Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

27.10.2012 00:36 | Статьи | Авангард Иванов

КПРФ - "ЕдРо" - 1:8

КПРФ — «ЕдРо» — 1:8

 

 

Способы административной фальсификации выборов давно обнаружены и досконально изучены. За исключением нескольких «специфических» регионов, где протоколы просто рисуются, происходит накрутка голосов за представителей власти: вбросы, карусели, приписки, урны и просто угрозы «отключить газ». Читайте в предыдущем номере нашей газеты признания Владимира Федоткина о рязанских губернаторских выборах.

Бороться с накрутками, разумеется, необходимо, хотя способов эффективного им противодействия пока не найдено. Но у слабого результата КПРФ на региональных выборах 14 октября есть и оборотная сторона – существенное снижение абсолютного числа проголосовавших за нее избирателей.  И здесь дело не только в фальсификациях. Да, накрутки существенно уменьшают процент оппозиционных голосов от числа «проголосовавших» и, соответственно, количество депутатских мандатов, но прямая кража голосов у оппозиционных партий применяется реже и в меньших масштабах. Более того, наблюдается явная обратно пропорциональная зависимость: чем больше голосов у оппозиции – тем меньше у власти простора для накруток, и наоборот. Поэтому абсолютное число голосов является достаточно объективным показателем силы Компартии.

На предыдущих выборах в законодательные собрания шести регионов КПРФ поучила суммарно 828,3 тыс. голоса. На нынешних выборах у КПРФ осталось только 425,1 тыс. голосов и еще 137,7 тысячи получили новые альтернативные компартии – «Коммунисты России» и Компартия социальной справедливости. То есть предыдущий результат разделился в такой пропорции: 51% – у КПРФ, 17% – у новых компартий, а 32% улетучились в пространство.

Для изучения этого вопроса можно обратиться к новейшей политической истории любого региона. Выберем один из самых показательных – Краснодарский край. Причины.

Во-первых, кубанский результат оказался самым слабым среди всех регионов; вышеупомянутая пропорция в крае такова: 42% – 22% – 36%. Потеряно больше всех, и в то же время больше всех набрали альтернативные компартии. Во-вторых, Краснодарский край был когда-то одним из самых прочных звеньев «Красного пояса», и потому его печальная история проливает свет на природу неудач КПРФ в целом. В-третьих, краснодарские выборы курируются в последние годы депутатом Госдумы С.П. Обуховым – членом Президиума и секретарем ЦК КПРФ, отвечающим в партии за выборы.

Руководство КПРФ не признало итогов выборов в нескольких регионах, в том числе и в Краснодарском крае, однако это не освобождает от необходимости хотя бы предварительного анализа причин поражения.

В оные времена Кубань шла в лидерах оппозиции.

1995 год – 24,4% голосов за КПРФ на выборах в Госдуму.

1996 год – 39,4% в первом туре и 51,5% во втором туре президентских выборов за Г. Зюганова. В декабре того же года – 82% на губернаторских выборах за Н. Кондратенко («Батьку Кондрата»), главу патриотического движения «Отечество» с участием КПРФ. (В 1994 и 1998 годах «Отечество» получало большинство мест в краевом Законодательном собрании).

1999 год – 36,9% за КПРФ на выборах в Госдуму.

2000 год – 37,4% на президентских выборах за Г. Зюганова. В декабре того же года – 82,1% на губернаторских выборах за А. Ткачёва, являвшегося тогда членом КПРФ.

Обвал произошел в 2003 году. Губернатор Ткачёв возглавил на думских выборах список «Единой России». ЕР набрала 37,1% голосов, а КПРФ – 17,2%. На президентских выборах 2004 года Н. Харитонов немного улучшил результат – 19,3%.

С тех пор показатели КПРФ в крае относительно стабилизировались: Законодательное собрание-2007 – 15%. Дума-2007 – 14,4%. Президент-2008 – 16,8%. Дума-2011 – 17,6%. Президент-2012 – 18,5%.

И вот в этом году случился второй обвал. На выборах в Законодательное собрание КПРФ получила лишь 9% голосов (4% от списочного состава избирателей – в два с лишним раза ниже наихудшего результата предшествующих лет).

На нижеследующей диаграмме показаны краснодарские результаты (в тысячах голосов) трех парламентских партий – КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР на шести последних федеральных и краевых выборах. (В президентских выборах 2008-го «СР» не участвовала. За 2012 год к результату КПРФ добавлен пунктирной линией результат двух альтернативных компартий.)

Как видим, электоральный кризис коснулся всех трех партий. У «СР» и ЛДПР он начался после думских выборов, у КПРФ – после президентских. Но причина тому общая. Падение результатов произошло на фоне крупнейшей за последние 20 лет протестной кампании, не принесшей, однако, никаких зримых результатов. «СР» и ЛДПР в ней изначально не участвовали, а КПРФ участвовала осторожно, по принципу «постольку поскольку». В итоге получилось следующее. Избиратель видит, что оппозиционные партии не могут защитить свой электоральный результат ни в ходе выборов, ни после них. А раз отменить или хотя бы поправить итоги выборов посредством демонстраций и митингов не получается, то и участвовать в дальнейших выборах нет никакого смысла. Что станет для оппозиционного избирателя альтернативой участия в выборах – уход в частную жизнь или переход к каким-то иным, более радикальным, формам выражения своей гражданской позиции? Для точного ответа на этот вопрос данных пока недостаточно.

Можно предположить, что избиратель, вполне сочувствующий предвыборным обещаниям КПРФ, видит более надежный путь их реализации в голосовании за партию власти. К этому избирателя приучило поведение «красных губернаторов», и Краснодарский край – показательный тому пример. Губернатор Ткачёв перешел из КПРФ в «Единую Россию». В Курске то же самое сделал губернатор Михайлов. В Кузбассе – Тулеев (правда, в КПРФ не состоял). Аналогично поступали и другие, формально не отказываясь от членства в партии. Теперь многие говорят о предательстве. Но я бы не торопился с выводами. Следует учесть, что ни один из ушедших в ряды партии власти красных губернаторов ничего гадостного не сказал ни в адрес КПРФ, ни в адрес советского прошлого, ни в адрес коммунистической идеологии.

Надо также иметь в виду, что практически все красные губернаторы избирались не под коммунистическим флагом, а под флагом «широкого блока народно-патриотических сил». И только потом, кто сразу, а кто некоторое время спустя, заявляли, что выполнять свою предвыборную программу им гораздо сподручнее, находясь в рядах правящей, а не оппозиционной партии. Все дело в том, что региональные программы «широкого блока народно-патриотических сил» ничем, по сути, не отличаются от программ «Единой России» и «Общероссийского народного фронта». Так почему бы ради их исполнения не присоединиться к правящей партии?

Многие удивляются, как могла на Кубани уменьшиться поддержка коммунистов после стольких трагических событий. Но у Ткачёва и местной «Единой России» есть на это четкие ответы.

– Кущёвка, Цапки?

– Так ни управления МВД, ни ФСБ и никакие другие федеральные службы в крае губернатору не подчинены.

– Наводнение в Крымске?

– Управление МЧС, еще раз повторяю, губернатору тоже не подчинено. Со своей стороны сделал все что мог.

– Безобразия в Сочи на строительстве олимпийских объектов?

– Это опять же в ведении госкорпорации «Олимпстрой». Краевые власти здесь ни при чем.

– Дачи Путина и патриарха в природоохранной зоне?

– Этим занимаются Управление делами президента и Федеральная служба охраны, а не губернатор.

– Бизнес родственников?

– Во-первых, это не запрещено. А во-вторых, докажите!

Что же тогда остается в пределах ведения губернатора? Очень немногое. Допустим, сфера образования, здравоохранения, культуры и ЖКХ. В этих сферах Краснодарский край не на последних местах в стране. А ничто другое избирателя особо не интересует. Сверх того – защита православия, самодержавия и народности, тесная дружба с духовенством и казачеством, позирование в казачьей форме, борьба с иммиграцией. Противоречит ли здесь хоть одно слово концепции «широкого блока народно-патриотических сил»? Нет, не противоречит. Вот избиратель и рассуждает: а зачем мне кто-то другой? Нынешний губернатор и «ЕдРо» и так всё уже делают! Так и уходит от КПРФ электорат.

А, с другой стороны, на этом фоне начинает колебаться и разъединяться избиратель, остающийся верным коммунистической идее в ее подлинном виде. Прошу обратить внимание, что в целом по шести регионам четверть голосов (в Краснодарском крае – 35%), полученных коммунистами, отдана за альтернативные компартии («спойлеры», или «партии-обманки», как называет их С.П. Обухов). Вот это и есть самый важный сигнал, поданный прошедшими выборами. Ведь что было известно избирателю об этих спойлерах? Да практически ничего, кроме одного: это не КПРФ! Стало быть, что-то неладно в датском королевстве. И не стоит оправдываться тем, что избиратель будто бы «не разобрался», «запутался». Так еще можно было говорить в начале 90-х годов. Но за 20 лет существования КПРФ и 10 лет ее электоральной монополии на коммунистическом фланге избиратель вполне сориентировался и путаться «обманками» не будет. Значит, ищет чего-то иного – более внятного и определенного.

Таков кубанский расклад, отражающий, по-моему, положение дел в среде сторонников коммунистов. В заключение еще один штрих. Есть такой депутат Госдумы от Краснодарского края Константин Ширшов. Именно он был единственным «независимым свидетелем», по показаниям которого в течение пары часов «Верховным судом» Южной Осетии была отменена бесспорная победа Аллы Джиоевой на президентских выборах, в результате чего в ЮО случилась безуспешная «снежная революция». Понятно, что КПРФ поддерживала другого кандидата. Но это еще не основание для того, чтобы поступать вышеописанным образом. Вряд ли есть прямая связь между этим поступком Ширшова и итогом кубанских выборов почти год спустя. Но связь символическая все же имеется. Вы поступили, мягко говоря, необдуманно, воспользовались своим «административным ресурсом» для не слишком приличного дела – так теперь получите то же самое по тому же месту!

 

Александр ФРОЛОВ

Советская Россия   25/10/2012


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList