Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

29.03.2012 23:12 | Статьи | Авангард Иванов

КРИЗИС МОРАЛИ

Пройдена ли точка невозврата? 

 

Политический кризис, который ярко проявился в нашей стране со времени выборов в Думу и усилился в ходе президентских выборов, продолжается. Общественные проблемы, породившие этот кризис, не были разрешены победой В.В. Путина на выборах. Еще очевиднее стало то, что строй контрреволюционной реставрации стал причиной глубокого морального кризиса общества, который усугубляется с каждым днем.
 
Разгул преступности на фоне выборов президента
На протяжении нескольких месяцев правительственные средства массовой информации запугивали население прогнозами: если победит оппозиция, страна погрузится в хаос насилия и бесчинств. Произошло иное: победил Путин, а гражданская война, возможностью которой пугали власть имущие, не состоялась. Однако через несколько дней после завершения президентских выборов из различных городов страны стали поступать сообщения о преступлениях, поразительных по своей жестокости и дерзости, неслыханных даже за последние 20 лет разгула насилия и жестокости. Пытки, которым был подвергнут 85-летний герой Великой Отечественной войны Пётр Животовский, чтобы завладеть его несколькими тысячами рублей, попытка его заживо сжечь свидетельствуют о том, что у бандитов нет ничего святого. Насилие в отношении Сергея Назарова, задержанного за мелкое хулиганство, похоже на жуткую сцену из романа Дрюона, в котором он описал казнь времен средневековья. Побег на вертолете заключенного убийцы из тюрьмы в Вологодской области, который напоминал сцену из фильма про Фантомаса, свидетельствовал о необыкновенно возросших возможностях для совершения преступных деяний в условиях всеобщей коррупции и разгильдяйства.
Вряд ли то обстоятельство, что эти события произошли вскоре после победы В.В. Путина на президентских выборах, можно считать случайным совпадением. В ходе выборов различные партии и силы оппозиции выступили против правительства, требуя положить конец коррупции и власти криминала. Правительство победило, объединив немалую часть избирателей под лозунгами стабильности и сохранения существующего положения. После победы Путина преступники поняли, что прежний порядок сохранится, а, стало быть, им ничего не грозит. Поэтому они пустились во все тяжкие.
Характерно, что наиболее жестокие преступления были совершены в тех регионах и в тех властных структурах, которые находятся на лучшем счету у власти. Хотя оппозиция предупреждала, что переименование милиции в полицию, помимо того что оно игнорировало историческую аллергию нашего народа к понятиям «полиция», «полицейский» и «полицай», явилось лишь косметической операцией, правительство уверяло, что в полицию набраны «лучшие из лучших». Садисты из отделения «Дальний», которые были, очевидно, отнесены к таковым после их переаттестации, истолковали поражение оппозиции как сигнал того, что они могут окончательно распоясаться.
Хотя оппозиция многократно обращала внимание на подозрительно высокие результаты, которые получали кандидаты правительственных сил на выборах в ряде поволжских республик, в том числе в Татарстане, правительство игнорировало эти предупреждения. То обстоятельство, что на президентских выборах 83% населения Татарстана, по официальным данным, проголосовало за Путина, то есть чуть ли не в два раза больше, чем в Москве, доказывает, что ничего не изменилось в практике организации выборов и подсчета голосов избирателей в этой республике. Между тем правоохранительные органы здесь должны были первыми обратить внимание на подозрительно высокую поддержку правительственного кандидата в президенты. Но сокрушительная победа Путина в Татарстане могла убедить руководство МВД республики в том, что у них ничего не изменится и можно по-прежнему игнорировать свидетельства, которые вопиют о неблагополучии дел в их полицейских отделениях.
Жестокие пытки героя войны произошли в Армавире, городе, расположенном в том же Краснодарском крае, где находится станица Кущёвская, ставшая сравнительно недавно местом расправы с 12 людьми, включая четверых детей. Между тем оппозиция сообщала о том, что администрация края получала сигналы о беспределе, творящемся в Кущёвской, еще до совершения преступления, и не предпринимала никаких мер против террора банд.
В предвыборные дни президент Д.А. Медведев не раз говорил о необходимости искоренить коррупцию и даже предложил учитывать доходы не только чиновников, но и членов их семей. За несколько дней до выборов в отставку ушел приморский губернатор С.М. Дарькин. Тогда выяснилось, что его супруга, которая числится актрисой местного театра, заработала предпринимательской деятельностью за год более миллиарда рублей, что во много раз больше доходов его мужа. Однако то обстоятельство, что доходы супруги губернатора Краснодарского края Александра Ткачёва превысили в прошлом году доходы губернатора в три раза, очевидно, не взволновало руководителей страны. Также очевидно, что их не обеспокоили сообщения о том, что супруга Ткачёва имеет 100% уставного капитала некоего ООО на сумму в 23 миллиона рублей и 41% уставного капитала некоего ЗАО на сумму в 41 миллион рублей.
Вывод о том, что постоянные обитатели «Бочарова ручья» довольны Ткачёвым и не имеют к нему претензий, следует из того, что президент РФ Д.А. Медведев принял решение рекомендовать Законодательному собранию края избрать Александра Ткачёва на четвертый срок. Это решение было вскоре проведено в жизнь. Многие поняли, что те люди, которые вершат делами в крае, останутся на месте. К такому выводу могли прийти и преступники, которые рассчитывали на свою безнаказанность.
 
Рыночный механизм разложения общества
Разумеется, жестокие и дерзкие преступления не ограничены Казанью и Кубанью. Они творятся повсеместно в России, а также в ближнем зарубежье. Недавно мы узнали о чудовищном преступлении в украинском Николаеве. Везде, где произошла реставрация капиталистических отношений, распад морали достиг крайних пределов, возможно, «точки невозврата».
А ведь путь к восстановлению капитализма был проложен шумной антисоветской пропагандой, постоянно твердившей о преступности и аморальности советского строя. В течение нескольких лет газеты и журналы, радио и телевидение распространяли материалы о преступлениях, совершенных государственной властью в СССР, коррумпированности советских чиновников, нарушениях советскими людьми общественного и профессионального долга. Нас уверяли в том, что советские люди живут «во лжи» и обещали восстановить справедливость. Нас убеждали в том, что расцвет частной инициативы приведет к добросовестному выполнению трудящимися своих обязанностей, что качество товаров и услуг станет безупречным, а в условиях «свободного рынка» люди освободятся от страха, в котором они якобы жили прежде.
Нет нужды говорить о том, что в советское время преступность существовала и далеко не все люди являли собой примеры высокой морали. С самого начала своего существования Советской власти пришлось принимать меры по борьбе с разгулом преступности, начавшимся в ходе Первой мировой войны, усилившимся после Февральской революции и продолжившимся в годы Гражданской войны. История борьбы с преступностью отражена в советской художественной литературе, кинофильмах и известных телесериалах.
Также очевидно, что активизация рыночных механизмов в период нэпа сопровождалась падением нравов и ростом преступности. Описывая жизнь при нэпе, следователь Лев Шейнин признавал: «В городе невесть откуда и черт его знает зачем повылезала из всех щелей всяческая нечисть – профессиональные шулеры и надменные кокотки, спекулянты... бандиты... и просто жулики всех оттенков и разновидностей».
В ряде районов страны организованная преступность приняла большие масштабы. Выступая на XV съезде ВКП(б) (1927 г.), В.М. Молотов говорил о разгуле бандитизма на примере событий в Борецкой волости Ряжского уезда Рязанской губернии. Там «в течение пяти лет хозяйничала, как дома, шайка бандитов, разбойников и грабителей... Это хулиганье запугивало, застращивало, грабило и поджигало местных крестьян... Про эту волость так и говорят: «Борец – всем ворам отец».
Неэффективность борьбы с бандитами в значительной степени объяснялась их связями с представителями властей. В.М. Молотов признавал, что у преступников «обнаружились связи не только в укоме и уисполкоме, но через каких-то людей они сумели влиять на отдельных членов губкома, губ. КК и губсуда... Преступные элементы из Борецкой волости сумели найти слабые места даже среди отдельных работников губернского партийно-советского аппарата, где обнаруживались у них некоторые ниточки связей».
Рыночная стихия разлагала общественную мораль. В своем выступлении 13 апреля 1926 года на пленуме ЦК ВКП(б) И.В. Сталин пересказал содержание публикации в «Комсомольской правде» о расхитителе. При этом Сталин подчеркнул: «Заслуживает тут внимание не столько сам вор, сколько тот факт, что окружающая публика, зная о воре, не только не боролась с ним, а, напротив, не прочь была хлопать его по плечу и хвалить его за ловкость, ввиду чего вор стал в глазах публики своего рода героем... Когда ловят шпиона или изменника, негодование публики не знает границ, она требует расстрела. А когда вор орудует на глазах у всех, расхищая государственное добро, окружающая публика ограничивается смешками и похлопыванием по плечу. Между тем ясно, что вор, расхищающий народное добро и подкапывающийся под интересы народного хозяйства, есть тот же шпион и предатель, если не хуже... Таких воров у нас сотни и тысячи. Всех не изведешь с помощью ГПУ».
Искоренение буржуазных отношений в советском обществе существенно сузило базу преступности и способствовало изменению морального климата в стране. Однако нашествие гитлеровских захватчиков не только привело к огромным людским потерям и колоссальным разрушениям, но также нанесло удары по социалистическим отношениям в экономике и по социалистической морали. В постановлении об отмене карточной системы и денежной реформе 1947 года, подготовленном при активном участии Сталина, особо отмечалось: «Спекулятивные элементы воспользовались наличием большого разрыва между государственными и рыночными ценами, равно как и наличием фальшивых денег, для накопления денег в больших размерах в целях наживы за счет населения». В этой обстановке развивалась преступность, о которой прекрасно знают телезрители, многократно просмотревшие сериал «Место встречи изменить нельзя».
Своевременное проведение денежной реформы нанесло мощный удар по формировавшимся очагам теневой буржуазии. Однако в последующие десятилетия было ослаблено внимание к экономическим, социальным и идейно-политическим факторам, способствовавшим развитию теневой буржуазной экономики, что и стало внутренней базой капиталистической контрреволюции.
О том, что эти противоречия общественного развития не ограничены советским опытом, свидетельствует то, что со схожими проблемами сейчас столкнулись в Китайской Народной Республике. Об отрицательном воздействии рыночных отношений на общественную мораль и развитие преступности с тревогой говорил главный редактор журнала «Марксизм и действительность» профессор Ли Итиан на конференции, состоявшейся в ноябре прошлого года в Лондоне.
Свой доклад «Моральные кризисы и марксистский ответ в современном Китае» профессор начал с примера злоупотреблений в сфере общественного питания. Ряд мелких предпринимателей в течение многих лет употребляли для приготовления пищи уже не раз использованное масло. Его негодность к потреблению прикрывалась частичной очисткой и использованием ароматизаторов.
Этот частный пример товарищ Ли Итиан дополнил упоминанием об «обманах, непорядочности, нарушении правил» и сослался на слова премьер-министра КНР Вэнь Цзибао о происходящем в Китае «крахе морали». Профессор заметил: «В душах людей происходят моральные кризисы, в результате чего закон становится бесполезным, а цена поддержания общественного порядка дорогой. Если мы живем в обществе, в котором фундаментальные моральные основы подрываются, основные моральные ценности подвергаются презрению, а в сознании людей нет серьезных представлений о морали, то я не знаю, каким образом мы сможем разрабатывать правовые нормы, воплощать их в жизнь и соблюдать закон».
Ли Итиан подчеркнул: «Моральный кризис в современном Китае следует решать в контексте нынешней китайской жизни. Являясь официальной китайской идеологией, марксизм ищет подходящие моральные концепции и принципы, с помощью которых можно было найти ответ на нынешний кризис».
Но если в КНР разлагающему влиянию капиталистических рыночных отношений противостоит марксистско-ленинская иде­ология, мощная Компартия, законы государства, строящего социализм, то как быть, если марксизм в нашей стране фактически оказался под запретом, как несостоятельная теория, импортированная извне во вред русскому народу? Что можно ожидать от общества, в котором так старательно уничтожали социалистические законы, социалистические ценности, социалистическую мораль, где были разрушены все институты морального воспитания человека, а советское прошлое было подвергнуто осквернению?
 
Распад общественной морали
Затяжной спад в экономическом развитии, обострение социальных противоречий и межнациональной розни, которые ознаменовали переход России к капиталистическому рынку, был усугублен моральным кризисом общества, который приобрел глубокий и необратимый характер. Бурный рост буржуазной рыночной стихии в последние годы Советской власти сопровождался, в частности, бытовыми переменами, свидетельствующими о том, что советские люди стали бояться за свою безопасность. В подъездах, на лестничных клетках и в квартирах были установлены бронированные двери. Появились видеокамеры, отслеживающие преступников. Люди обзаводились собаками, способными их защитить, а предприятия и учреждения – взводами охранников. Ныне в России лишь 12% опрошенных не боятся стать жертвой преступлений.
Для всеобщего страха есть веские причины. По сравнению с 1966 годом число преступлений всех видов в России к настоящему времени увеличилось примерно в четыре раза. Однако официальная статистика не отражает подлинного размаха преступности. Об экономических и должностных преступлениях сообщали лишь 30% потерпевших лиц. Об общеуголовных преступлениях – 50%. О кражах – 70%. Увеличивалась латентность (то есть сокрытие данных) даже по таким тяжким преступлениям, как убийства. Только с 1990 по 1994 год и только в Москве число трупов с неустановленной причиной смерти выросло с 776 до 2966. В 2005 году в стране разыскивалось 74 943 пропавших без вести, многие из которых могли стать жертвами преступлений. С учетом латентности в настоящее время в год совершается более десяти миллионов преступлений разных видов.
Криминалисты свидетельствовали, что «снизившаяся в 1986–1989 годах доля преступности с алкогольной мотивацией в период реформ вновь возросла. Увеличилось число преступлений, совершаемых по мотивам абсолютной нужды (приобретение продуктов и предметов одежды, необходимых для жизни) или относительной нужды (обеспечение уровня жизни, характерного для окружающих). Возник также новый вид корыстной мотивации, обусловленной необходимостью стартового капитала для осуществления предпринимательской деятельности». Существенно возросло число мошенничеств. Распространился такой вид преступлений, как убийство по найму.
Другой чертой постсоветской жизни стала криминализация общественного сознания и поведения даже тех, кто не совершал лично преступных деяний. По данным криминалистов, «наблюдается срастание преступности с населением, привыкание граждан к высокому уровню проникновения преступности. Возросло число граждан, которые тем или иным образом вступали в контакт с преступниками (члены семьи, соседи, знакомые). Лица, совершавшие преступления, входили в круг знакомых 59% опрошенных в Москве предпринимателей и 32% иных москвичей».
Различные виды нарушения закона стали обыденным явлением. Значительная часть трудящегося населения получает заработную плату помимо официальных ведомостей, а взяточничество стало привычным делом. На совещании, проведенном президентом РФ Медведевым 22 марта с.г., сообщалось, что взятки давал каждый второй гражданин страны.
Криминализация всех сфер жизни привела к появлению огромной массы фальсифицированных продуктов. Люди отравляются непригодной пищей. Терпят аварии машины и даже самолеты, на которых были поставлены бракованные изделия. Погоня за прибылью позволяет фальсификаторам продавать миллионам людей под видом подлинных лекарств поддельные, в том числе опасные для здоровья.
Надежды на то, что с капитализмом в стране восторжествует добросовестное отношение к своим профессиональным обязанностям, рухнули. В размещенном в интернете письме профессор Л.Б. Наумов сокрушается: «Разбиваются самолеты. Опрокидываются автобусы. Сталкиваются поезда. Рушатся здания. Взрываются склады боеприпасов. Горят леса. Прорываются плотины... Устраиваются грандиозные и радиоактивные свалки вблизи городов. Умирают больные, которые должны были еще долго жить...»
Наумов иронизирует над теми, кто говорит: «Успокойтесь, господа! Виноват человеческий фактор! Пилот просто сбился с курса. Строители гидростанции просто украли цемент. Дипломированные туристы просто не погасили костер после шашлыка. Ракеты просто заклинило или они вообще полетели в другом направлении. Врач просто ошибся в диагнозе. Непотопляемый «Курск» просто утонул. А в трагедии Беслана так и вовсе виноваты арабы и даже один негр. Все просто, ясно и убедительно. Человеческий фактор!»
Наумов, в частности, утверждал, что образование, которое получает современный молодой человек, не может не порождать негодных специалистов. Однако бракованную продукцию производят не только системы образования и здравоохранения, строительство и промышленность. Кризис переживает также институт семьи. Хотя Россия еще отставала от уровня разводов в Швеции, где 54,9% браков кончаются разводами, но быстро приближается к этому уровню: ныне в России распадается 42,6% заключенных браков. К тому же за годы капиталистической реставрации число внебрачных детей выросло в два раза. Работники родильных домов утверждают, что резко увеличилось число матерей, отказывающихся от своих детей или жестоко бросающих их.
Тяжелый удар нанесен по морально-этическому воспитанию подрастающего поколения. В первые же месяцы антисоветского переворота вместе с Коммунистической партией были распущены комсомольские, пионерские и даже октябрятские организации как «тоталитарные». Так были разрушены мощные институты по воспитанию детей и молодежи.
Ныне нередко можно увидеть детей школьного возраста с открытыми пивными банками в руках. Среди подвыпивших подростков, отчаянно ругающихся матом, нередко преобладают девочки. Причину этого объясняют исследования. Девочки опережают мальчиков в потреблении спиртного. Лишь 42% мальчиков и 33% девочек школьного возраста воздерживаются от алкоголя. При этом доля трезвенников стремительно сокращается с возрастом. В группе 16-летних они составляют лишь 20% среди мальчиков и 4% среди девочек. Немало подростков пьют регулярно.
В последние годы возросло число подростков, потребляющих наркотики. Хотя бы один раз в жизни попробовали наркотические или токсиманические вещества 56% мальчиков и 20% девочек. Так как привыкание к наркотикам происходит быстро, то в настоящее время 45% мальчиков и 18% девочек употребляют наркотики различных видов.
Связь потребления спиртного и наркотиков с антиобщественным поведением и ростом преступности многократно подтверждена статистикой правоохранительных органов. Естественным порождением нынешнего времени стало появление в образцовой школе Тюмени банды старшеклассниц, которые вымогали деньги у школьников младших классов, избивая их и насилуя.
Осквернив идеалы прежних поколений пионеров и комсомольцев, создатели «свободного рынка» предлагают современной молодежи в качестве примеров для подражания героев телесериалов с жестокими сценами избиений и насилия, звезд эстрады и телеэкрана, рассказывающих о своих амурных похождениях. Интернет же угощает откровенной порнографией.
 
Спасет ли нас церковь?
Моральный кризис в России носит многоплановый и острый характер. Цинизм, отчаяние и, как следствие, рост числа самоубийств, по которым Россия стоит на одном из первых мест в мире, стали следствием разрушения моральных основ общества.
В то же время создавшийся вакуум в их сознании привел многих людей в лоно церкви. По сохранившим свою актуальность данным социологического обследования, опубликованного в книге «Реальная Россия», в начале ХХI века 61,9% населения страны исповедовало православие, 6,7% – ислам и лишь 15,1% объявили себя атеистами.
Но насколько прочны связи верующих с христианскими церквями, мусульманскими мечетями и иными религиозными заведениями? 45,9% опрошенных заявили, что они никогда не посещают религиозных служб, а 21% сказали, что ходят на такие службы раз в год или реже. Еженедельно (то есть так, как подобает верующим) ходили в церковь лишь 2,9% населения. Правда, авторы исследования считали, что число «воцерковлённых» больше и утверждали, что таковых целых 6 процентов.
Не менее сомнительна фактическая принадлежность к той или иной церкви тех, кто считает себя «верующими». Хотя 85,9% объявили себя таковыми, подавляющая часть населения (а стало быть, и самозваных верующих) не признает основные религиозные догматы, без чего их нельзя считать принадлежащими к церкви. Так, лишь 16,4% сказали, что они верят в существование ада и рая. 15,9% верили в жизнь после смерти.
И только 19,4% населения страны верит в существование греха. Это означает, что 80% населения отрицает само понятие греховности. Это означает, что приток верующих в церкви и мечети не привел к тому, что эти религиозные центры стали моральным оплотом для миллионов людей.
Заменила ли церковная мораль советскую мораль? Я не сомневаюсь в том, что существует немало искренне верующих людей, ищущих духовную опору в церкви и религии в наше нелегкое время. Есть и те, кто является примером соблюдения традиционных христианских добродетелей. Но еще несколько лет назад будущий патриарх, а в ту пору митрополит Кирилл сокрушался по поводу так называемого обрядоверия, когда в церковь приходят не ради морального очищения и самосовершенствования, а для выполнения определенных обрядов, с помощью которых они надеются решить свои личные проблемы. Иные прихожане сводят пребывание в церкви к тому, что ставят свечки перед иконами и произносят молитвы, чтобы добиться исполнения того или иного желания. Один священник рассказал, что к нему порой обращались с просьбой сказать молитву, с помощью которой можно было бы обойти налоги.
Непонимание принципов самосовершенствования и понятия греха приводит к тому, что покаяние превращается в формальную процедуру. Другой священник жаловался на то, что исповеди сплошь и рядом сводятся к упоминанию о майонезе, который был съеден в постные дни.
Неспособность подняться над суетным приводит к тому, что паства ряда церквей, особенно в больших городах, превратилась в собрания клакеров, грызущихся друг с другом из-за «своих» батюшек.
Но что у нас за священники?
Да, есть такие, что могут помочь ближним духовно. С одним подобным, отцом Варнавой, я познакомился во время прохождения моим внуком воинской службы. Отец Варнава не только руководит монастырем, но «окормляет» находящуюся рядом часть инженерных войск. Организатор хора, участники которого весело поют про «смуглянку-молдаванку», создатель стенгазет и коротких видеофильмов о ходе боевой подготовки, отец Варнава успевает подкормить призывников овощами и фруктами, узнать про их беды, ободрить их, дать мудрые житейские советы.
Но скольких священников, не имевших ни религиозной подготовки, ни духовного призвания для служения людям, занесла на амвон бурная волна «возрождения церкви»! Немало среди них тех, кто так и застыл на уровне того вульгарного понимания христианства, с которым они пришли в церковь 20 лет назад. Вот в столичной церкви бывший подводник с четкостью бывалого военнослужащего сообщает прихожанам, среди которых есть и малые дети, распорядок, который следует по часам соблюдать для ведения интимной жизни. Вот бывший санитар скорой помощи постоянно объявляет о «чудесах», случившихся в церкви. Он на полном серьезе оповестил о «чуде»: церковный сторож проснулся, когда вор стал снимать икону со стены. Этот же батюшка на Крещение приказывал раздавать верующим ржавую воду, хотя химический анализ свидетельствовал о ее непригодности для питья.
Священники, которые должны являть собой образцы смирения и самоотречения, особенно в наши трудные времена, открыто бравируют своими богатыми материальными приобретениями. Сколько появилось в столице батюшек с «мерседесами»! Немало и таких, кто без труда купил дом в загородной местности. У некоторых же есть дорогая недвижимость за границей. При этом высшие иерархи высмеивают тех, кто критикует этих священников-богатеев.
Многие из священников погрязли во внутренних склоках и интригах, в которые вовлекается паства. Но зато они единодушны в антисоветской пропаганде. Они уверяют, что гитлеровское нашествие было наказанием нашему народу за атеизм, а жертвы советских людей в годы Великой Отечественной войны – «искупление кровью» за разрушение храмов. Сколько было сказано в священнических проповедях о разрушении московского храма Христа Спасителя!
Но храм восстановили. Теперь по нескольку раз в год мы наблюдаем службы в этом храме в присутствии высших чинов государства. И вот после десятилетий «возрождения церкви» произошло вопиющее осквернение храма группой непристойных хулиганок. А ведь когда-то в «Бесах» Достоевский сокрушался по поводу кощунства, совершенного по отношению к одной иконе!
В советское время, которое я помню с предвоенных лет, подобное представить было невозможно. Эксцессы воинствующего атеизма – следствие мелкобуржуазного революционаризма и влияния французской буржуазной революции – уже были в прошлом. В 1938 году советские люди смеялись вместе с писателем Михаилом Зощенко над «товарищем Лебедевым», который «будучи настроен против религии и имея, так сказать, критический взгляд на все церковное... все время задирал батюшку своими колкими замечаниями» во время обряда крещения. Я помню, как попало от пионервожатой моим друзьям по пионерскому лагерю, когда те стали издеваться над мальчиком, у которого был крестик на шее.
Осквернение чужих храмов не свойственно нашему народу. Поэтому такое возмущение вызвали на долгие годы французы, превратившие русские церкви в конюшни. Поэтому атеистическое советское правительство клеймило нацистских варваров, уничтожавших Ново-Иерусалимский храм и другие церкви. Тем, кто сохранил верность советским ценностям, дико поведение «цивилизованных» датчан, которые рисуют карикатуры на мусульманского пророка Мухаммеда, и отвратительно поведение американцев, которым так нравится сжигать «Коран».
Осквернение того, что считается священным для миллионов людей, развернулось в нашей стране по мере того, как в нее стали внедряться западные ценности и стандарты поведения. Разрушения памятников Ленину и другим советским руководителям творили люди, глубоко чуждые ценностям нашего народа. Они же призывают вынести тело Ленина из Мавзолея и уничтожить некрополь у Кремлевской стены. Надругательство над тем, что было дорого советским людям, породило и святотатство в храме Христа Спасителя.
То, что хулиганство стало предметом острых дискуссий, в ходе которых некоторые верующие, а также лица духовного звания поспешили призвать к «толерантности» по отношению к омерзительным хулиганкам, также свидетельствует о моральном кризисе общества. Вспоминается сцена из фильма «Выборгская сторона». Идет суд над теми, кто громил винные склады. Ссылаясь на апокрифическую фразу князя Владимира: веселие на Руси есть пити, ловкий адвокат почти добился оправдания преступников. Но тут встает рабочий, который сурово спрашивает: «Бандиты они или не бандиты?» Но ныне считается, что такая постановка вопроса – дань тоталитарной эпохи и поэтому преступницы окружены массовым восхищением.
Святотатство в главном храме страны и реакция на него – еще одно свидетельство того, что церковь не стала надежным оплотом против морального разложения общества.
 
Страна восторжествовавшего эгоизма хомо антисоветикус
Несмотря на обещания, высказанные чуть ли не 20 лет назад о скором создании «национальной идеи», несмотря на появление множества пухлых книг о «русском проекте» и «русской доктрине», искомой идеи не появилось. Ее эрзацем стал антисоветизм. Одной ее стороной является постоянное промывание мозгов антисоветской пропагандой. Другой стороной является ориентация на ценности, которые полярно отличаются от советских. Идеалом стал антисоветский человек, представляющий собой полярную противоположность человека советского.
Когда-то в советском радио- и телеэфире постоянно звучали слова песни: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Не осуждая эту песню, одна моя знакомая пожилая женщина придерживалась иного принципа. Всякий раз когда она давала тому или иному знакомому хорошую характеристику, она венчала ее словами: «Хороший человек... Доброжелательный... Ко мне хорошо относится». Очевидно, что этот принцип ныне широко принят. Так во время предвыборной агитации показывали собрания упитанных и отлично одетых людей, которые призывали голосовать за Путина, потому что при нем им лично стало удобно жить. При этом авторы репортажей отмечали чистоту помыслов и объективность суждений этих эгоцентриков.
Ныне принцип «своя рубашка ближе к телу» восторжествовал в нашей стране, хотя дежурные фразы о патриотизме нередко звучат из уст политических и государственных деятелей. Приоритет личного над общественным прочно внедряется в сознание людей рекламой и масс-культурой. В романах Александры Марининой, провозглашенной «писательницей десятилетия», культ потребительства неотделим от ненависти к советскому. Использовав для заглавия своих трех книг слегка измененный афоризм английского писателя XVIII века Бенджамина Джонсона («Ад вымощен добрыми намерениями»), Маринина написала целую трилогию, в которой доказывается, что добрые намерения не могут не привести к порочным результатам. Добродетельной, но несчастной женщине противостоят успешные, пробивные предприниматели, которые не руководствуются «добрыми намерениями», а лишь холодным, нередко корыстным расчетом.
Благодаря многоплановой и целеустремленной работе в стране возник «хомо антисоветикус», который вместо верности общественному долгу, самоотверженности, превосходства общественного над личным ставит во главу угла личные, корыстные цели, достижение их любой ценой, презрение к обществу, его настоящему и прошлому. Так Россия становится страной восторжествовавшего эгоизма.
…Этой зимой на лыжной трассе, проходящей через Бутовский лес, появились объявления: «Внимание! Эти участки леса украдены чиновниками Московской области...» Утверждалось, что для захвата участков были использованы поддельные свидетельства. Надписи были сделаны на металлических листах. А вскоре поперек лыжни появилась решетчатая изгородь, установленная ворюгами.
Она недолго просуществовала. Лыжники опрокинули ее. Какое-то время строительство на захваченных участках приостановилось. Но вскоре кто-то переставил доски со словами протеста в сторону, а затем поперек лыжни и вокруг огромного участка леса был сооружен высоченный железный забор, снести который лыжники своими руками не смогли. Нахалы не стали тратить время на споры: «Васька слушает да ест».
Самое страшное, что точно так же, как вор во времена нэпа не вызывал осуждения, а лишь одобрение, на такое же отношение может ныне рассчитывать агрессивный захватчик или рейдер. Именно этим можно объяснить успех Прохорова на выборах. Казалось бы, в ходе политических дебатов он ни разу не сумел объяснить, как он завладел несметным богатством. Он не смог опровергнуть обвинений в вывозе стратегически важного для страны кобальта за рубеж. Он не только признался в том, что выбросил на улицу многих сотрудников своих предприятий, но объявил, что это нормальное явление. Он допустил, что законы приватизации не были честными, но он, дескать, не мог не «подобрать» то, что якобы «валялось». Во время дебатов он демонстрировал хамское неуважение к старшим по возрасту оппонентам. Видимо, все, что выходило за пределы его ограниченного опыта, вызывало у него презрение. Один из участников дебатов сообщил, что, по словам Прохорова, приезжая в незнакомый город, он никогда не пойдет в музей этого города.
Но почему же немало людей, особенно в Москве, проголосовало за Прохорова? Почему уже 80 тысяч человек объявили о своем намерении вступить в его будущую партию? Возможно, что помимо нелепого восхищения нахалом они руководствуются шкурной и глупой мыслью: а может быть, этот тип, который так здорово сумел облапошить «красных директоров», став одним из богатейших людей страны, нам тоже что-то подкинет. Ведь политический взлет Прохорова совпал с реанимацией Мавроди. Миллионы отдают свои сбережения этому прохиндею, зная, что их надежды на обогащение обеспечивается тем, что кто-то окажется в дураках.
 
Куда мы пойдем дальше?
На песке моральной опустошенности нельзя построить прочного общественного здания. Поэтому политический кризис нынешнего руководства страны может увенчаться утратой им власти. Но это не означает, что страна пойдет верным путем. На смену нынешним правителям ступает «железная пята» олигархов. Прохорову уже обещано место в правительстве.
Также очевидно, что после президентских выборов страна сделала еще один шаг в направлении морального распада. Последствия этого могут быть катастрофичными. Опыт других стран показывает, что моральная опустошенность и деградация нравственного начала ведут к национальной катастрофе. В аморальности Клайда Грифитса Теодор Драйзер увидел «Американскую трагедию», о которой он написал роман за четыре года до Великой депрессии. А ведь эта экономическая катастрофа, охватившая вскоре весь капиталистический мир, стала возможной благодаря спекуляции и погоне за наживой, которая охватила миллионы американцев в 20-х годах.
В своем романе «Воспитание чувств» Гюстав Флобер увидел в созданной им картине упадка морали французского общества предвестник поражения Франции в ходе Франко-прусской войны. Он даже утверждал, что если бы его роман был готов раньше, Франция не проиграла бы войну. Прямую связь между эгоистической моралью и отречением от родины показал Ф.М. Достоевский в «смердяковщине». Бравые слова о патриотизме победителей на президентских выборах не должны вводить в заблуждение. Разложение Франции накануне Франко-прусской войны приняло слишком глубокий характер, несмотря на громкую патриотическую браваду.
Неужели распад морали в нашей стране приобрел необратимый процесс? Все же выборы в Государственную думу и на пост президента показали, что этому процессу противостоят другие силы, готовые положить конец воровскому беспределу, диктатуре жулья, нечестным выборам, моральному разложению. Очевидно, что по сравнению с выборами прошлых лет в начале этого века число людей, обеспокоенных состоянием общества, возросло, а тенденция к их консолидации усилилась. При этом все больше людей увидели в Коммунистической партии Российской Федерации и ее кандидате Геннадии Зюганове альтернативу буржуазному беспределу. Из них многие после 1991 года ни разу не поддерживали коммунистов на выборах. Это доказывает, что у партии есть мощные резервы для развития успехов в грядущей борьбе,
Нет сомнения в том, что упорная работа по возрождению моральных основ нашего народа будет способствовать дальнейшему росту и консолидации тех сил, которые могут остановить продолжившиеся после президентских выборов моральный распад и движение страны к гибели.
 
Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ (www.sovross.ru)

blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList