Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

30.03.2012 22:11 | Статьи | Авангард Иванов

ГЕНИЙ И БАЛАБОЛКИ

Пиманов охотно и с полным доверием цитирует таких же мыслителей, как сам, — например, Вячеслава Никонова, внука Молотова, получившего имя в честь деда и называющего себя политологом. Тот говорит, например: "У Сталина был душевный провал в первые дни войны вплоть до создания Государственного комитета обороны, это уже в начале июля". Политолог-внук не знает даже, что ГКО создан не в июле, а в июне. А за этот срок, т.е. за первые десять дней войны, Сталин только в своём кремлёвском кабинете, не говоря о квартире и других возможных местах, принял 173 человека — политических деятелей, военных, дипломатов, учёных и т.д. Выходит, почти по 20 человек ежедневно. С ними обсуждались важнейшие дела, принимались неотложные решения. Вот такой "душевный провал". А 3 июля Сталин выступил с великим обращением к народу — мужественным, честным, вдохновляющим. Солженицын, которого должны бы мобилизовать в первый день, но он ещё долго будет болтаться в тылу, потом напишет: "Сталин выступил полуплачущим..."

Пиманов не знает даже, когда во время войны происходили важнейшие события. Пишет, например: "В 1942 году назрела необходимость получить согласие союзников на открытие второго фронта". Не согласие, сударь, а само открытие "назрело", и не в 42-м, а сразу после нападения Германии, и Сталин направил Черчиллю послание об этом ещё 18 июля 1941 года, а 3 сентября — второе, но тот отвечал: "Не можем, сложно-с, трудно-с, погода плохая, боязно...". В апреле 42-го Сталин об этом же переписывался с Рузвельтом. И протянули союзнички до июня 1944-го. Не слышал, Пиманов?

И вот ещё: "12 июня 1942 года Молотов привез из Америки договор с Англией и США о союзе в войне против Германии". Да, но Черчилль ещё 22 июня, а Рузвельт 24-го выступили с заявлениями о поддержке СССР в войне. А 11 декабря 1941 года США объявили войну Германии и Италии, т.е., можно сказать, что стали нашими реальными союзниками. Как об этом умолчать?

Добравшись до Жукова, автор уверяет, что он "был готов стать наследником стареющего вождя". Никогда таких намерений, планов, желания у маршала не было. Они приписывались ему недругами, интриганами, клеветниками.

 Ну, а что Пиманов ещё захотел сказать о Жукове, это — в его фильме. Который снимался дольше, чем шла война — пять лет. Посмотрев первые серии, я подумал: не Путин ли написал сценарий? не Медведев ли режиссер? не Новодворская ли играет заглавную роль? До такой степени фильм соответствует духу времени. Нет, оказывается, режиссер по имени Алексей Мурадов, в главной роли — артист по имени Александр Балуев.

И каков итог пятилетних усердий? Тамара Новикова, вдова маршала, сказала: "Пять лет делать фильм — и сделали такую ерунду". Но продюсер в восторге: "Скажу честно: мы сделали красивое и мощное кино..." Он говорит о честности! Исполнитель главной роли сказал ещё более честно: "Фильм — это наша любовь к русским людям и к тому времени, это любовь к нашим отцам, стремление сказать им спасибо".

Если это было бы так, то фильм должен понравиться вроде бы прежде всего дочерям маршала — уже не молодым, образованным, интеллигентным женщинам — и таким, как русский автор этих строк, по возрасту как раз годный создателям фильма в отцы. Но вот "Российская газета" печатает подборку высказываний о фильме дочерей Жукова, Конева и Новикова под шапкой: "Дети маршалов в ужасе от сериала "Жуков".

Пиманов уверяет: прежде, чем создать это "красивое и мощное" кино, его творцы "выслушали позицию и тех и других". Каких тех? Каких других? Как пишет Э.Г.Жукова, вы даже не известили дочерей маршала, что снимаете фильм. Вы наплевали на редкую возможность посоветоваться с людьми, которые знали героя фильма, как никто. Тем более, что ведь в фильме есть роли их самих, дочерей. Только глубоко невежественные халтурщики, обильно взращенные Путиным и Швыдким, могут быть так высокомерны.

Дети старались уберечь Эру Георгиевну от душевной травмы, советовали ей не смотреть фильм, но она же дочь маршала и всё-таки набралась мужества и посмотрела, и теперь говорит: "Фильм привел меня в ужас. Всё перевернуто с ног на голову... Всё было совсем не так... Водка, самоубийства, пытки. Откуда взялись все эти события? Ничего общего с действительностью. В фильме всё переврано. На экране жена Жукова даёт дочери пощёчину. Моя мама — мне?!.. Зачем это копание грязными руками в чужом белье? Зачем всё вытаскивать и смаковать? А артиста Балуева в роли отца я не вижу". Да, уж лучше бы он играл роль дочери, получающей пощёчину.

В эти дни как раз показывали отрывки английских и американских лент, в которых есть роли Маргарет Тэтчер, Елизаветы Второй, Мэрилин Монро. И создатели фильмов нашли подходящих артистов, придали им максимальное внешнее сходство с прототипами. И у нас, когда Жукова играл Ульянов, то дело было не только в большом таланте артиста, но и в мужественном типе его лица. А тут? Вы, Балуев, хоть понимаете, различие между вам и Ульяновым? Жуков был крепок, коренаст, у него, как заметил Константин Симонов, "по-солдатски красивое лицо". А Балуев? Долговязый дылда, раза в полтора объёмистей маршала, прёт через все 12 серий с окаменелой мрачной физией, на которой не блеснула улыбка даже в ЗАГСе, когда он регистрирует брак с любимой женщиной. Но дело не только в этом.

 Балуев сказал: "Может, Жуков никогда не задумывался о миллионах погибших на войне. А мне хотелось, чтобы он задумался, чтобы предъявить счёт себе и Сталину". Жуков, видите ли, не задумывался, как твердит об этом орда клеветников, а артист задумался и пришел к выводу: дай-ка помогу маршалу понять, что миллионы погибших — это не дело фашистов, это на счету Сталина и Жукова. И такому человеку поручили роль полководца?! "Нам кажется, мы поняли Жукова",— говорит Пиманов. Перекрестись! Ничего вы не поняли, и никогда ничего не поймёте, кроме цифр в гонорарной ведомости.

Да этот Балуев не дал себе труда хотя бы только заглянуть в воспоминания маршала. Иначе он не писал бы такой вздор: "Сталин воздействовал на людей так, что даже такие гиганты, как Жуков, впадали в оцепенение". Вот что, к примеру, писал Жуков: "Стиль работы Ставки, был, как правило, деловой, без нервозности, своё мнение могли высказать все. И.В.Сталин ко всем обращался одинаково строго и довольно официально. Он умел слушать, когда ему докладывали со знанием дела. Он вовсе не был таким человеком, перед которым нельзя было ставить острые вопросы и с которым нельзя было спорить и даже твердо отстаивать свою точку зрения".

Оцепенение... Рокоссовский однажды был свидетелем такого "оцепенения" Жукова в разговоре со Сталиным, что потом написал: "Мне понравилась прямота Георгия Константиновича. Но когда мы вышли, я сказал, что, по-моему, не следовало бы так резко разговаривать с Верховным Главнокомандующим. Жуков ответил:

— У нас ещё не такое бывает".

Эра Георгиевна говорит: "Я не понимаю цели фильма". Цель элементарна — охаять Советское время и его лучших людей, как это делают Новодворская, Пьеха, Говорухин, Медведев... И так — с самого начала фильма. Вся первая серия крутится вокруг групповой фотографии советских полководцев, сделанной вскоре после окончания войны. 56 человек. В первом ряду слева направо сидят Воронов, Буденный, Рокоссовский, Конев, Василевский, Жуков, Сталин, Ворошилов, Булганин, Хрулёв, Толбухин, Говоров, Голованов. Так вот, Пиманов и Мурадов, фальшивомонетчики, уверяют нас, что Сталина на этой фотографии не было, и лишь перед публикацией снимка по указанию свыше какой-то ловкач с помощью ножниц и клея втиснул его в первый ряд. Да почему же не было? Видно, долго эти два мыслителя пыхтели: что бы такое придумать погнуснее и оскорбительней? И придумали: Верховному Главнокомандующему перед съемкой приспичило по нужде, и он удалился. Да если действительно приключилось бы такое дело — чего в жизни не бывает — неужели маршалы и генералы не подождали бы своего Верховного?! Не пожелали ждать, говорят нам лоботрясы экрана. Вот без него и сделали снимок, а потом вклеили. И всё это подробно изобразили.

Не соображают даже того, что для этого надо было в самой середине первого ряда кого-то изъять, освободив место для изображения Сталина. И кто же там до него красовался? Кого удалили? По логике вещей, тут должен бы сидеть Жуков, заместитель Верховного, и Жукова следовало бы изъять. Но он как сидел, так и сидит. Может, Василевский или Рокоссовский? Но они тоже тут как тут. Может, Микоян? Нет, он не был ни маршалом, ни генералом и не мог быть на этом снимке среди военных. Словом, у нас на глазах тупые фальшивомонетчики делают своё профессиональное дело.

А главное, что хотели сказать этим жульничеством — что Сталин не был Верховным? Или — так презирали его все маршалы и генералы?

Когда начиналась катавасия перестройки, и демократы ещё старались Лениным бить по Сталину, они ужасно пронзительно визжали о том, что известная фотография сидящих рядом на плетёном диване Ленина и Сталина в Горках есть не что иное, как фотомонтаж. Им и в голову не приходит, что есть множество документальных свидетельств переписки, встреч, бесед, других общих фотографий. И что тут удивительного? Ленин был создателем партии, потом — главой правительства, Сталин — членом Политбюро этой партии, затем её главой. Как они могли не встречаться?!

Дочь маршала Конева спрашивает Пиманова, Мурадова, Балуева, всех создателей фильма: "Где вкус и чувство меры?" Дорогая Наталья Ивановна, о чём вы?! Это же люди, не имеющие никакого отношения к кино и вообще к искусству, в частности, к русскому. Это солитёры и печёночные сосальщики русского искусства, разведением коих вот уже двадцать лет успешно занимаются Путин, Медведев и Швыдкой. Этот фильм — типичное порождение нынешнего времени, столь благоприятного для бездарей, циников и хапуг. Он выразил суть нынешней поры. Наверняка его с наслаждением смотрели помянутые выше солитёроводы.

газета "Завтра"


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList