Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

18.10.2014 18:25 | Статьи | Авангард Иванов

ЖИЗНЬ ДАЕТ НАМ ОЦЕНКУ

Интервью Е.К. Лигачёва томским журналистам

Егор Кузьмич ЛИГАЧЁВ был первым секретарем Томского обкома КПСС с 1965 по 1983 год. Затем работал в Москве – заведующим отделом, секретарем ЦК, членом Политбюро ЦК КПСС. Томичи избирали Егора Кузьмича депутатом Государственной думы России (2000–2003).

Как недавно отметил губернатор Томской области С.А. Жвачкин, Егор Кузьмич – «не просто наш бывший руководитель, а наша легенда. Такого развития, как в лигачевские времена, наш регион не знал за всю историю».

– Уважаемый Егор Кузьмич, интерес к Вашей личности в области постоянно высокий, а ведь Вы уехали в Москву достаточно давно – 31 год назад. Томичи прежде всего спрашивают: как Вы себя чувствуете, ведь возраст у Вас достойный.

– Чувствую себя в соответствии с возрастом. Все бы ничего, но донимают головокружения, головные боли. Отвечая на подобный вопрос на собрании в Томском землячестве в Москве, я сказал: успехов нет, а головокружение есть. Шутка рассмешила зал. А если говорить всерьез о здоровье, замечу следующее. Два года назад мне сделали на сердце сложную операцию. Понимаете, в моем возрасте согласиться на это – был риск и с моей стороны, и со стороны лечебного учреждения. Все прошло благополучно, организм выдержал. В связи с этим могу сказать, что образ жизни – не есть какие-то общие, пустые слова. Работы было много, притом трудной (по 12–14 часов, зачастую без выходных), но в тягость ни одного дня. Вполне могу сказать, что мой образ жизни был здоровым, правильным – не пил, не курил, постоянно был в движении, в работе.

– Нам, журналистам, понравилось выражение, которое ввел в оборот губернатор, – «лигачевские времена». Как Вы сами оцениваете годы на посту руководителя Томской области?

– Опять же вернусь к собранию нашего землячества в Москве, где я сказал в выступлении: «Семнадцать лет руководства Томской областью были самыми счастливыми в моей жизни. Я совместно с товарищами занимался созиданием».

Да, это так. Это был действительно счастливый период активного социалистического созидания. Западная Сибирь, где когда-то по горькому выражению В.И. Ленина «царила патриархальщина, полудикость и самая настоящая дикость», в советское время стала промышленным и научным исполином планетарного значения. В ту пору говорили: «Кто в Сибири не бывал, тот и света не видал».

Активно развивалась и Томская область. Мы обеспечили мощное развитие геологии, что привело к открытию месторождений нефти и газа, в последующем к созданию новых отраслей экономики – нефтяной, газовой, нефтехимической промышленности. Были построены города Стрежевой, Кедровый, академгородок в Томске, рабочие и вахтовые поселки, нефте- и газопроводы, созданы научный центр Сибирского отделения АН СССР, научный центр Академии медицинских наук СССР, укреплена материальная база вузов и культуры (построены театр, концертный зал, дворец спорта). Получил развитие самый крупный в стране атомный центр в городе Северске.

Я не ставлю целью перечислить только то, что было создано. Хочу сказать о другом: в развитии Томской области участвовала вся страна, могучее Советское государство. Если в период завершения строительства нефтепровода Александровское – Томск – Анжеро-Судженск (март 1972 г.) я мог дозвониться из таежных мест до Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева и попросить у него помощи и помощь оперативно была оказана, то это о многом говорит. К нам прилетал Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин. В течение месяца с нами находился министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР А.К. Кортунов, который на месте оперативно решал сложные вопросы большой стройки. Другими словами, мы были нужны стране, страна была с нами, помогала нам. Это принцип социалистической системы.

Может быть, здесь уместно сказать о том, как меня недавно рассмешила областная газета. Прислали из Томска «Красное знамя», где была помещена статья предпринимателя. Он писал следующее: да, при Лигачёве в области построено немало, но не все продумали, слишком большие сельхозкомплексы построили, их трудно приватизировать. Ну как здесь не грустно и не смешно? Конечно, мы заботились о том, чтобы полнее обеспечить население мясом, молоком, яйцом, другими продуктами питания, но мысли о приватизации, грабеже, распродаже за бесценок общенародной собственности – опоры советской власти в голову не приходили, понятно, что об этом не думали.

– Как говорят, все познается в сравнении. До Вас, думаем, доходят разговоры в Томске о том, что область живет на фундаменте того, что было построено, сделано во времена Лигачёва.

– Как вам сказать? Здесь не должно быть преувеличений. Давайте воспримем эти слова как оценку труда людей того поколения – рабочих, колхозников, специалистов, руководителей, работы партийных, советских, профсоюзных, комсомольских организаций. Как оценку постоянной помощи нашей области со стороны Центрального Комитета партии, союзного правительства, министерств. Иначе не могу воспринять высказанную вами мысль. Правда, все это надо было организовывать, иметь знания, силы и опыт.

В то же время вы меня натолкнули на такое размышление: крупные народно-хозяйственные и социальные задачи легче было решать в условиях плановой системы. Опора – вся страна, уж если вошел в пятилетний, годовой план, при разворотливости местных работников получишь финансовое, материальное, а то и кадровое обеспечение (вспомним строительство нефтехимического комбината, нефтепровода диаметром 1220 мм, когда министерства перебросили к нам бригады квалифицированных строителей). Сейчас в условиях рыночных отношений, частной собственности концентрировать усилия на важнейших направлениях жизни области стало намного сложнее, а то и попросту невозможно. Олигархи постоянно твердят, что рынок все рассудит, расставит по своим местам. И что рассудил рынок? Пока дело пришло к закрытию, ликвидации множества предприятий, обнищанию оставшихся без работы людей. Создается впечатление, что потребовались санкции Запада, чтобы заняться экономикой, правда, на словах.

За «застойные» 17 лет Л.И. Брежнева, как их окрестили антисоветчики, были созданы такие отрасли экономики, как атомное машиностроение, космическая и электронная техника, два автозавода-гиганта, рисоводство, мелиорация, велось строительство сорока городов, достигнут военно-стратегический паритет с США.

Немало острот после смены власти, развала СССР было выпущено по поводу номенклатуры кадров в советское время. Вот это совсем непонятно. Что такое номенклатура кадров (поясню: термин этот не официальный, а больше как бы разговорный). Номенклатура – это подбор кадров, их движение от простого участка работы к более сложному, то есть выращивание кадров, их профессиональная подготовка, оценка, отбор для выдвижения на руководящие должности. Своеобразная конкуренция. Принцип был один, довольно строгий: по деловым, моральным, политическим качествам в комплексе.

Не посчитайте за нескромность, но я приведу пример из своей жизни. Помню, что при рассмотрении предложения на Политбюро ЦК КПСС об избрании меня секретарем ЦК Ю.В. Андропов особо подчеркивал, что после окончания Московского авиационного института я работал на крупном заводе, затем – в комсомоле, областном Совете депутатов трудящихся – соответственно первым секретарем обкома комсомола и заместителем председателя облисполкома, в партийных органах – первым секретарем райкома, секретарем обкома (в Новосибирской области) и в аппарате ЦК – заместителем и заведующим двумя отделами. Вспоминая те годы, могу сказать, что, когда мне поручили Томскую область, я довольно быстро и основательно вошел в жизнь и дела области. Это стало возможным благодаря опыту предыдущих лет.

Возьмите пример Александра Григорьевича Мельникова, который был избран первым секретарем обкома после моего отъезда в Москву. Он закончил Московский инженерно-строительный институт и по распределению приехал на строительство атомного центра вблизи Томска. Здесь прошел путь от рядового инженера на крупной стройке до председателя горисполкома, первого секретаря горкома партии. Затем был заведующим отделом и первым секретарем Томского и Кемеровского обкомов партии.

Руководителей с подобными биографиями, которые выросли у нас в области, которых, если уж так говорить, вырастила вот именно «номенклатура», я мог бы привести не один десяток. Руководителей испытывала жизнь, и жизнь им давала оценку.

– Что Вы больше всего вспоминаете из томского периода своей жизни?

– Чаще всего вспоминаю людей, с кем довелось работать. Советский поэт А.Т. Твардовский сказал: сибиряки народ сборный, но отборный. Вот они и заложили тот фундамент, о котором вы сказали. Сибирь – край потрясающий и неповторимый, суровый и душевный. Эту душевность создают люди. Я трижды уезжал из Сибири в Москву – учиться и работать, но душой я всегда был и остался в Сибири.

В нашей среде выросли министры, лица, которые вошли в состав руководителей министерств – Л.И. Филимонов, Ф.И. Перегудов, В.И. Калюжный, А.И. Потапов, а также области – уже названный А.Г. Мельников, а также В.И. Зоркальцев, Ю.И. Литвинцев, А.А. Поморов. Выросли «свои» академики Г.А. Месяц, В.Е. Зуев, Р.С. Карпов и другие руководители предприятий, научных учреждений, учебных заведений. А сколько было истинных новаторов своего дела из числа рабочих, колхозников!

Интеллигентная женщина, токарь-часовщик манометрового завода Эльвира Борисовна Быкова была у нас членом бюро обкома партии, не раз встречался с передовыми доярками Зоей Григорьевной Никитиной с Зоркальцевской фермы, Екатериной Наумовной Белозерцевой из Инкино и другими замечательными труженицами села, бывал на полях многоопытного механизатора Ивана Дмитриевича Пахомова, помню многих других людей труда.

Был бы рад, если бы в нынешнем году, когда отмечается 70-летие области, в городах и селах, на предприятиях и в учебных заведениях, во всех коллективах вспомнили и тех, кого уже нет с нами, но кто посвятил свою жизнь освоению Сибири, внес в это благородное дело заметный вклад. Существует много различных форм, как увековечить память человека труда.

– Скажите, какую роль сегодня играет Коммунистическая партия в общественно-политической жизни России?

– Большую роль. КПРФ составляет основную силу оппозиции правящей власти, активно защищает интересы трудового народа, борется за возвращение страны на путь социалистического развития, за объединение братских народов. Мы, коммунисты, верим в перспективы этой борьбы, ибо, как говорил В.И. Ленин, невозможно двигаться вперед, не идя к социализму. Конечно, это тяжелая борьба, она требует много сил и времени, но это наш путь, и мы в нем убеждены.

Вместе с тем в коммунистическом движении в России немало проблем и своих трудностей. Сейчас несколько компартий. Зачем? Это ослабляет коммунистические, народно-патриотические силы в борьбе за возрождение советской власти – подлинно народной власти. Объединение компартий, всех коммунистов на базе марксизма-ленинизма в единую коммунистическую партию – требование времени, политическая задача. И это не обойти и не объехать.

– У Вас вышла новая книга. Очень характерное название – «Борис был неправ».

– Название предложило издательство, я в общем-то не возражал. Слова взяты из моего выступления на XIX Всесоюзной партийной конференции. Я знал, что Б.Н. Ельцин обладает большой энергией. Но присмотревшись в Москве к его работе, действиям, понял, что это энергия не созидания, а разрушения, стал его открытым, непримиримым противником. Последствия работы этого человека для нашего народа оказались тяжелыми, трагическими.

– С Горбачёвым общаетесь?

– Нет. Начиная с 1990 года я уже не был в составе руководства КПСС – Центрального Комитета, Политбюро и в таком качестве не участвовал в решении вопросов партии и государства. Естественно, никаких контактов с Горбачёвым не было и нет.

К этому я хочу добавить следующее. В марте 1989 года я обратился в Политбюро, к Генеральному секретарю ЦК КПСС с письмом, в котором писал, что «партия, Отечество находятся в опасности, я бы сказал, в чрезвычайной опасности. Возможный распад нашей Федерации стал бы потрясением мирового масштаба, непоправимым ударом по социализму». В письме я требовал созыва внеочередного Пленума ЦК, на котором надо было определить меры по укреплению единства, целостности Советского государства. Пленума не было. А после ХХVIII съезда партии в том же году был почти полностью обновлен состав Политбюро. Лигачёва уже там не было. Ясно, что у Горбачёва были другие планы.

– Расскажите о своей семье, о друзьях, мы как-то мало об этом знаем.

– У меня прекрасная семья, прекрасные друзья. Я горжусь ими.

Замечательный сын Александр, профессор, коммунист, его супруга Елена, доцент, преподаватель в университете. К глубокому сожалению, ушла из жизни моя незабвенная жена Зинаида Ивановна, человек непростой судьбы. Ее отца, генерала, служившего в Сибирском военном округе, репрессировали, расстреляли в 1937 году по надуманному доносу. Впоследствии его полностью оправдали. Что было, то было. Члены семьи в этом никогда не винили Советскую власть. Они были коммунистами и ими остались. У меня есть внук и правнук.

Друзей, верных товарищей я приобретал не в застолье, а в процессе работы. Некоторых я уже назвал, но не все, к сожалению, теперь с нами. Годы берут свое.

Раз мы ударились в воспоминания, приведу еще один факт. В 1983 году, когда я закончил работу в Томской области и меня отозвали в ЦК, одна американская газета написала: «В ЦК КПСС появился Егор Лигачёв – аскет, в Москву из Сибири приехал с одним чемоданом». Так и было. Ни заводов, ни яхт.

– Спасибо, Егор Кузьмич, за интересную беседу. В Ваших высказываниях есть оптимизм и юмор, а это признак крепнущего здоровья.

– Хорошо бы.

Советская Россия 09/10/2014


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList