Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

06.12.2013 00:00 | Статьи | Авангард Иванов

Константин Ковалёв. УКРАИНСКИЕ «ЭУРОПЕЙЦЫ» ХОТЯТ ОТЧАЛИТЬ НА ЗАПАД ВМЕСТЕ С БЕРЕГОМ

В детстве я, как и вся наша семья, зачитывался Гоголем. Мне ужасно нравились гоголевские добрые, весёлые и сметливые украинские селяне из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и отважные казаки Тараса Бульбы, а также их образ жизни и наряды.  Потом я полюбил оперных украинцев из «Наталки-Полтавки» и «Запорожца за Дунаем». Они пели и говорили на очень понятном нам, русским, певучем настоящем украинском языке, а не искусственном, в который украинские националисты напихали массу польских и иных слов, лишь бы «мова» была как можно меньше похожа на русский язык.

Я ребёнком очень жалел, что я не украинец, а русскоязычный белорус, живущий в Ростове-на-Дону. Моё романтическое представление об украинской жизни начало рушиться в 1946 году, когда мы всей семьёй поехали в Белоруссию к родичам через Украину. Ночью мы пересекли границу РСФСР с УССР и долго стояли на какой-то станции. Я потихоньку пробрался в тамбур и стал вглядываться в украинцев на перроне. Но никаких шаровар, мягких сапог, свиток и вышиванок я на них не увидел. И оселедцев – тоже! И самое удивительное было то, что и говорили они на таком же русском языке, что и мы. Сказка развеялась. Но ничего плохого я в украинцах не нашёл.

А потом в 1955 году я попал в армию на Сахалин. Там были и «наши» украинцы с Востока, которые говорили на языке Наталки-Полтавки, и какие-то невиданные, похожие на смуглых молдаван. Я и язык их принял сперва за молдавский. И только вслушавшись, понял, что это какой-то почти непонятный украинский. В нём было немало польских и австро-немецких слов. Большинство этих новобранцев были из Тернопольской области.

Но дело не в их внешности и говоре. Это были совсем не восточные славяне по характеру и поведению. В служебном быту они совершали открыто то, что мы русские, белорусы и восточные украинцы считали чудовищными нравственными преступлениями против солдатского и вообще мужского братства. Они напрямую доносили на нас командирам по всякому мелкому поводу, не выручали в самой простой ситуации и все лезли из кожи, чтобы выслужиться и стать сержантами. Приехать после службы к себе на село без сержантских лычек на погонах у них считалось позором и унижением перед девчатами.

Русский солдат патриотичен и строек, но не доносит и не выслуживается, начальства сторонится. Мы ушам своим не верили, когда западный украинец в простой ситуации не хотел выручить и обрекал восточного украинца или русского на наказание – наряд или два вне очереди – на кухне всю ночь картошку чистить да посуду мыть. Например, солдаты на первом этаже казармы умывались. Тут сверху раздаётся крик дневального: «Батарея (артиллерийская рота. – К.К.), строиться!» В это время все уже косметически чистили сапоги щёткой с гуталином. Но наш парень – восточный украинец или русский – забыл взять из тумбочки эти принадлежности в спешке. А появление в строю в не надраенных до блеска, хоть и чистых сапогах влекло за собой наказание от старшины. И солдат просил соседа, закончившего чистить сапоги: «Мыкола, дай щёточку без гуталина – пару раз провести по носкам и задникам сапог, а то мне достанется!» А Мыкола к нашему ужасу отвечал: «Трэба свойэ маты!» («Надо своё иметь!»). Мы испытывали не злобу, а чувство стыда за этого невиданного морального урода Мыколу. Но он не был моральным уродом. Он был цивилизованным западным человеком, родители которого жили сперва под Австро-Венгрией, а потом под Польшей. А на Западе такое поведение – норма. И, кстати, – в США, где я долго жил. Там открытое доносительство и индивидуалистическое жлобство прививается ещё в детством саду.

Я всё это рассказал для того, чтобы показать  читателю, какова разница между Востоком и Западом Украины. Это два разных народа, говорящих в лучшем случае на разных вариантах одного языка. Но австрийцы и немцы вообще говорят на общем литературном языке (имея диалекты), но австрийцы обиделись, когда я их, будучи переводчиком в министерстве чёрной металлургии, причислил к австрийским немцам. Нет, мол, они австрийцы! Так же и французы и южные бельгийцы, валлоны, считают себя разными народами. И конечно же англичане, англоязычные ирландцы и шотландцы, не говоря уже о янки.

И наконец в 1963 году я прибыл по этапу в концлагерь №7 Дубровлага в Мордовии. Там из 2800 зеков 2000 человек были бандеровцы и их молодые продолжатели «святого» кровавого дела. Я усвоил западноукраинский ещё в армии, а потому дискутировал с ними на их «мове». Это им нравилось. Но они выходили из себя, споря со мной и доказывая, что русские – не славяне, а «русификовани финны», недочеловеки, и к Киевской Руси никакого отношения не имеют. А украинцы – этакие славяноязычные «истинные арийцы». Мне же они советовали отмежеваться от русских и стать белорусским националистом (кстати, таковых в лагере было только ровно десять человек с запада Белоруссии: почти все белорусы – русофилы и советские патриоты).

И поэтому я не удивился тому, что после развала СССР на Украине начался разгул русофобства, хотя, казалось бы чего ещё надо: Украина стала «нэзалэжною», русских на Украине можно было притеснять «украинизацией», ельцинская Россия Украине ничем не угрожала. Но дело в том, что украинские националисты испытывали и испытывают сильнейший комплекс неполноценности: они на подсознательном уровне чувствуют, что Украина не является настоящим государством, украинцы – нацией, а «мова» – языком. Отсюда их стремление украинизировать даже жителей Крыма и особенно Севастополя, где все жители (я там жил в мае) – русские, борются за русский язык и культуру, все говорят по-русски, украинский язык слышится только с экранов телевизоров, и в школах русским детям навязывают «чудову мову». Тамошние русские – вполне советские интернационалисты, но они вынуждены бороться против украинизации, будучи возмущены тем, что Россия (Кремль) их бросила в беде.

Поэтому нынче, при очередной «оранжевой революции», то есть бунте многих тысяч подготовленных националистов (но не всего народа) против правительства и президента Украины, мы наблюдаем один и тот же сценарий американских сценаристов, опробованный ими и в Киеве несколько лет тому назад, и в ряде арабских стран, где США и НАТО удалось с помощью сперва «мирных» демонстрантов с длинными палками, а потом и вооружённых боевиков, включая наёмников, ликвидировать существующий строй и зверски убить законных руководителей государств.

Лишь в Сирии коса американской Смерти впервые нашла на кремлёвский Камень: Путин и его окружение не из чувства международной солидарности и справедливости, а из чувства самосохранения воспрепятствовали вплоть до бряцания тяжёлыми вооружениями военному нападению США и НАТО на Сирию. Дело в том, что дальше жертвой США и НАТО мог стать Иран. И тогда янки могли бы в разобранном виде доставить к каспийскому побережью свои военные корабли (сейчас так делают уже), собрать их и потом маячить в нейтральных водах у берегов Казахстана, российских Дагестана и Астраханской области, где Волга впадает в Каспий.

Ясно, что в случае войны они могли бы при поддержке проамериканского Азербайджана захватить Дагестан и проникнуть по Волге до Волгограда, Саратова, Самары, а то и Казани. Ума, в котором Путину, в отличие от Ельцина, не откажешь, у него хватило, чтобы защитить Сирию. Да и военная мощь России стала выше, чем при проглатывании пастью США и НАТО Югославии, Афганистана Ирака и Ливии. А стала она выше именно потому, что Путин и его режим поняли, что надо вооружать и укреплять армию, иначе руки западных «друзей», обнимающие кремлёвских правителей, могут потом затянуть на их шеях петли…

Нынешние украинские националисты хотели бы, чтобы без геологических потрясений свершилось чудо: чтобы территория Украины оторвалась от территории России и отплыла в сторону «Эуропы», где бы все они, даже тёмные прикарпатские голодранцы и бездельники, могли бы почувствовать себя истинными «эуропейцами». Но только чудес не бывает. Как известно, Запад Украины живёт на дотациях за счёт труда рабочих восточноукраинской крупной промышленности, созданной в СССР в 30-е годы. На Западе Украины такой мощной промышленности нет.

Поэтому «западенцы» не чувствуют, какая опасность им грозит в случае подписания Януковичем договора с ЕС, согласно которому Украину в ЕС как равноправную державу не принимают, но зато обязывают выполнять целый ряд требований, урезающих суверенитет Украины и разрушающих её экономику под действием потока западных товаров на украинский рынок, а также сворачивание экономических связей с Россией, которая не может при таких условиях допустить Украину в Таможенный Союз, ибо этот поток товаров перехлестнёт и российскую границу. Наши корреспонденты прямо на Майдане нэзалэжности выяснили при опросе оппозиционеров, что те не читали договор с ЕС, подписать который Янукович отказался (да это и нелегко, так там очень много страниц).

Этим юнцам (главным образом) представляется, что это – договор о полном вхождении Украины в ЕС с вожделенной для них отменой виз для попадания в «Эуропу» и проживания в ней. А до Украины с её проблемами им дела не будет. Они не знают, что на Западе миллионы своих безработных, причём  грамотных и имеющих хорошие специальности. Так что «щирые эуропейцы» с западной Украины смогут там на Западе Европы устроиться только мойщиками сортиров или, в лучшем случае, автомобилей местных не только богачей, но и безработных!..

Это не моя злая фантазия. Как известно, поляки в целом народ более образованный и культурный, чем западноукраинцы. И вот в США они находятся на положении людей даже не второго, а третьего сорта. Они выполняют самую грязную низкооплачиваемую и непрестижную работу. Слово «поляк» в США звучит обиднее, чем в России «чукча», потому что над чукчей просто добродушно посмеивались в анекдотах 90-х годов, а в США поляков презирают. И рассказывают о них уничижительные анекдоты. В Нью-Йорке во многих домах, в том числе и в том, где я останавливаюсь по приезде, «суперами» («суперинтендантами») работают, как правило, молодые семейные поляки.

Супер – это нечто вроде дворника, мелкого слесаря и представителя владельца жилого дома. Он живёт бесплатно в… подвале с семьёй, получает крошечную зарплату примерно 500-600 долларов, на которые не проживёшь. Поэтому он с разрешения лэндлорда (домовладельца) днём работает на стройке, где зарабатывает гораздо больше. Но иногда жильцам он нужен днём, а его дома нет. Вот поэтому у него должна быть неработающая жена с детьми. Она может что-то сделать или записать вызов в такую-то квартиру, а муж после работы придёт и что-то починит в той квартире, например, кран на кухне.

Видимо, «эуропейцев» с западной и центральной Украины, желающих зажить в ЕС, как супермены, ждёт в лучшем случае такая работа суперинтендантов или коротко суперов, в чьи обязанности входят и упаковка бытового мусора жильцов в более крупные мешки, и вынос их к краю тротуара в те дни (а, вернее, по ночам), когда за ними приезжает мусоровоз.

Мне не жалко будет этих украинских «эуропейцев», но жаль нормальных работящих восточных украинцев и этнических русских, жаль Украину.

Впрочем, останется ли это как бы государство целым или расколется на Запад и Юго-Восток (исторически русские территории, населённые Екатериной Второй выходцами с Дона, подаренные Украине по частям Лениным, Сталиным и Хрущёвым), пока что маловероятно, но на деле, культурно-этнически существуют две Украины: западная, с католическим или униатским населением, изменившим свой психологический древнерусский облик в результате многовекового польского, а потом австро-венгерского и снова польского владычества, и восточная Украина, населённая как восточными православными украинцами, близкими  по духу к русским, которые относятся друг к другу комплиментарно (дружественно), так и южнорусским населением, поселившимся там после того, как Суворов и Потёмкин изгнали оттуда турецких завоевателей. Кстати, до турок там жили с древнейших времён разные кочевники: скифы, сарматы, печенеги, половцы, татары, но никогда не жили жители Киевской Руси или Украины. Так что эти земли – приобретение России.

Сейчас почему-то пишут и говорят о том, что разгон отнюдь не мирных демонстрантов «Беркутом» был ошибкой. Демонстранты вели себя агрессивно, захватывали правительственные здания, ранили многих бойцов «Беркута». Разгон был кратковременный и не повторялся. Возможно, он был спровоцирован. Ведь именно так происходило в Киргизии, Ливии и Египте, а затем и в Сирии, где однако режим удержался при поддержке большинства населения и хорошей армии, а также защите Россией.

Сперва на улицы выходили просто невооружённые «мирные» демонстранты, пытавшиеся насильно прорваться в правительственные здания и бесчинствующие. После отпора со стороны полиции у демонстрантов в руках появлялось «оружие мира» – длинные, толстые деревянные бруски одинаковой длины, которыми они начинали бить вооружённую короткими дубинками и щитами полицию. Когда же власти пускали в ход резиновые пули и слезоточивый газ, западные подстрекатели во главе с США начинали информационную войну, демонизируя законные власти, требуя их свержения и расправы над ними.

Сейчас именно то же самое происходит на Украине. Янукович очень благоразумно уехал заранее в Китай – не сбежал, а вышел из-под возможной помойной грязи, которую для него приготовил Запад. Но и правительство Азарова устояло – большинство Верховной Рады оказало ему доверие. В настоящее время оппозиция, оплачиваемая и подкармливая на деньги Запада, занимает ряд улиц Киева, но, так как её Янукович разумно не разгоняет, она от обиды, а также дурной декабрьской погоды стала даже расходиться. Это ещё не конец бунта, организованного на деньги США и НАТО, в котором в открытую участвуют представители ЕС и польские агенты, но он несомненно сходит на нет, как жидкое дерьмо, вылившиеся на улицы из взорванных диверсантами канализационных труб, а потом уходящее в соответствующие решётчатые люки.

Сдержанность (не нерешительность) Кремля на этот раз сыграла положительную роль: хотя западноукраинские провокаторы в Киеве иногда громко обличают «москалей», но, как сообщают корреспонденты, поддержки они у толпы не находят.

В свою очередь, представители русскоязычного населения в Донецке и Севастополе, противодействуют «эуропейцам». Есть их представители и на улицах Киева. 

Хорошо отрепетированная под руководством западных «дирижёров» опера «Бунт свободолюбивых эуропейцев» была поставлена на Майдане досрочно, а потому этот спектакль проваливается. Все эти тёмные силы готовились не к сегодняшним событиям, а к президентским выборам в 2015 году с тем, чтобы не дать Януковичу быть избранным вторично. В качестве его соперника, способного достичь успеха, могла бы быть нэзалэжная» симулянтка Юлия Тимошенко. Именно она и могла бы побороться за президентское кресло. Вот почему ЕС в числе условий подписания договора с Украиной поставил такое забавное с точки зрения законов любой страны условие: выход Тимошенко из тюрьмы не как признанной невиновной или амнистированной, а как больной, которой требуется якобы медицинская помощь на Западе.

При этом, конечно, не говорилось, что после излечения Запад вернёт Юлю украинским властям, чтобы те вновь отправили её за решётку, и исцелённая дама с новыми силами, отдохнувшая и похорошевшая, смогла с удовольствием досидеть за решёткой оставшиеся пять лет из семи, к которым эту политическую воровку приговорил украинский суд. Иначе в ЕС и США о ней бы и не вспомнили. Будем надеяться, что Украина не отколется от территории России и не уплывёт на Запад посуху, аки по воде!.. России трудно жить без Украины, а Украине без России – невозможно.

Учитывая то, что ЕС ничего, кроме одного миллиарда евро, Украине не обещал за подписание договора, можно сказать, что ЕС сам сейчас обнищал, а потому хотел бы поправить свои дела за счёт развала и разграбления Украины, а заодно и получить возможность уже довольно близко приблизить свои ракеты к Москве. Не вышло! Но бдительности не надо терять.

6 декабря 2013 г.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList