Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

08.03.2015 00:00 | Статьи | Авангард Иванов

Константин Ковалёв. НЕИЗЛЕЧИМАЯ ИМПЕРСКАЯ НЕМОЧЬ

Я прочитал  на сайте «Open» http://www.opentown.org/news/67051/  статью Ивана Ильичёвского «Как разрушали СССР. Несомненно автор, в отличие от Зюганова и зюгановцев, пишет искренно, не лжёт, но во многом ошибается, путается, так как не может полностью отречься от многих элементов сталинизма, хотя и не является фанатиком, обожествляющим Сталина. Он даже не раз утверждает, что Сталин совершал те или иные ошибки и невольно позволял себя обманывать. Репрессии проводил, мол, не он, а Ягода и Ежов, которые, оказывается, мол, в целом верили, что уничтожали настоящих врагов. Речь идёт о почти семистах тысячах расстрелянных, большинство из которых, вопреки утверждениям антикоммунистов всех мастей от монархистов до либералов, составляли не интеллигенты, священники и случайные жертвы, а именно самая ценная для дела социализма армия большевиков-ленинцев. Автор пишет в начале статьи:


«После окончания Великой отечественной войны, благодаря трудовому подвигу советских людей, уже к 1948 году народное хозяйство СССР было практически полностью восстановлено. Но сразу по окончанию ВОВ, СССР столкнулся с тем, что бывшие союзники по антигитлеровской коалиции, страшно боясь достижений советского государства и его возросшего в мире авторитета, начали вести активную работу по уничтожению СССР…

Вот и возникает вопрос, каким образом вышло так, что сильнейшее государство, при поддержке которого добрая половина стран мира встала на коммунистический путь развития, оказалось разрушено?

Страну разваливали постепенно и методично, опираясь на партократов и бюрократов, на диссидентов и фарцовщиков, которые не пришли откуда-то извне они были частью советского народа, а не марсианами. Именно эти граждане, оторвавшиеся от народа, более всего подходили на роль новых капиталистов».


Сразу же обратите внимание на неопределённо-личную форму предложения (это такое предложение, в котором не указывается прямо, кто именно что-то делает, например: «В зале танцевали» или  «У пивной дерутся») «Страну разваливали постепенно и методично…». Далее написано с помощью кого разваливали страну. А кто это те, именно которые разваливали её с помощью тех-то и тех-то?! Да ещё опираясь на партократов и бюрократов?! А кто ими управлял внутри страны?

Да ведь страной как раз и управляли партократы и бюрократы во главе с верховным Партократом и Бюрократом! Ведь вторая часть этих слов «-крат» как раз и означает по-гречески «властитель». Это даже отражено в древнегреческих именах типа «Панкрат» – Всевластный» («пан» означает «всё») или «Гиппократ»– «Владелец лошадей» («гиппос» – «лошадь»).  Вот наши «гиппократы» во главе с обожаемым «Панкратом» и погоняли советских людей, искренно поверивших в идеи коммунизма, как ломовых лошадей.

Причём у Ильичёвского развал СССР как бы начинается с послевоенного периода после того, как народ с энтузиазмом за три-четыре года восстановил разрушенное. Да, я сам помню, как мой родной Ростов был восстановлен из руин за три года вместо десяти по плану. Это произошло благодаря энтузиазму ростовчан, ленивому, но качественному труду немецких военнопленных на стройках и простых советских заключённых. Сверх того, немцы построили стадион «Динамо» с трибунами и всеми прочими зданиями, хотя до войны и сразу после войны там было просто футбольное поле без трибун. Зрители подкладывали себе под зад два-три кирпича и смотрели матчи.  Произошло это и потому, что Ростовом руководил секретарь обкома Патоличев, который был на редкость честным и умелым руководителем. Когда он ехал в машине, люди махали ему и громко приветствовали, а когда он появлялся на трибуне стадиона, болельщики вставали и аплодировали, а он махал им шляпою в ответ. Но таких патоличевых в СССР к этому времени уцелело после Большого сталинского террора совсем немного. Потом его, к сожалению, перевели на должность министра внешней торговли СССР, а нам прислали сухого бюрократа Соломенцева (в последствии члена политбюро ЦК партии), от которого сразу же уволилась его кухарка, наша знакомая, так как он поставил ей условие, что она будет готовить и подавать на стол и по ночам, если барин вернётся поздно из театра с гостями. Патоличев таких условий не ставил и вёл себя приветливо с нею.

Так что честно скажем, что СССР стали разваливать сотни тысяч таких соломенцевых. И свалились они после войны не с неба, а появились в недрах номенклатуры, то есть «внутренней партии» ещё за пару десятилетий до войны.  

Короче, мы из неопределённо-личного предложения автора сумели вывести на чистую воду нехороших личностей, разрушителей СССР, сделав таким образом предложение личным(!).

Далее автор справедливо указывает:


«Уровень классового сознания в развивающемся советском обществе, по мере его развития, снизился ниже критической отметки. А ведь классовые враги не дремали, ведь большая часть мира была под влиянием развитых капиталистических государств, сильнейшими из которых были США».


Да, верно, уровень классового сознания снизился до критической отметки. Но почему – автор не объясняет. Неужели весь народ наслушался Би-би-си» и «Голоса Америки» до такой степени, что отказался от светлых идей?! Да приёмников, ловящих «вражьи голоса», имели немногие, и к тому же их у нас забивали глушилками. Просто советский народ даже в годы сталинских репрессий и во время войны (потому и победил), веривший по инерции в то, что у нас уже якобы перед войной построен социализм, а теперь строится коммунизм, после смерти Сталина постепенно прозрел и увидел, что новый мелкобуржуазный класс партократии и бюрократии, владевший собственностью СССР коллективно, а вместо прибыли получавший ещё с довоенных времён привилегии, как-то: вторая тайная зарплата в конверте без расписки о получении, спецбольницы, спецмагазины с копеечными ценами и дефицитными товарами, спецдачи, спецприслуга, спецшколы с углублённым изучением английского языка для их детишек, спецдома отдыха и спецсанатории (и чем выше пост, тем выше привилегии!) уже после смерти «Панкраиа», не боясь ничего, в открытую стали наслаждаться благами своей новоэксплуататорской жизни.  

Презрение к рабочему классу засело в них так глубоко, что, когда в Новочеркасске весной 1962 года на градообразующем  электровозостроительном заводе началась забастовка из-за урезания зарплаты (за счёт ежемесячного  понижения расценок в течение всех первых месяцев года), власти как местные по главе с секретарём обкома Бондаренко, так и верховные во главе с Никитой Хрущёвым, Анастасом Микояном и Фролом Козловым, вместо того, чтобы найти компромисс с забастовщиками и несомненно удовлетворить их справедливые требования, не нашли ничего лучшего, чтобы приказать войскам расстрелять семитысячную демонстрацию. Было убито 24 человека, 30 ранено, 7 человек расстреляли по приговору Выездной коллегии Верховного суда СССР, сотни людей сослали на 10-15 лет неизвестно куда. Город взяли в кольцо КГБ и внутренние войска, но народ всё равно узнал об этом преступлении. А тех, кто о нём говорил, бросали в тюрьму КГБ, а потом в концлагеря в Мордовии, в том числе и меня.

Эта кровавая бойня стала границей между тем прежним временем, когда в коммунизм верили глубоко или хотя бы «средне», как говорил Маяковский, и новым временем (вплоть до развала СССР), когда над коммунистической пропагандой стали тайно посмеиваться. В коммунистические идеи давно уже не верили наверху, а теперь перестали верить и внизу. А идеологический вакуум заполнила буржуазная идеология на бытовом уровне, которая вовсю в настоящее время господствует в РФ, то есть человек человеку волк, лгать, подличать, мошенничать не грешно, главное «бабки», иномарка, а лучше не одна, шикарная дача, вилла, квартира в престижном месте, а лучше две или несколько квартир, жена, дочь миллионера, любовница-модель, дети в университете за границей, презрение ко всем заповедям, патриотизму, настоящему искусству и пр. Не все, конечно, это имеют, но все к этому стремятся в меру сил и способностей «с превышением наглости», как сказал ещё в том веке ныне покойный Немцов, предлагая с таким превышением бороться с рабочим народом.

Далее автор сообщает нам общеизвестные марксистам истины, а именно:


«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»  (К.Маркс, Критика Готской программы ).

Для переходного периода В.И.Ленин сформировал принципы управления социалистическим государством на основании принципов демократического централизма. Необходимые на стадии периода становления социализма принципы управления, были продиктованы тем, что:

1) Это был первый в истории опыт по созданию социалистического государства;

2) Большая часть рабочих и крестьян были малограмотными или вообще безграмотными. Нужен был довольно продолжительный период времени, необходимый для ликвидации безграмотности и подготовке будущих руководящих кадров.

Для переходного периода в 1924 году была создана первая Конституция СССР, которая отвечала условиям для создания диктатуры пролетариата, с помощью самых прогрессивных элементов пролетариата, составлявших в то время костяк ВКП(б), и должна была оказать помощь в борьбе с диктатурой буржуазии, стремившейся отвоевать оставленные позиции.

Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться , (Ленин В.И., ПСС. т. 37). С. 122».


Уже при Ленине, накануне его болезни он с ужасом отмечал, что  из партийцев вышла огромная масса бюрократов, буржуазных по своей сущности, и даже вынужден был добавить, что рабочим надо дать право бастовать против этих бюрократов. Это было фактически признание поражения той модели диктатуры пролетариата, которая возникла при Ленине. Диктатура пролетариата, как писал Ленин, ссылаясь на Маркса,  в своей работе «Государство и революция» (написана в Разливе 1917 г.), должна осуществляться именно пролетариатом, руководимым партией, а не самой партией или, вернее, её номенклатурой. Ленин подробно показал, что диктатуру пролетариат должен осуществлять через свои Советы, возникшие в ходе революционной борьбы в России. Кстати, их создателем был Троцкий и только на них опирался до самой Октябрьской революции, когда стал большевиком.

Так, по Ленину, пролетариат будет напрямую управлять государством. Впервые управление будет, таким образом, осуществляться не меньшинством (эксплуататорским), а большинством народа (трудящимися). А так как любое государство, по Марксу, это – аппарат насилия эксплуататорского большинства над эксплуатируемым трудовым большинством, то при диктатуре пролетариата, где всё будет наоборот: трудовое большинство будет подавлять попытки бывшего эксплуатирующего меньшинства вернуть себе власть и собственность, государство, каким оно было с тех пор, как возникло тысячи лет тому назад, начнёт постепенно «отмирать». Общество при социализме и коммунизме будет развиваться на основе самоуправления.

Но это было бы возможно в условиях, когда пролетарская революция победила бы сразу в нескольких сильных европейских странах (США тогда ещё были на периферии капиталистического мира). Ленин, Троцкий и партия в целом надеялись на мировую революцию в передовых капиталистических странах.  Но революции в Германии, Венгрии и других странах были тогда подавлены. Произошёл «откат» революционной войны. Советская Россия осталась в одиночестве. Ленин (а не только Троцкий, как продолжают утверждать нынешние «коммунисты», учившие коммунизм по лживому «Краткому курсу истории ВКП(б), состряпанному Сталиным) и ещё сразу после смерти Ильича – даже Сталин придерживались взгляда, что построение социализма в одной стране невозможно.  

Но уже в конце 1924 года Сталин заговорил о возможности построения социализма в одной стране, то есть в условиях капиталистического окружения. Ленин же перед своей болезнью правильно решил, что раз Россия вырвалась вперёд в революционном порыве, оставшись «на поле боя» без союзников, то следует, разумеется, не реставрировать капитализм, отдав страну капиталистам «на тарелочке», а до тех пор, пока не наступит новая волна мировой революции, сохранять в Советской России политическую власть ВКП(б), рабочего класса, развивая в экономике фактически государственный капитализм в форме НЭП.
Вот почему Ленин сказал о НЭП, что «это всерьёз и надолго». Скорого притока волны мировой революции он пророчески не предвидел.

Но даже когда  возникали очаги мировой революции, Сталин их предавал. Так, в Испании был свергнут король и народ избрал правительство из представителей левых партий. Уже сам факт, что коммунисты могут быть в одном правительстве с социалистами, анархистами и «ужасными» троцкистами и взаимодействовать в борьбе против фашистского путча генерала Франко, вывело Сталина из себя. Именно поэтому он в дальнейшем, отозвав в Москву наших добровольцев, многих из них расстрелял, получив сведения через нашу разведку, что те нормально взаимодействовали с другими антифашистскими партиями Испании. Так, был расстрелян Антонов-Овсеенко, который 25 Октября 1917 года руководил взятием Зимнего дворца и лично арестовал Временное правительство. Он же в марте 1918 года, прибыв в Таганрог, опознал генерала Ренненкампфа, который в 1905-6 годах входил во главе с карателями в населённые пункты вдоль Западно-Сибирской железной дороги и расстреливал на месте людей по классовому признаку, то есть по принадлежности к рабочему классу.  Ренненкампф был расстрелян 1 апреля 1918 года.

Сталин после беседы с вернувшимся из Испании знаменитым журналистом Кольцовым, рассказавшим что-то «не так», как хотелось бы услышать вождю, спросил, есть ли у Кольцова дома пистолет. Услыхав, что есть, он посоветовал Кольцову застрелиться. Кольцов удивился, но стреляться не стал. Поэтому его расстреляли в застенках Ежова. Многих интербригадовцев, граждан и неграждан СССР, бежавших после поражения в нашу страну расстреляли или отправили в концлагеря. Помошь Сталина революционной Испании военной техникой – танками, самолётами и прочим, как недавно стало известно, не была, в сущности, помощью, а торговлей оружием, так Москва не дарила эти вооружения, а продавала истекающему кровью испанскому пролетариату. В 1942 году в эвакуации в Тбилиси чекистами был выброшен из окна высокого этажа лидер Испанской коммунистической партии Хосе Диас. Было написано, что он умер от туберкулёза. Дело в том, что тов. Сталина больше устраивала на этом посту блестящий оратор (я слышал её пламенную речь на праздновании 70-летия Сталина в Кремле) Долорес Ибаррури по прозвищу Пасионария, что значит Пламенная, Воодушевлённая.

Очаги мировой революции были и сразу после войны. В Италии у коммунистов и других левых была целая партизанская армия, которая в горах успешно сражалась против фашистов, а под конец коммунисты при личном участии члена ЦК КПИ Луиджи Лонгу взяли в плен и расстреляли Муссолини. Но Сталин дал им понять, что им ещё рано брать власть, и они сдали оружие, Самые самоотверженные партизаны Франции коммунисты, сотни которых были расстреляны гитлеровцами, вошли в первое послевоенное правительство страны, откуда их потом при фактической американской оккупации вытеснили буржуи во главе с Де Голлем.

Долго длилась борьба и коммунистической партизанской армии Греции . При необходимости она отступала на территорию Югославии и возвращалась, получая помощь от СССР. Но потом Сталин рассорился с Тито, не желавшим быть его марионеткой, и помощь греческим коммунистам прекратилась. Им приходилось сражаться не только с греческой королевской властью, но и, в первую очередь, с английскими войсками. Поэтому они потерпели поражение, а захваченных в плен коммунистов англичане расстреливали.

Дело в том, что создание «стран народной демократии»  к завоеваниям мировой революции не относится. На Ялтинской конференции в октябре 1944 года между Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем произошёл империалистический раздел Европы и прилегающих территорий. Сталин обещал не поддерживать попытки коммунистов всех стран устроить мировую революцию и вообще реально поддерживать коммунистические партии за рубежом. Сталин во время войны в 1943 году в угоду союзникам ликвидировал Коминтерн, то есть III Коммунистический Интернационал, созданный Лениным в 1919 году. Многие его члены были расстреляны или отправлены в концлагеря.

Прекрасный гимн страны «Интернационал» был заменён топорным Гимном Советского Союза с бездарным текстом Михалкова-старшего. В этом гимне не было ни слова о Коммунистической партии и коммунизме.

Сталин ликвидировал даже многие названия коммунистического характера, которые раздражали его союзников-буржуев. Красная армия была переименована в Советскую, красноармейцы стали называться солдатами, а краснофлотцы матросами, были восстановлены царские погоны, военная форма, командиры стали называться офицерами и стали питаться отдельно от солдат, лучше.

В школах было введено раздельное обучение мальчиков и девочек, как при царе, что отрицательным образом влияет на их дальнейшую семейную жизнь. Народные комиссариаты стали называться министерствами, а наркомы – министрами. Были введены погоны у работников ряда министерств, ставших военизированными, например, угольной промышленности и железных дорог. За нарушения их сажали на гауптвахту. Так, мой сержант, не сидевший на гауптвахте в армии, до службы в ней отсидел на гауптвахте, будучи железнодорожником. Гауптвахтой служил специальный вагон.


Ильичёвский правильно отметил, что рабочий класс был малограмотным и малочисленным, в отличие от немецкого рабочего класса, дети которого задолго до нашей революции, в конце XIX века, оканчивали школу-десятилетку  (об этом говорится в романе «Родные и знакомые» немецкого писателя-коммуниста Вилли Бределя). Поэтому наш рабочий класс плохо ориентировался в политике. К тому же его наиболее грамотная и сознательная часть, как, например, рабочие-путиловцы, погибла во время гражданской войны. Та же судьба постигла и сознательных, грамотных рабочих в матросской форме – моряков Балтфлота. Им на смену набрали сыновей богатых (то есть грамотных, но классово чуждых)  крестьян. На флот брали наиболее грамотных людей, способных освоить технику корабля.  Именно такие новобранцы, недовольные вынужденной продразвёрсткой на селе, подняли Кронштадский мятеж, подавленный Тухачевским.

Короче, уже при Ленине диктатуру пролетариата вынужденно взяла на себя партия большевиков. Но объективно получилось, что государством, пусть и советским, стало управлять меньшинство, ибо в партии после гражданской войны оставалось примерно 40 тысяч человек. При этом Ленин из опасения раскола партии и прихода к власти на местах неподходящих, с его точки зрения, её членов, решил взять эту систему под контроль. Для этого он предложил руководству партии создать новую должность – генерального секретаря, а именно Сталина.  У нас теперь пишут, что это была при Ленине чисто техническая должность, но это не так. Недаром этот секретарь по предложению Ленина, стал называться генеральным. Иначе его назвали бы главный или первый секретарь. Сталин получил право вмешиваться в избрание руководителей на местах и «кооптировать», то есть навязывать сверху, из ЦК партии, своих проверенных людей (а это и есть номенклатура, то есть профессиональные партчиновники), которым наверху доверяли. Таким образом, весь «демократический централизм», столь близкий, судя по высказываниям в статье, душе тов. Ильичёвского, стал фикцией, то есть ничем. Он у нас существовал в партии и комсомоле всегда. На бумаге. А Сталин тем временем поставил почти везде своих людей, готовясь стать диктатором.

Надо сказать ещё о более главном, что привело к затыканию ртов членам партии под угрозой исключения из неё, о запрете образования фракций внутри партии. Демократический централизм означал, в частности, что члены партии могут иметь и высказывать различные мнения по любому вопросу, но после того, как очередной съезд примет большинством голосов такое-то решение, все должны ему подчиниться и выполнять его требования. Естественно, что группа товарищей, то есть фракция любых размеров могла бы, рассуждая логически, переговорив между собой, принять какое-то мнение и предложить его съезду.

Но после того, как съезд не примет это предложение, она, как и любой отдельный член партии, должна принять к выполнению то решение съезда, которое он примет. Почему нужны фракции, которые были до революции и до конца гражданской войны? Вот, к примеру, у одного члена партии возникает своё особое мнение по какому-то вопросу. Но он не уверен, что с ним согласятся, и не решается сразу высказать его на съезде. Поэтому он совещается с товарищами, и, если те разделят его мнение, то эта группа предлагает данное мнение обсудить и проголосовать. Поэтому вредной и недопустимой фракционной деятельностью (это относится и к любому члену партии-одиночке) является только неподчинение проголосованному решению партии.

Ленин, ссылаясь на опасность разногласий в партии перед лицом политически недостаточно грамотного рабочего класса, что может, мол, привести к потере авторитета партии, предложил на Х съезде ВКП(б) в 1921 году резолюцию «О единстве партии», которая запретила фракции «временно». Но это «временно» просуществовало до конца существования КПСС и пережило второе рождение во всех нынешних псевдокоммунистических партиях и объединениях, в первую очередь, в КПРФ, спокойно отказавшейся от прочих основ, отличающих настоящую коммунистическую партию от служанки буржуазии и Кремля.

В результате после смерти Ленина большевиков превратили в сталинских «солдат партии». А солдат, как известно, должен не рассуждать, а выполнять любой приказ, в то время как член настоящей партии является единомышленником её членов, то есть он должен иметь право мыслить и высказывать своё мнение в одиночку или группой, и лишь после принятия одного какого-то предложения съездом, подчиняться ему.

Но и это не всё. Старые большевики очень противились Сталину, создавали первое время фракции, за что их исключали из партии (расстреливать их стали спустя лет десять, а первые аресты коммунистов в СССР произошли 7 ноября 1927 года за участие фракционеров в отдельной демонстрации в честь 10-летия Октябрьской революции). Дело дошло до того, что один из арестованных – высланный в Казахстан создатель Красной армии и «второй первый» революции, соратник Ленина Троцкий был затем силой выведен под руки почти бегом (есть документальные кинокадры) целой ротой чекистов вниз про какой-то длинной лестнице в Одесский порт и выслан пароходом в Турцию, в надежде, что его вне СССР убьют западные буржуи или белогвардейцы, которых разгромили красные дивизии Троцкого. Так как буржуи и белые постеснялись это сделать, то Троцкого в 1940 году убил испанский фанатик-сталинист Меркадер, подосланный начальником особого террористического отдела НКВД Судоплатовым по поручению Сталина и Берии. Вся члены этой цепочки были награждена званием Героя Советского Союза.

Но для успешной и надёжной борьбы с большевиками Сталину нужны были не только прежние преданные «солдаты партии», в которой было всего 40 тысяч членов, но и масса новобранцев, благодарных ему за приём в её ряды (где можно было получить ряд преимуществ в обществе, а там, гляди, и выбиться в начальники, "подсидев" старого большевика-революционера). Поэтому Сталин лицемерно объявил после смерти Ленина два «Ленинских набора» в партию (каждый по 100 тысяч человек) из заводских рабочих. Считалось, что 100 тысяч и уж, конечно, 200 тысяч малограмотных рабочих, недавно приехавших из деревни и имевших там ещё свои хозяйства (кадровых рабочих, как я уже сказал, осталось  после гражданской войны мало), могут заменить(!) одного величайшего гения, которого признали американские политологи и публицисты в 2000 году «человеком века» (я тогда в Америке как раз находился). А человеком второго тысячелетия они назвали Карла Маркса.

И вот вся эта мелкобуржуазная полудеревенская орда, хлынувшая по мановению Сталина в партию, задавила своими голосами  «с превышением наглости» тех, кто прошёл подполье, царские тюрьмы и каторгу и сражался в Октябре 1917 года и в огне гражданской войны.

Маяковский всё это правильно оценил, всё понял и застрелился в 1930 году, но в 1924 году он принял эти «Ленинские наборы» в партию (иногда коллективные!) за чистую монету и написал в поэме «Владимир Ильич Ленин»:

«Довольно
Валяться
на перине клоповой!
Товарищ секретарь!
На тебе -
вот -
просим приписать
к ячейке еркаповой
сразу,
коллективно,
весь завод...»

Затем Ильичёвский переходит к периоду индустриализации, которая сама по себе не является признаком социализма (индустриализация была и на Севере в США перед началом его борьбы с сельскохозяйственным рабовладельческим Югом),  ко всеобщей амнистии кулакам, раскулаченным всего за пять лет до этого, и к принятию «самой демократической в мире» Конституции СССР, которая была принята уже в начале Большого террора, перед самым Новым 1937 годом, когда людей стали расстреливать вообще без суда тысячами («тройки» – это даже не военно-полевые скорые  суды, а вообще юридический нонсенс, так как в них не было даже судьи: председательствовал секретарь обкома, а помощниками были прокурор и начальник НКВД области. Дело зачитывал следователь. Рассмотрение длилось иногда даже всего 5 минут, а через 10 минут человека расстреливали в подвале).

Но дадим слово автору статьи:


«Новая Конституция, принятая в 1936 году была уже намного демократичнее первой. И демократичнее она стала во многом, благодаря инициативам, исходящим от И.В.Сталина и коммунистов, лидеров партии, поддерживавших его. Но, стараниями большинства членов ЦК ВКП(б) в ней ещё оставались большие возможности по сосредоточению реальных властных полномочий в руках узкого круга лиц. В Конституции не было ни слова о роли партии в управлении страной, зато Устав ВКП(б) фактически позволял править страной лишь членам президиума, часть членов которого совмещала партийные руководящие должности с должностями в руководстве исполнительных органов власти. То есть, фактически в государстве продолжалась диктатура партии. Учитывая достаточно высокую идейность коммунистов на тот момент, этот вариант Конституции привнёс большую пользу молодому советскому государству. Особенно хорошо это видно, на примере концентрации властных полномочий в руках руководителей СССР в период 1941-1945 гг, когда нужно было защищать СССР от фашизма. Опять же, высокая концентрация властных полномочий помогла и в деле восстановления народного хозяйства после Великой отечественной войны».


Обратите внимание: автор видит положительной стороной новой Конституции то, что она была «демократичней» предыдущей, основанной на диктатуре пролетариата и лишении права голоса свергнутых эксплуататорских классов. Автор забывает, что для коммуниста демократия – это шаг назад,так как бывает только буржуазная демократия, созданная в современном (не в античном)  виде буржуазией во благо себе. Мы видим результаты внедрения демократии Америкой в недемократические и не совсем демократические страны: они разваливаются, наступает хаос, террор и всевозможные бедствия.

Сама же демократия в передовых капиталистических странах служит ширмой диктатуры буржуазии. Эта диктатура есть всегда в открытой или закамуфлированной форме в любой стране Запада и в России: «законным» путём на выборах рабочий народ никогда не может взять в них власть. В случае опасности для своего господства буржуазия прибегает к открытой диктатуре в форме фашизма, высовывая из-за прорванной ширмы свою звериную пасть. Когда в 1996 году на президентских выборах победил Зюганов, Ельцин «с превышением наглости» заявил: «Власть я всё равно не отдам!» То есть снова выведет на улицы танки, как при расстреле Белого Дома 4 октября 1993 года. Зюганов, за которого я агитировал в своих статьях, испугался и ещё до официального объявления результатов выборов поздравил самозванца с «победой».

Для чего Сталину в новой Конституции (на бумаге) потребовалась отмена диктатуры пролетариата (которой и так не было, а была диктатура Сталина и его партократии) ? Для того, чтобы амнистировать и восстановить в правах класс мелкой деревенской буржуазии и вернуть её в её прежние места проживания? Получив, в первую очередь, избирательное право, благодарные вождю кулаки проголосовали за Сталина и его режим, укрепив его власть не только в партии, в которой расстрелянных большевиков в значительной мере заменили отсталыми рабочими из крестьян), но и в населении.

Конституция СССР 1936 года была циничной бумажкой, в которой были расписаны такие широкие права не только для рабочих и беднейших крестьян, как в прежней конституции, но и для свергнутых классов, которые якобы лет за десять (с начала раскулачиваний и колхозного строительства, то есть с 1927 по 1937 гг.)  совершенно утратили свои эксплуататорские волчьи инстинкты, полностью перевоспитались, обрели пролетарское сознание и были такими же надёжными строителями социализма, а отныне и коммунизма, как и рабочий класс. То есть была образована социальная база для создания вместо социалистического государства, которое не было создано (индустриализация – это только необходимая попытка преодоления технико-экономического отставания СССР от передовых капиталистических стран), мелкобуржуазной империи во главе с диктатором, обладающим такой властью, которой обладали только восточные деспоты.

С тех пор СССР стал уже настоящей империей, и у сталинских коммунистов возникло и существует по сей день имперское мышление, которое они искренне считают коммунистическим.
Ложность такого представления заключается в том, что не только сверхгосударство – империя, но и государство вообще не может быть социалистическим, ибо при настоящем социализме государство после периода настоящей диктатуры пролетариата должно отмереть, так как при социализме не будет классов, даже рабочего класса, а будет общество всесторонне развитых, образованных людей, занятых квалифицированным трудом.

Сталин же дошёл даже до того, что в книге «Об основах ленинизма» написал, что коммунизм, а не только социализм, может быть тоже построен в одной стране в капиталистическом окружении(!). То есть будет оставаться аппарат насилия – государство, а значит, классы, милиция, НКВД, тюрьмы, ГУЛАГ и все остальные прелести при полном изобилии продуктов и отсутствии денег за их ненадобностью!

Настоящий же коммунизм на самом деле, в отсутствие капиталистического окружения. будет отличаться от настоящего социализма только более высоким уровнем сознательности и научно-технического развития общества, его богатства вплоть до изобилия продуктов, которое позволит отменить деньги, которые ещё будут при социализме. Так что никакого социализма по Марксу и Ленину у нас ещё никогда не было. Должна была быть истинная диктатура пролетариата, которую из-за гражданской войны и по причинам неразвитости рабочего класса заменили при Ленине диктатурой партии (из самых благих намерений!), а после смерти Ленина – диктатурой мелкой буржуазии нового в истории вида (из корыстных намерений): коллективным хозяином собственности страны – партократией и бюрократией во главе со Сталиным, который победил оппозицию в партии только потому, что возглавил этот новый класс и полностью удовлетворял его интересы. За это ему позволили неограниченно править и уничтожать кого угодно в неограниченном количестве. На таких же принципах держится власть любого самодержца: он ублажает весь правящий класс в целом, а класс позволяет ему временами кое-кого из этого класса временами казнить.

Так, Екатерина II была всемогущей потому, что удовлетворяла все нужды дворянского класса. А её сын Павел I был убит высшими дворянами потому, что пошёл против их экономических интересов. Он порвал отношения с Англией, куда российские богатейшие помещики раньше поставляли хлеб, и помирился с Наполеоном после суворовского перехода через Альпы. После убийства Павла I его 18-летний сын, знавший о заговоре с целью убийства его  отца(!), обещал с балкона дворянам, что «всё будет, как при бабушке», Екатерине II, то есть будет восстановлен союз с коварным вечным врагом России Англией, а также Австрией, что вынудило Наполеона вновь воевать и бить Австрию и Россию вплоть до 1812 года.

Так что слова Ильичёвского о том, что «…к 1936 году буржуазный класс полностью ликвидирован не был, он лишь затаился» не верны в своей второй части: зачем было затаиваться буржуазному классу, если Сталин восстановил его в правах?! Или Сталин сделал ошибку? Не понял, что социализм не построен, а буржуазия не исчезла как класс? Нет, он был умным государственным деятелем и хорошо знал марксизм. Поэтому Сталин ни в чём в данном случае не ошибся, а поступил сознательно, строя класс, при поддержке которого можно построить империю. Он также не ошибался, а сознательно уничтожал те массы большевиков-ленинцев, которые искренне верили в коммунистические идеи и никакой империи во главе с «красным» императором не могли принять.

Так что ссылка Ильичёвского на то, что Ягода и Ежов, возможно, искренно верили, что уничтожают изменников Родины, не выдерживает критики. Они чётко выполняли приказания Сталина вплоть до того, как и кого из арестованных пытать, чтобы те «сознались».  Обоих Сталин расстрелял, чтобы свалить на них «перегибы», так как партийная масса стала уже с недоверием относиться к тому, что в партии так много предателей и «троцкистов». То есть Сталин своей гусиной походкой «вышел сухим, как гусь из воды»! А вернее – из крови.

Положительно оценивает автор статьи и Берию: он, мол, провёл реабилитацию (часто посмертную) массы репрессированных при Ежове. Как мы знаем, был реабилитирован будущий Маршал Советского Союза Рокоссовский, которому выбили на допросах половину зубов и сломали несколько рёбер. Берия лично забил до смерти Маршала Советского Союза Блюхера (у Героя гражданской войны был выбит глаз, а смерть наступила из-за инфаркта лёгкого).

Не были реабилитированы самые крупные расстрелянные деятели Красной армии и партии. Так, в 1939 году Берия арестовал следователя Ушакова, который сознался, что пытками и шантажом выбил в июне 1937 года из Маршала Советского Союза Тухачевского признание в «преступлении». Ушаков был расстрелян, но ни Тухачевский, ни его замученные и расстрелянные с ним подельники, семь высших командармов РККА, реабилитированы не были. Ясно, что Сталин не велел.
Также не были реабилитированы сотни и тысячи других большевиков, которых реабилитировали только после смерти Сталина.

При этом Сталин прекрасно знал, что эти люди были невиновны. Иначе бы он не назначил будущего дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза Рокоссовского после его реабилитации командующим крупными соединениями, а затем и фронтом. В начале войны был реабилитирован будущий дважды Герой Советского Союза генерал армии Горбатов, которого в 1937 году постоянно избивали железными прутьями в Лефортовской тюрьме (см. его мемуары «Люди, годы, войны»). Горбатов не признал себя виновным, однако «тройка» отправила его на 10 лет на Колыму плюс пять лет – поражение в правах. Но клюнул  тов. Сталина под Москвою жареный петух, и Горбатова срочно освободили, дали командовать дивизией, а потом и армией. То есть всегда знали, что он невиновен.

Перед самой войной был арестован бывший рабочий и большевик-революционер нарком вооружений Ванников (еврей, несмотря на фамилию). Он выдержал избиения, но когда следователь машинкой, подаренной геноссен из гестапо, сорвал ему с пальца ноготь, он потерял сознание, а, придя в себя вынужден был «признаться» и ждал расстрела. Он даже не знал, что идёт война. Но жареный петушок снова клюнул, и Ванникову рассказали о войне и предложили написать, какие вооружения надо изготовлять в первую очередь. Его ответ понравился Сталину, это спасло жизнь Ванникова, и его, как ни в чём не бывало, снова сделали наркомом, но уже боеприпасов, так как его прежнюю должность занял всем нам известный талантливый Устинов . А раз доверили Ванникову важнейшее на войне дело в самый критический ля Родины момент,  значит, никогда даже не сомневались в его невиновности!

И после войны Сталин ради гарантии безопасности своей власти отправил в фактические ссылки (а кое-кого и в тюрьму)  наиболее заслуженных в деле спасения Отечества высших военных. Жукова – в Одесский военный округ, начальника Генерального штаба Красной армии Антонова –  в Закавказский военный округ в Тбилиси;  был отправлен прямо в 1945 году по 1947 год в Забайкальский военный округ Маршал Советского Союза Малиновский.  Сталин после 1946 года сделал Праздник Победы рабочим днём, и только Брежнев объявил День Победы нерабочим. Сталин боялся, что слава полководцев и самой победоносной Красной армии затмит его славу, что может подорвать его власть.

Сталин как антимарксист дошёл до того, что после ареста кремлёвских врачей в январе 1953 года (и тут же стали арестовывать врачей евреев по всей стране: в моём Ростове арестовали и пытали 40 профессоров, отчего профессор Воронов после освобождения умер) собирался повесить на Красной площади главных «предателей-евреев», а остальное еврейское население сослать в Сибирь, как в 1944 году он сослал в Казахстан чеченский, ингушский, балкарский, крымско-татарский и другие народы и народности. К счастью великий русский народ, за исключением отдельных антисемитов, не пожелал принять «дело врачей» как сигнал к погромам. Начальство евреев увольняло и унижало, но народ безмолвствовал, показывая своим молчанием своё нежелание становиться погромщиками. Даже приближённые Сталина, особенно еврей Каганович  осмелились выразить ему несогласие с ним по поводу предполагаемой высылки евреев, так как СССР в таком случае был бы дискредитирован в лице коммунистов всего мира и вообще мировой общественности. К счастью, Сталин 5-го марта 1953 года отправился или был отправлен в мир иной.  Страна была спасена от массового террора.
 

Но «дело врачей» было лишь завершающим этапом расправы над евреями. На деле, начиная с 1948 года, в СССР уже шла кампания по борьбе с «космополитизмом», которая приобрела антисемитские формы, поскольку в роли так называемых «безродных космополитов» чаще всего оказывались люди с еврейскими фамилиями. Был убит якобы бандитами (это и были бандиты, но из «органов») в Минске гениальный актёр Московского еврейского театра Михоэлс. Про евреев распространялись слухи, что они якобы «воевали в Ташкенте»,  замалчивался факт, что у советских евреев было 126 Героев Советского Союза, в том числе и два дважды Героя. Скрывалась еврейская национальность многих павших Героев Советского Союза. Их объявляли, например, украинцами.

 12 августа 1952 года были расстреляны 13 известных еврейских общественных деятелей и репрессиями в отношении более 100 человек завершилось дело Еврейского антифашистского комитета. Среди жертв этого дела был главный врач больницы им. Боткина Б. А. Шимелиович.

Ясно, что при таких гонениях на ряд народов и народностей СССР говорить о том, что Сталин всё же, мол, был коммунистом, смешно, ибо коммунисты – это обязательно интернационалисты, каким был Ленин. Кстати, Зюганов и его КПРФ, судя по его суждениям об «инородцах» в ВКП(б), которые «уничтожали православные святыни» (кстати, Сталин сам был инородцем и велел взорвать Храм Христа Спасителя!), полностью унаследовали взгляд Сталина на евреев. Кстати, особенно с черносотенным  удовольствием обсуждается еврейское происхождение Троцкого, считавшего себя революционером без всякой национальности. «Красные» антисемиты, как и антисемиты белые обязательно назовут настроящую еврейскую фамилию Троцкого Бронштейн, а называть грузинскую фамилию Сталина Джугашвили считают неуместным.

Далее Ильичёвский на большом количестве страниц своей статьи  рассматривает дальнейшее разложение класса советской буржуазной номенклатуры. Но это было лишь приближение к концу СССР,  а не начало конца, которое имело место ещё задолго до войны. Недаром только чудом, то есть за счёт беззаветного патриотизма и стойкости коммунистов и комсомольцев, а также уцелевших после Большого террора советских военачальников, ценой миллионов жизней удалось остановить, отбросить, а затем и уничтожить гитлеровскую чудовищную военную машину. Причём в поражении в первом году войны сыграл свою коварную роль не только Большой террор, обезглавивший Красную армию (были расстреляны, посажены и изгнаны из армии 40 тысяч командиров от маршалов до капитанов), но и грубые ошибки Сталина, который вбил себе в голову, что геноссен Гитлеру можно верить, а нашим разведчикам и военным верить нельзя.  Запрещено было привести войска в боевую готовность. Командующий Белорусским военным округом генерал Павлов подчинился этому приказу и потерпел наибольшее поражение: Минск через неделю пал. Сталин обвинил, конечно, не себя, а Павлова, которого расстреляли. И ещё нескольких генералов. Уцелели как раз те военачальники, которые, рискуя жизнью, втихую пренебрегли приказом вождя и при очевидности нападения Германии в ближайшие часы, привели свои войска в боевую готовность и во всеоружии встретили врага. Так поступил адмирал ВМФ Кузнецов, пользуясь тем, что ВМФ составлял отдельный наркомат и не подчинялся Жукову и Тимошенко. И, хотя Кузнецов получил в 1944 году звание адмирал флота, равное генералу армии, в 1948 году Сталин припомнил адмиралу «своеволие» и подверг его опале по сфабрикованному делу.

Но вернёмся к процессу развала СССР. После смерти Сталина осмелевшая партократия стала в открытую вести «красивую жизнь», что более умный Сталин запрещал им делать (шиковать и гулять было положено за высокими заборами). Народ, увидев пропасть между собою и партийными боссами, которые никогда не были убеждёнными коммунистами, перестал верить в коммунизм. Над идеями коммунизма стали потихоньку смеяться. Люди тоже захотели «жить красиво». Что до партократии, то последнее её поколение уже перестало довольствоваться своими привилегиями, даже значительными. У них не было крупной личной собственности (даже дачи у них были казённые), а тем более собственности на средства производства. Они хотели, но не могли «жить, как на Западе», то есть иметь собственные роскошные квартиры, дачи, машины, валюту в заграничных банках, ездить за границу, когда угодно, безнаказанно иметь любовниц, покупать виллы и дворцы в Европе, летать на личных самолётах и плавать на собственных яхтах размером в приличный корабль, как у Абрамовича. Они не могли отправлять своих отпрысков учиться в заграничные университеты и вообще держать свои семьи за границей. Развалив СССР, присвоив и с рычанием поделив его государственную собственность, они теперь всё это имеют.  А трудовой народ живёт в бедности.

Так что называть их предателями настоящие коммунисты не должны. Предают свои, а этот класс, правивший в СССР, никогда не был своим ни для истинных коммунистов, ни для трудового народа. Именно поэтому они без всякой хвори запросто  стали называть друг друга господами, стоять в храмах со свечками с убогим выражением на лице, ругать коммунизм похлеще открытых антисоветчиков прошлого, как Солженицын и другие платные «правозащитники». Наоборот, им было неуютно в советских условиях, хотя эти условия социалистическими не были, а был государственный капитализм с определёнными социальными гарантиями для трудящихся (право на труд, на бесплатные учёбу и лечение, на получение жилья в многолетней очереди, на отдых по дешёвым путёвкам в пионерлагерях, домах отдыха и санаториях).

Что касается будущей борьбы за победу пролетариата над буржуазией, то прежде, чем спорить о чистоте демократического централизма, нужно иметь передовой рабочий класс. Его сейчас нет ни на Западе, ни в России особенно. Он разъединён и численно сокращён буржуазией, внимательно изучившей «Капитал» К.Маркса. Маркс назвал пролетариат «могильщиком капитализма». Поэтому буржуазные учёные придумали, как им избавиться от этого «могильщика». Они усилили и прежде существовавший с момента перехода капитализма в империализм вывоз капитала за границу. Под капиталом здесь подразумевается собственность на средства производства. То есть капиталист в США, например, вынужден платить большие деньги своим рабочим ( например, 25 долларов в час, и даже уборщица там получает 8 долларов в час). А рабочие требуют платить больше, так как жизнь дорожает. Тогда капиталист строит завод за границей, например, в Мексике, где беднота согласна работать за 2-3 доллара в день! Он переносит туда оборудование завода или покупает более современное, а свой завод в США закрывает.  Но революции не происходит, так как капиталисты создали и ввели в моду чрезмерно развитую сферу обслуживания. Бывшие кадровые рабочие становятся разносчиками пиццы и прочего, курьерами по доставке дорогих покупок, официантами, работниками Макдоналдсов, мелкими и средними торговцами, водителями кар-сервисов («бомбилами»). Зарплату такие люди имеют меньшую, чем на заводе, но зато у них чистая и лёгкая работа, есть какая-то нажива и обязательно «типы», то есть приличные чаевые. Так, в прошлом году в Нью-Йорке таксист потребовал от меня чаевые в размере пяти долларов. А малочисленный рабочий класс остаётся только там, где без него не обойтись.

Так же, как революции не совершаются по желанию гениев, так и рабочий класс нельзя воссоздать волею партии, правильно понявшей принципы демократического централизма: историю не делают, она сама «делает» нас. Трудящиеся могут сплотиться в сознательный передовой общественный класс только тогда, когда их вынудят на это объективные условия. Маркс доказал, что капитализм ущербен потому, что он не бывает без кризисов. Кризисы происходят от перепроизводства продуктов и изделий. Поэтому так усиленно пользуются капиталисты рекламой, хотя она и ужасно дорога. Реклама внушает обывателю, что если он не купит новую машину цвета сексуального возбуждения вместо той, которую он купил в прошлом году, он не настоящий джентльмен,  что он лох, если чистит зубы не новой зубной щёткой, которая при чистке похохатывает, и что он бабуин, если не покупает туалетную бумагу, которая при использовании насвистывает национальный гимн.

При этом со времён капитализма не знавшего перепроизводства, сильно изменили качество товаров. Раньше любая вещь в Америке была сделана так добротно (у меня есть такие американские старинные вещи, включая слесарные инструменты, купленные на «блошином рынке»), что могла служить человеку всю жизнь, а потом ещё и его детям и внукам. Необыкновенно долговечными, мощными и прочными были и их автомобили. Но когда пришло перепроизводство, американские капиталисты стали делать вещи так, чтобы они не ломались сразу или вскоре, как бывало в СССР по вине рабочих-халтурщиков, а ровно по истечению гарантийного срока. Зачем? А затем, чтобы человек, у которого сломалась через год-другой вещь после её покупки не огорчался, тут же узнав из рекламы, что эта штука морально устарела, а шёл бы в магазин покупать такую же чуть усовершенствованную вещь, которая тоже  долго не проработает. Но эти уловки лишь замедляют развитие кризиса. Такой замедленный кризис в США называют рецессией.  В Америке я его заметил в середине 1990-х годов, когда люди стали всё меньше и меньше выставлять на «гарбидж» (мусорник) совершенно исправные дорогие вещи, вместо которых они, наслушавшись рекламы, купили ещё более новые. Теперь на американских гарбиждах есть только такой же вонючий мусор, как и в России, только в более красивых и прочных пластиковых мешках.

Сейчас мы находимся в эпицентре самого величайшего кризиса в мире. Причём он многоступенчатый, и каждая его ступень ведёт не вверх, а вниз в яму, из которой капитализму не удастся выбраться. И тогда его могильщик пролетариат закопает его навсегда.

5-6-7 марта 2015 г.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList