советского Союза?

Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки ВЕЛИКАЯ РУСЬ.
Да здравствует созданный волей народов
Единый, могучий Советский Союз!

Похоже, что не слышал, потому что продолжает возмущаться «антирусской политикой большевистской партии. «Даже в школе проходили не русскую историю, а «Историю СССР», - негодует академик. Действительно, проходили «Историю СССР», а разве можно отделить историю народа русского от его страны и государства, которое создавалось русским народом тяжким трудом, потом и кровью в течение 1000 лет, и было воссоздано большевистской партией после крушения Российской империи в виде «добровольного и честного союза народов России» - Советского Союза Разве русская история – это только история Московского княжества? Разве можно представить русскую историю без покорения Сибири Ермаком, без присоединения Средней Азии Скобелевым, без включения в состав Российской империи Закавказья и усмирения Северного Кавказа, без Переяславской Рады, без борьбы за выход к Балтийскому морю - «окна в Европу»...? Разве можно представить русскую историю без истории исторической России, воссозданной в виде СССР? Да и в Российской империи наши русские выдающиеся историки не отделяли русскую историю от государства Российского. Фундаментальный исторический труд Н.Н.Карамзина так и называется «История государства Российского», а С.М Соловьева – «История России с древнейших времен». Может быть академик тоже считает это следствием антирусской политики царской власти? Нет, академик так не считает. Просто ему и его антисоветским подельникам очень не нравился и не нравится СССР и они сделали все с помощью своих западных партнеров, чтобы его уничтожить, прикрывая до сих пор свое черное дело заботой о русских и клеветой по адресу «антирусской большевистской власти». Кроме того, возможно,  академик искренне убежден, что если учебник назывался «История СССР», то и проходили в школе историю страны только с октября 1917 года. Ведь он сам историю в школе не изучал, потому что в том возрасте, когда в школе изучают историю, он как вундеркинд уже учился в университете, а историю на физико-математическом факультете не проходили. А вот у В.О.Ключевского исторический труд назывался «Курс русской истории», - поспешит на помощь академику еще какой-нибудь эрудит. На что я отвечу, что и у советского историка М.Н.Покровского, члена большевистской партии, труды по истории России назывались «Русская история с древнейших времен» и «Русская история в самом сжатом очерке». И добавлю, что в мононациональных государствах, таких, как Франция, Италия, Германия, нет разницы между историей Франции и французской историей, между историей Италии и итальянской историей, между историей Германии и немецкой историей, а в многонациональном союзном государстве название учебника по истории государства не может носить этнический характер, поэтому в Советском Союзе (исторической России) проходили историю по учебнику «История СССР», а это значит проходили историю России,  русскую историю,  историю других народов, начиная от первобытно-общинного строя. И не только проходили «Историю СССР», а проходили и «Историю древнего мира», «Историю средних веков» и «Новейшую историю зарубежных стран», которые в аттестате зрелости были представлены как учебный предмет «Всеобщая история» наряду с «Историей СССР».

Да, старость не радость, возраст и отсутствие полноценного школьного образования дают о себе знать. Ведь наш академик-вундеркинд уже в 17 лет закончил университет, так что времени для изучения литературы и истории не было, потому что их изучают в старших классах школы, а он после начальной школы сразу попал в университет, несмотря на геноцид русского и украинского народов в Советском Союзе.

Претензии академика к Советской власти не ограничиваются литературой и историей, не устраивала его и Конституция СССР тем, что в ней, по его мнению, «слово «русское» избегалось как неприличное». Поразительно, как умудрился академик, читая Конституцию СССР 35 лет назад, если он ее вообще читал когда-нибудь, понять, что слово «русское» избегалось именно как неприличное, а не потому что оно было просто не к месту в Конституции союзного государства, состоящего из равноправных союзных республик, перечисленных в тексте Конституции. Это во-первых, во-вторых, чтобы назвать какое-либо слово, отсутствующее в тексте документа, неприличным, надо по крайней мере участвовать в написании этого текста и лично заменить неприличное слово приличным словом или быть свидетелем такой замены. Не думаю, что соратник Сахарова, Боннер и Солженицына Шафаревич был в числе авторов Конституции СССР 1977 года, чтобы утверждать, что «слово «русское» избегалось как неприличное», но понимаю, какое слово, помимо содержания, ему, изображающему из себя русского националиста, не по нраву в Конституции СССР и которое он в действительности считает неприличным. Не по нраву ему слово «советское», вместо которого он хотел бы видеть слово «русское», не сообразуясь со здравым смыслом, выпячивая одну национальность в Конституции многонациональной федеративной страны. Кстати, если бы он читал Конституцию СССР 1977 года, то заметил бы в преамбуле даже слово «Россия»: «Великая Октябрьская социалистическая революция, совершенная рабочими и крестьянами РОССИИ под руководством Коммунистической партии во главе с Лениным, свергла власть капиталистов и помещиков, разбила оковы угнетения, установила диктатуру пролетариата и создало СОВЕТСКОЕ государство...». А если бы академик догадался прочитать еще и Конституцию РСФСР 1978 года, то нашел бы там не только слово «Россия», но такое дорогое для него «неприличное» слово как «русский»: «Образование РСФСР обеспечило РУССКОМУ народу, всем нациям и народностям Российской Федерации благоприятные условия для всестороннего экономического, социального и культурного развития, с учетом их национальных особенностей в братской семье советских народов». Но национально озабоченному академику именно  СОВЕТСКОЕ государство, как и СОВЕТСКИЙ народ, и не по нраву. А еще я подозреваю, что ему не по душе ст.34 и cт.36 Конституции СССР, устанавливающие равенство граждан СССР перед законом и равенство прав независимо от национальной и расовой пренадлежности. В-третьих, если бы академик познакомился для интереса с конституциями современных стран, то обнаружил бы к своему разочарованию, что все они в части избежания «неприличных» слов о национальностях ни чем не отличаются от Конституции СССР, оперирую только понятием «народ», не выделяя конкретную национальность, хотя там и не было «антинародных большевистских партий» у власти. Конституция США: «Мы, народ Соединенных Штатов...», Конституция Аргентины: «Мы, представители народа Аргентины...», Конституция Бразилии: «Мы, представители бразильского народа...», Конституция Индии: «Мы, народ Индии...», Конституция Южно-Африканской республики: «Мы, народ Южной Африки...» и Конституция СССР: «Советский народ... устанавливает права, свободы и обязанности граждан... и провозглашает их в настоящей Конституции...», и Конституция РСФСР: «Народ Российской Советской Федеративной Социалистической Республики... принимает и провозглашает настоящую Конституцию». В-четвертых, 20 лет как нет Советского Союза и русский народ в глубокой... яме, но академик, как заезженная пластинка на патефоне, все продолжает и продолжает повторять, выполняя возложенные на него 40 лет назад вериги русского националиста, такие же заезженные страшилки про  антирусскую политику и запрете слов «Россия» и «русский» большевистской партией и искать свидетельства русофобии советской власти в литературе, истории и Конституции СССР. А я скажу, как говорят литовцы: Neieškokite subinėjė dantų или НЕ ИЩИТЕ В ЗАДНИЦЕ ЗУБОВ, академик. ( или как вариант - А я скажу: не наводите антисоветскую тень на советский плетень, академик!)

Антисоветские изыски Шафаревича напомнили мне еще одного радетеля обиженного советской властью русского народа – «поморского казака»(?) с такой же типично русской фамилией, как у Шафаревича, Владимира Бондаренко.

«Трудно быть русским в России. ...Так было в иные советские времена, когда не только Православие, но и русскость была практически под официальным запретом, даже готовились перейти на латинский алфавит», - утверждал подписант известного заявления группы так называемой патриотической интеллигенции с обвинениями, упреками и сомнительными намеками по адресу академиков, посмевших выразить протест против тотальной клерикализации страны, и нашего советского прошлого главный редактор ежемесячника «День литературы» Владимир Бондаренко в своей статье «Трудно быть русским» в газете «Завтра» №20 – 2007 г. Трудно ли быть русским в России? Об этом в статье «Трудно ли быть русским в России?» (http://www.newsland.ru/news/detail/id/951751/).


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList