Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

13.05.2013 10:26 | Статьи | Авангард Иванов

К ДВИЖЕНИЯМ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ

Канун Дня Победы как-то традиционно стал днем, когда российские президенты принимают громкие и не всегда понятные решения. То Ельцин примет указ о налоговой реформе, то Медведев объявит об обеспечении жильем ветеранов войны, то Путин подпишет целую пачку указов, на реализацию которых понадобится еще полбюджета.
В этом году главным информационным поводом стала отставка первого заместителя председателя правительства и руководителя аппарата правительства РФ В.Ю. Суркова.
Отечественные и зарубежные СМИ на новость откликнулись почти мгновенно – в течение нескольких часов в интернете появилось множество аналитических и оценочных материалов на эту тему (впрочем, с разным уровнем профессионализма и вменяемости).
Появились самые различные предположения о реальных причинах отставки, кто-то вспомнил теорию заговора, кто-то с упоением упражнялся по поводу кремлевских интриг.
Истинных причин такого кадрового решения президента Путина мы, скорее всего, не узнаем. Сейчас никто такую информацию раскрывать не будет, а спустя несколько лет старая новость обрастет свежими фантазиями, сообразно текущему моменту.
Большая часть обозревателей и аналитиков сошлись на том, что снятие Суркова – это очередной и очень мощный удар по позициям Медведева и его команды. Хотя вряд ли это так.
Предположение о том, что причиной для ухода Суркова из политики стал скандал вокруг сколковских гонораров оппозиционеру Пономарёву, никакой критики не выдерживает: почему-то два других куратора этой дорогостоящей игрушки – сам Медведев и другой его заместитель Дворкович – по этому поводу совершенно не беспокоятся, как не волнуется и главный выгодоприобретатель – Вексельберг. Тот отчаянный сурковский выпад в сторону СК имел место тогда, когда решение об уходе, скорее всего, уже было принято, и сама эта полемика с пресс-секретарем СК (тоже не отличившимся по части дипломатического протокола) более напоминает попытку хлопнуть дверью.
Если увязывать увольнение Суркова с итогами очередного президентского разноса по поводу неисполнения его прошлогодних майских указов (а, точнее, очередным отсутствием результата и каких-либо перспектив), то степень вины в этом провале руководителя аппарата правительства РФ, наверное, на порядок ниже, нежели степень вины руководителя этого самого правительства и конкретных министров. Можно, конечно, предположить, что именно Сурков стал идеологом тех указов, но к тому времени он уже почти полгода находился в аппарате правительства, а не президента, и вряд ли мог повлиять на принятие подобных решений.
Говорится и о том, что у него не сложились отношения с новым-старым президентом. И здесь посылка представляется более чем сомнительной. В президентские структуры (в самые высшие органы власти) Сурков попал еще при Ельцине. И если отношения с ельцинским преемником не сложились, то что мешало Путину освободиться от такого помощника (пусть не в первый год президентства, не в течение первого срока – если предположить, что были какие-то договоренности и обязательства перед прежней администрацией)? Но Сурков оставался президентским помощником до избрания Медведева и после этого события. Причем тогда многими факт сохранения Суркова в медведевской администрации воспринимался как внедрение в соответствующие структуры путинского представителя.
По моему мнению, причина увольнения Суркова обусловлена более сложными и системными проблемами.
Реальные итоги президентства Медведева, думается, сильно недооценены. Как-то так получилось, что чаще вспоминают и обсуждают наиболее странные и спорные законодательные инициативы – такие как опыты с часами и часовыми поясами, борьба с ненулевым промилле и лампочками накаливания.
Вместе с тем за этот период был принят ряд законов, которые принципиально поменяли экономическую и финансовую систему и политику. Речь идет о пресловутом 83-м законе, о новом Законе об основах охраны здоровья граждан (фактически вводящем платную медицину), подготовка нового Закона об образовании (который был принят уже при нынешнем президенте, но подготовлен был еще прежней администрацией), о Законе о торговле и внесении изменений в Закон о страховых взносах (которыми были нанесены смертельные удары по конкурентам крупных торговых сетей).
Ключевое значение, конечно, имеет 83-й закон.
После своей инаугурации (и подписания майских (2012) указов) Путин формально имел возможность его отменить – до окончательного вступления закона в силу оставалось чуть более полутора месяцев. Однако реально ситуацию исправить уже было нельзя – большая часть учреждений уже поменяла тип и схему финансирования, вступили в силу изменения в бюджетное законодательство, которыми была введена новая система бюджетных отношений, предполагающая обязательное получение учреждениями собственных средств от оказания платных услуг. То есть, для исправления ситуации необходимо было провести масштабную и многоуровневую работу, которая в столь сжатые сроки просто не могла быть проведена (вновь принятые законы не успели бы вступить в силу). Впрочем, возможно, Путин недооценил опасности всех этих законодательных новаций, а, может быть, и политической воли не хватило.
Как бы то ни было, Закон № 83-ФЗ вступил в силу, а Федеральный бюджет на 2013 год верстался с учетом не только этого закона, но и того факта, что в течение года вступят в силу новые законы о здравоохранении и образовании.
Созданная медведевской командой система бюджетных и экономических отношений не только исключала возможность принятия государством дополнительных социальных обязательств (в соответствии с майскими указами), но предполагала постепенный отказ и от ранее принятых. Тем самым сложилась ситуация, при которой непонимание между президентской и премьерской администрациями стало системным и неразрешимым, а сама президентская власть (в том ее виде, который олицетворяет нынешний президент) стала чужеродной.
Если Сурков был «человеком Путина» в медведевской команде, то назревающий конфликт между ветвями власти лично для него никаких позитивных перспектив не сулил. Возможно, опытный аппаратчик (стаж работы которого в президентской администрации сопоставим со стажем работы Путина и фактически превышает опыт работы Медведева) вовремя почувствовал вероятность грядущих имиджевых, репутационных, карьерных, а, может быть, и материальных потерь.
Последствия отставки Суркова предсказать трудно. Вряд ли правомерно считать, что он мог каким-то образом поддерживать устойчивость вертикали власти, и с его уходом эта вертикаль разбалансируется окончательно. В одном можно не сомневаться. Самые различные политические силы будут использовать факт отставки в собственных интересах. И здесь возможны самые неожиданные варианты.
Например, если выяснится участие (прямое или опосредованное) Суркова в финансировании «болотной оппозиции», это может повлечь за собой не только окончательную дискредитацию «снежных революционеров», но и критическое разочарование другой стороны политического спектра – «селигерцев», представителей народного фронта (в создании и идеологическом обеспечении существования которых Сурков принимал самое непосредственное участие).
Вопрос о том, кто придет на смену, недолго оставался открытым. Поначалу прошла информация, что на место Суркова планируется Дворкович.
Наверное, это означало бы практически полную победу либеральной команды. Карьера Дворковича как государственного чиновника являет собой яркий пример реализации принципа кадрового менеджмента последних 20 лет – чем меньше у чиновника опыта практической работы, тем стремительнее карьера. Дворкович после окончания двух вузов – МГУ и РШЭ восемь лет провел в качестве консультанта и эксперта в различных околоправительственных структурах. За это время прошел обучение в каком-то американском университете, после чего (спустя всего три года) взлетел в кресло заместителя министра экономики. В течение всего срока медведевского президентства Дворкович занимал должность помощника президента, а после возвращения в президентское кресло Путина занял место заместителя председателя правительства. Его экономические предпочтения не вызывают сомнения – безоглядный либерализм во всем, в частности, ускоренная приватизация.
На практике все оказалось проще и логичнее – уже вечером 9 мая стало известно, что временно исполняющим обязанности руководителя аппарата правительства РФ был назначен С.Э. Приходько. В экономике или промышленной сфере Сергей Эдуардович тоже не отметился. Но это объяснимо и понятно – как выпускник МГИМО Приходько первые шаги в карьере прошел по дипломатическим коридорам. То есть как минимум он обладает навыками дипломатии и может быть сдержанным и рассудительным.
С высокой степенью вероятности можно предположить, что именно Приходько и будет, в конце концов, назначен на ставшую вакантной должность.
Любопытно, что карьера в самых высших эшелонах власти Приходько весьма похожа на карьеру, которую сделал Сурков. В президентские структуры Приходько попал тоже еще при Ельцине, правда, на два года раньше Суркова – в 1997 году, но в аппарат медведевского правительства попал позже – только в мае 2012 года (после того, как Медведев официально стал премьером).
Поэтому нет никаких оснований утверждать, что с назначением Приходько позиции Медведева в запутанной ныне вертикали власти усилятся – один опытный аппаратчик просто сменит другого.
Таким образом, если кто-то посчитал, что власть разбалансировалась (или вообще пошла вразнос), очень быстро будет разочарован – скорее всего, ничего в экономической и социальной политике обеих ветвей власти не изменится.
В.Р. ЗАХАРЬИН
 

blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList