Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

02.07.2016 00:00 | Статьи | Авангард Иванов

Констанин Ковалёв. КОНТРОЛЬНЫЕ ВЫСТРЕЛЫ В РАССТРЕЛЯННЫХ ГЕРОЕВ

 

От редактора.
Публикуемая статья была написана К.Ковалевым в июле 1997 года, после того, как газета "Советская Россия" поместила  статью некоего полковника Галайко, "патритота", под названием "1937 год. Военно-фашистский заговор в Кремле".  Ответную статью К.Ковалева "Контрольные выстрелы в уже расстрелянных героев" редактор “Советской России” В.Чикин не опубликовал, промолчав. Что неудивительно для изданий, которые не брезгуют державными и черносотенными материалами, лишь бы в них обличался “режим”, и любовно публикуют хвалебные очерки о деятельности главного государственника всех времен и народов (и при этом, по их мнению, коммуниста) - И.Сталина. 

Причем такие материалы печатают, совершенно не чувствуя пошлости, которая ложится на нашу историю, да даже и на собственно Генералиссимуса от таких панегириков. И, тем более не сознавая, что, выдавая Сталина за “продолжателя дела Ленина” и оправдывая массовые репрессии сталинского государства против советского народа какой-то высшей целесообразностью, они не только не помогают трудящимся подняться из той ямы, в которой те сейчас находятся, но и мешают выбраться оттуда. Эту надежду в России может дать только борьба за самоосвобождение, за власть трудящегося большинства - рабочего класса и других слоев, угнетенных российскими и западными капиталистами, но если “коммунисты” и “патриоты” приравнивают власть тирана к диктатуре пролетариата, то они уже этим отнимают у трудящихся шанс разорвать гибельный круг кабалы и разобщенности. Мешают увидеть этот спасительный шанс, потому что поддерживают в них отвращение к “коммунизму” в облике КПСС и сталинщины, которое взлелеяли и старательно продолжают лелеять антикоммунисты всех сортов.
Нет недостатка в подобных статьях и сейчас, в дни 50-летия со дня смерти Сталина. Надо было действительно быть великим человеком, чтобы созданные под твоим руководством масштабные фальсификации недавней и новейшей истории жили и довлели над сознанием людей спустя полвека после твоей кончины.

“Сталин. Его любил народ, и боялись враги. Но все уважали.” - такой анонс статьи, написанной, между прочим, кандидатом исторических наук, украшает шапку мартовского номера газеты “Трудовая Самара” за этот год, органа Самарского обкома КП РФ. Опять штамп, а реальная, противоречивая и трагическая история живых людей так и остается за непроницаемой завесой.  “Все уважали”... И жены “врагов народа”, гниющие в лагерях? И их дети с искалеченными судьбами? И Бухарин, написавший в предсмертном письме: “Ухожу из жизни. Опускаю голову не перед пролетарской секирой, должной быть беспощадной, но и целомудренной. Чувствую свою беспомощность перед адской машиной, которая, пользуясь методами средневековья, обладает исполинской силой, фабрикует организованную клевету, действует смело и уверенно... В эти, быть может, последние дни своей жизни я уверен, что фильтр истории рано или поздно неизбежно смоет грязь с моей головы”...
Увы, и сейчас находятся те, кто продолжают плевать в колодец, из которого нам всем довелось напиться, продолжают кидать самую вонючую грязь в людей, которые совершили грандиозную революцию, помогли высвободиться мощному потоку глубинных творческих сил народа в его борьбе за человеческую жизнь.

Почва для расцвета фальсификаций истории была в тогдашней жизни, есть она и сейчас. Она - в том числе (возможно, в первую очередь) и в том атомизированном, придавленном, неразвитом состоянии, в котором находился рабочий класс долгие десятилетия и находится по сей день. И своей пассивностью и иждивенчеством определяет тщедущность нашей российской левой. Между тем, мифы о мудром “великом кормчем” порождают и закономерную реакцию на них, но опять-таки превратную, искаженную догматическим восприятием жизни - когда Сталин изображается извергом рода человеческого, маньяком, истребляющим случайным образом всех подряд, кто попадался на его пути. Нет, далеко не случайным... Левым, если они хотят понять историю своей страны, без чего невозможно будет сделать ни одного шага вперед по пути освобождения своего народа от всех видов рабства, необходимо избежать обоих абстрактных подходов, одинаково бесплодных, и понять, что история делается не по злому или доброму умыслу и не по чьему-либо произволу. Речь должна идти не столько о личных качествах того или иного политического деятеля, а о том, какие социальные силы вытолкнули его на авансцену истории, какую тенденцию и куда он тащил: вперед, к революции, или назад, к контрреволюции. Статья К.Ковалева, на мой взгляд, помогает разобраться в этом.

Татьяна Апарина
_____________

Есть в палаческо-юридическом языке такой термин – «контрольные выстрелы». Эти выстрелы производят обычно при групповом расстреле, когда после залпа из стрелкового оружия палачи не уверены, все ли расстрелянные, попадавшие в ров, убиты наповал. И тогда они или специальные их «подмастерья» ходят вдоль рва и добивают в упор всех, кто ещё проявляет последние признаки жизни или мёртв, но кажется им «недостаточно» убитым. 

Этот термин впервые я услыхал из уст военного прокурора, когда сидел в хрущевском ГУЛАГе. Было это в 1964 году. В лагерной библиотеке (в Мордовии) раз в месяц заседал выездной военный трибунал: в соответствии с принятым в 1961 году указом Верховного Совета страны, лица, получившие при Сталине по  25 лет лагерей, могли ходатайствовать о замене такого огромного срока на максимальный срок, предусмотренный новым (1961 года) уголовным кодексом, то  есть 15 лет. Многие зеки, – а у нас это были бывшие немецкие полицаи, бандеровцы и прочая нечисть, – уже отсидели или почти отсидели свои 15 лет, и поэтому снижение им срока трибуналом означало скорое или немедленное освобождение. Отказывали только тем, кто согласно давнишнему приговору лично убивал советских людей. 

Но один бывший полицай, как явствовало из дела, не убивал своих соотечественников во время расстрела, – это делали сами немцы – а только «производил контрольные выстрелы», то есть добивал. Судья вопросительно посмотрел на прокурора, и тот убедил его, что досрочно освободить подонка можно, поскольку он стрелял в фактически мертвых людей, и, следовательно, это было не убийство, а глумление над мёртвыми. Гуманны же советские законы! Здесь, в США, если несколько человек ограбили, допустим, лавку, а один из них вдруг помимо их воли убил хозяина лавки, то вся группа в равной мере привлекается к уголовной ответственности за убийство при отягчающих обстоятельствах.

К чему я на ночь глядя заговорил о контрольных выстрелах? А к тому, что такие контрольные выстрелы, глумясь над расстрелянными великомучениками, произвел своей статейкой некий полковник Владимир Галайко. Кто он такой, из какого рода войск, неизвестно. Можно лишь догадываться. Опус его называется «1937-й». Непонятно, почему сей труд (в несколько сокращённом виде) перепечатала "Советская Россия" (3 июля 1997 г.) из неведомой мне газеты «Командос» (№№ 6-7). Причём именно к 60-летию расстрела группы Тухачевского (12 июня 1937 г). 

Подзаголовок (или рубрика?) статьи – «Военно-фашистский заговор в Красной Армии». Дан этот подзаголовок без иронических кавычек, так что создается впечатление, что в 1937 году прославленные высшие командиры Красной Армии, Герои Гражданской войны, на самом деле создали военно-фашистский заговор. Я как прочитал – мне плохо стало, словно в 1937 год попал. Речь идёт о Маршале Советского Союза Михаиле Николаевиче Тухачевском и других высших военачальниках Красной Армии, замученных ежовскими палачами и фактически без суда расстрелянных в соответствии с заведомо ложными обвинениями. Вроде бы давно всё ясно: 40 лет тому назад авторитетная военная комиссия изучила это дело, и коллегия Верховного суда СССР реабилитировала посмертно Маршала Советского Союза М.Тухачевского, командармов I ранга (генералов армии) И.Якира, И.Уборевича, командарма II ранга А.Корка, комкоров В.Примакова, В.Путну, Б.Фельдмана и Р.Эйдемана. После их реабилитации юристы, историки и журналисты спорили только о том, зачем Сталину понадобилось уничтожать верных своей советской стране высших военных, а следом расстрелять или покарать иным способом 40 тысяч кадровых офицеров Красной армии, то есть почти весь её офицерский корпус, обезглавив и обескровив её менее чем за 4 года до нападения Гитлера на СССР. Одни объясняли это происками немецкой разведки, другие кавказским характером вождя, третьи параноей, то есть манией преследования, которой тот якобы страдал. 

Теперь истинная причина ясна, на неё намекает даже сам автор названного опуса В.Галайко. Но самое интересное то, что, признавая, что никакого антигосударственного заговора М.Тухачевский и его товарищи не организовывали, автор всячески поносит их, а также других полководцев, уничтоженных годом позднее, принижает их военные заслуги, а о многих их военных достижениях и подвигах умышленно умалчивает. Автор как бы навязывает читателю мысль о том, что замученные герои были, дескать, настолько нечистоплотными в моральном и политическом отношениях людьми, которые хоть и не изменили, но могли в любой момент изменить Родине, что у «хорошего» товарища Сталина «терпение лопнуло» и он их велел расстрелять. По ложному обвинению. На всякий случай. Правда, сам товарищ Сталин, как всегда, (например, как в случае с Н.Бухариным) своей подписи под опросным листом не поставил, но все другие руководители государства, мысленно чуя его взгляд, подписали бумагу, требующую расправы, безоговорочно. Это следует из статьи Галайко! 

Об истинных причинах сталинского террора я скажу позднее, а пока я объясню, почему я до сих пор считал необходимым не будоражить эту проблему, и делаю теперь это только потому, что неизвестный полковник В.Галайко первый коснулся этого вопроса, фактически не осуждая действия Сталина, а также санкционированные им средневековые пытки, которых Россия не знала со времен Екатерины II, клевещет на великомучеников Красной Армии, которых я вынужден защищать от него. Галайко, похоже, даже не понимает, какой вред он наносит своей публикацией оппозиции. Можно представить, сколько тысяч людей, особенно молодежи, которые уже были готовы поддержать коммунистов, в ужасе попятились от них! 

Лично я полагал, что когда СССР развален, а Россия находится в полуколониальном состоянии, не следует раскалывать ряды коммунистов и их сторонников  ненасущным спором о том, какую оценку надо дать Сталину. Я предпочитал в своих статьях говорить (например, в статье «Ого-го!» в «Советской России» за 28.9.96.),  что в отличие от Ельцина у Сталина, помимо преступлений, есть великие заслуги. Это находило понимание читателей. Ведь Сталин уже принадлежит истории, как Иван Грозный или Петр I, которых все мы, несмотря на их массовые жестокие репрессии, не можем нe считать выдающимися государственными деятелями. 

Но Галайко не коммунист, а антикоммунист-державник, «белый» – по духу, и Сталин для него – император, а СССР – империя, как для всех державников, и поэтому ему не кажется ужасным массовое зверское планомерное уничтожение настоящих коммунистов из ленинской гвардии, военных и гражданских, а также членов их семей и близких к ним беспартийных, обвиненных в «троцкизме», «фашизме» и «шпионаже». Особенно антикоммунизм Галайко виден в двух местах его статьи. 

Первое: «Начиная строительство нового коммунистического царства добра и справедливости, его инициаторы вскоре обнаружили, что русский народ (выделено мной. – К.К.) не понимает своего счастья, своей высокой миссии, не готов вступить на широкую дорогу революционных преобразований». 

Стоп! Из чего это следует? А из того, что за «русский народ» Галайко принимает те классы и слои населения, к которым принадлежал, по-видимому, и сам и которые были эксплуатирующим меньшинством. Это – кулаки, мещане и прочие. Трудящиеся отнеслись с фанатичным энтузиазмом к строительству социализма, который выводил их из подвалов, давал работу, бесплатную учебу, лечение, отдых в бывших царских дворцах в Крыму и на Кавказе, а главное, ощущение хозяев новой справедливой жизни. «Не понимали  своего счастья» при социализме только свергнутые классы, чьё паразитирующее положение революция ликвидировала. А кто же тогда совершил саму революцию? Кучка большевиков-инородцев? Мы это уже слышали и слышим! Нет, её совершили армии рабочих и крестьян под руководством тех маршалов и генералов, чьим наркомом обороны был Л.Д.Троцкий с 1918 по 1925 год и которых Сталин стёр с лица земли в 1937-41 годах!.. 

Второе место в статье, в котором открыто проявляется антикоммунизм Галайко: он утверждает, что арестованных при Сталине пытали не по его прямому указанию, а по инициативе якобы «среднего звена государственной машины», следователей. Если верить Галайко, то это были по-белогвардейски мыслящие субъекты, пробравшиеся в следственные органы и мстившие арестованным коммунистическим лидерам-ленинцам за социалистические преобразования. Он пишет, цитируя некоего черносотенного «исследователя того периода»: «Представь, жила страна. Ее раскачали, взорвали революционной бомбой, заполнили террором, разломали церкви, уничтожили целые сословия (эксплуататоров! - К.К.) [...] У простого человека (то есть черносотенца-обывателя-подкулачника, пролезшего в ВКП(б) и органы. – К.К.) терпение лопнуло, вот он эту публику (коммунистов-ленинцев. – К.К.) со всей пролетарской «любовью» и приложил». Этими словами «исследователя» Галайко подтверждает мысль Троцкого о том, что сталинизм был скрытой контрреволюцией, её «термидором», совершённой мелкобуржуазными элементами, находившимися в рядах партии, которым нужен был не социализм, а империя, не диктатура пролетариата, а диктатура мелкобуржуазного чиновничества, НОМЕНКЛАТУРЫ во главе с Генеральным чиновником. Всё в государстве – и средства производства, и сами трудящиеся – были их коллективной собственностью. Вот почему человек чувствовал себя несвободным, в то время как при социализме он должен обладать свободой большей, чем при капитализме. 

Далее устами, возможно, выдуманного «исследователя» Галайко говорит, что он,  стань он ныне следователем в органах, пытал бы лишением сна (страшная пытка –  я на себе ее испытал в 1962 году!) «телевизионного комментатора, сквозь свои сатанинские очки насмехающегося над всем русским; перекормленного адвоката; бывшую советницу по национальным вопросам, советы которой вели не к миру между людьми, а к войне; вечно чмокающего бездельника [...] Если бы этих и подобных им людей поручили допрашивать мне […], то ничьих указаний не надо было бы. Я бы их допрашивал по двадцать два часа в сутки, а то бы и все двадцать четыре. Теперь ты понял, откуда бралась злость и ненависть у некоторых сотрудников НКВД?» 

Не правда ли, кошмарно? Во-первых, он точно показывает классовое (непролетарское, буржуазное) происхождение давнишних «некоторых сотрудников НКВД», во вторых, показывает свою классовую принадлежность. В-третьих, наносит непоправимый вред всей нынешней оппозиции; ведь сторонники режима, их СМИ тут же растрезвонят: «Вы видите, что, если патриоты придут к власти, они повторят террор 1937 года! И пытать будут не только нас:  и вас, миллионы россиян, постигнет та же участь за то, что вы приватизировали квартиры, вышли из колхоза, голосовали за Ельцина и т. п.!» Вы понимаете, уважаемые читатели, какую дурную воду льёт на мельницу компрадоров некий «полковник В.Галайко»?! 

Лично я смертельно ненавижу как пособников Запада и комментатора Е.Киселева, и советницу (бывшую) президента по национальным вопросам Г.Старовойтову, и вечно чмокающаго Е.Гайдара, я их ненавижу в первоначальном смысле слова: не могу их видеть и отворачиваюсь, когда они появляются на телеэкране (то же самое испытываю к Ельцину), но никогда бы я не стал пытать их, или насиловать ненавистную мне злопыхательницу Арину Шарапову на глазах её отца (так поступили в НКВД с дочерью одного расстрелянного затем Героя гражданской войны за отказ признать себя виновным, несмотря на пытки) – у меня просто иной уровень культуры и пролетарская мораль: мучают свою жертву не бедняки, которые могут просто расстрелять врага, а богатые, озверевшие в борьбе за удержание своей собственности и власти. Это они с древних времен придумывали изощренные пытки и казни,  чтобы ими запугать рабов и бедный люд и держать их в повиновении. Что до перечисленных господ, то я бы вёл следствие цивилизованно и думаю, что суд вынес бы им суровые приговоры за войну против собственного народа. Нет, Галайко лжёт: и пытки, и смертные приговоры без суда (он сам пишет, что Тухачевского и других «судили» без прокурора и адвокатов!..) по всей стране совершались по указанию Сталина. Он карал руководителей тех регионов, где показатели террора были низки. 

Именно потому, что советский народ, вопреки утверждению «исследователя», которого нам представил Галайко, в массе своей был за Советскую власть и верил в скорое построение коммунизма (и я, и мои сверстники были такими!), Сталин не мог просто, как Ельцин на фоне разложившихся безыдейных масс, взять и сменить государственный строй, флаг, герб и объявить себя императором (как Ельцин – президентом уже другого государства). Советские люди просто смели бы его. Поэтому ему приходилось строго соблюдать все коммунистические и советские формальности и подчёркивать свою верность Ленину. 

Вторым после Ленина лицом в партии и государстве был Троцкий. Он является создателем Советов в 1905 году, за что был отправлен в Сибирь, откуда бежал за границу. В 1917 году он руководит Советами в Петрограде, способствует их большевизации. В Октябре к моменту прибытия Ленина из Разлива подготовил свержение Временного правительства. Отказался от предложенного ему Лениным поста главы Советского правительства «из-за своего еврейства». Будучи наркомом иностранных дел, первоначально по согласованию с Лениным (а не самовольно, как все годы потом твердила сталинская пропаганда) не подписал мира с Германией («ни мира, ни войны»), так как оба ошибочно понадеялись, что немецкие солдаты откажутся продолжать войну. Но «ошибочность» эта диктовалась их понятным нежеланием подписывать мирный договор на кабальных условиях потери Прибалтики, Белоруссии, Украины с русской Новороссией (с 1819 года и поныне – азово-черноморское побережье Украины, включая Одесскую, Николаевскую, Херсонскую и другие области, в которые, в частности, входит и большая часть Донбаса). 

Однако немецкие рабочие в солдатских шинелях, чьи социалистические вожди поддерживали империалистическую войну, не проявили пролетарской солидарности с русскими пролетариями и с немецкой дисциплинированностью войну продолжили. Пришлось подписать позорный мир. Не было выхода. Начинается гражданская война. Троцкий добивается создания регулярной Красной Армии с привлечением в неё бывших царских офицеров в большем количестве, чем в Белой армии. Уговаривает Ленина не сдавать Питер и лично верхом на коне и с маузером в руке останавливает отступающие войска. Юденич разбит. Затем Троцкий участвует в отражении белых на Волге. 

Там же Тухачевский, чудом избежав расстрела предателем Муравьевым, выбивает белых из Самары и Симбирска, порадовав раненного Ильича освобождением его родного города. После 1937 года в фальсификаторском «Кратком курсе истории ВКП(б)» Сталин припишет эту победу... Ворошилову, который там не был. Троцкого видели на всех фронтах. Он безжалостно велел расстреливать трусов и погромщиков. Авторитет среди красноармейцев у него был огромнейший. Мой отец вспоминал, что одно его появление у них на фронте и произнесенная им зажигательная речь тут же бросили их в атаку, обратившую в бегство белополяков. Когда Колчак был отброшен за Урал, Троцкий сперва не решался его преследовать, но его переубедили, и Тухачевский так стремительно прошелся стрелой до Байкала, что разгромленный Колчак попал в плен. В январе 1920 года Деникин выбивает потерявших бдительность Буденного и Ворошилова с их Первой Конной из  моего Ростова-на-Дону. Белые повесили на деревьях сотни рабочих. В марте Тухачевский освобождает Ростов, настигает армию Деникина у Новороссийска и полностью её уничтожает. Деникин ещё до полного разгрома подаёт в отставку и бежит за границу. Об этих победах юного полководца Галайко умышленно умолчал!.. 

В начале 1920 года, за год до Кронштадского мятежа, Троцкий, узнав на фронте о недовольстве крестьян-красноармейцев продразверсткой, предлагает Ленину ввести продналог, НЭП, Госплан. Предложение было отвергнуто большинством членов ЦК. НЭП срочно ввели в 1921 году, когда шли бои под Кронштадтом... Галайко, как и другие антикоммунисты, обвиняет в жестокости Тухачевского, подавившего Кронштадский мятеж, а затем разгромившего две эсэровско-кулацкие армии Антонова в Тамбовщине  якобы с применением там отравляющих газов и концлагерей для пленных. Во-первых, сочувствовать антисоветским мятежникам может только антикоммунист. Во-вторых, мятежников жестоко подавляют везде. Применение же отравляющих веществ было на вооружении многих стран в 20-е годы. 

Что до расстрелов кронштадцев и заключения в лагеря антоновцев, то этим занимался не Тухачевский, а ВЧК. Общее руководство обеими операциями осуществлял главком С.С.Каменев, бывший царский полковник, который умер своей смертью 25 августа 1936 г., а 29 июля 1938 г. был посмертно объявлен Сталиным «врагом народа», заслуживающим расстрела. В подавлении «антоновщины» участвовали и такие полководцы, как гуманный к пленным (по признанию белых, см. книгу «Красный террор») Г.Котовский, тяжело раненный тaм, и любимец патриотов Г.К.Жуков, под которым убило лошадь. И Суворов разгромил Пугачева и – ничего. Он любимейший патриотами русский полководец. Но Тухачевскому, разгромившему кулацкие банды, потомки кулаков или кулаки по духу этого простить никак не могут. 

Когда умер В.И.Ленин, Сталин сообщил Троцкому, находившемуся на лечении на Северном Кавказе, неверную, якобы более раннюю дату похорон Ильича, в результате чего Троцкий при тогдашнем медленном движении поездов не мог попасть  на похороны, и речь у гроба вождя держал не второй человек в партии и государстве – Троцкий, чей портрет везде по стране висел рядом с портретом Ленина, а мало кому известный «генеральный секретарь» (тогда – чисто аппаратная должность). Моя мама, одна из первых комсомолок, вспоминала, что комсомольцы, которые даже песню и Ленине и Троцком сами сочинили и распевали, спрашивали тогда: «А кто это такой – Сталин?» 

Но Троцкого довольно скоро стали демонизировать, изображать врагом Ленина, используя их разногласия в дореволюционный период. Троцкий до революции в спорах с Лениным высказывал справедливые опасения, что чрезмерное подчинение большевиков ЦК и лично лидеру партии может привести к полному подчинению партии авторитарному вождю, если место лояльного и внимательного к мнениям товарищей Ильича со временем займёт какой-нибудь властолюбец, что, как мы знаем, и получилось. Запугивая партию Троцким, Сталин привлек на свою сторону, в частости, Каменева и Зиновьева, пообещав им высокие посты. Сам же он показался им скромным и безопасным. Быстро создавался культ личности Сталина как «верного ученика Ленина». Когда Каменев и Зиновьев, руководивший ленинградской парторганизацией, поняли, какую опасность представляет собой Сталин, они объединились с Троцким, но было поздно: Сталин везде расставил свои кадры. 

После состоявшейся 7 ноября 1927 года массовой антисталинской демонстрации коммунистов – сторонников этих трёх руководителей – они и многие сотни других большевиков были исключены из партии. Начались массовые аресты. Прославленного Троцкого посмели только тайком сослать в Казахстан, а через год, в 1929 году, выслать за границу. Каменева и Зиновьева сослали, но оставалась мощная, нелояльная к Сталину ленинградская парторганизация. К тому же на очередном съезде партии делегаты чуть не избрали генсеком М.Кирова (за это 90 процентов этих делегатов расстреляют в 1937 г.). Пришлось действовать. Кирова, заменившего Зиновьева в Ленинграде, 1 декабря 1934 года убивает подосланный убийца. Виновными в организации убийства Сталин заранее объявляет Зиновьева, Каменева и... всю парторганизацию Ленинграда, обрушив на неё кровавые репрессии. Каменева и Зиновьева привозят из ссылки, судят и расстреливают в 1936 году. Причём на суде они «покаялись» и «признали» себя виновными в немыслимых преступлениях, к чему их вынудили на следствии, пригрозив уничтожить их семьи. 

Но я не сказал, что, прежде чем начать расправу с Троцким, Сталин уже через год после смерти Ильича отбирает у него именем послушного политбюро руководство его опорой и детищем – Красной Армией, а на его место в качестве переходной фигуры назначают, чтобы не вызвать подозрения, безупречного старого большевика и полководца М.В.Фрунзе. Фрунзе решает взять себе в заместители другого честного большевика и полководца Г.И.Котовского. Такой тандем из двух неподкупных ленинцев испугал Сталина; чтобы не допустить этого, Котовского убивают руками его завхоза (бывшего содержателя публичного дома в Одессе при белых) в Умани (Украина), который якобы сделал это, за то что Котовский... не повысил ему жалованье(!). Одесский суд в это «верит» и приговаривает убийцу Героя Гражданской войны к... 7-ми годам тюрьмы, откуда его любезно выпускают через... 2 года!.. Но два котовца вскоре убивают его, мстя за легендарного комбрига. А Сталин, как всегда, «именем политбюро» заставляет Фрунзе лечь на oперацию зарубцованной язвы, которая мало его беспокоила, и Фрунзе погибает на операционном столе под ножом сталинского хирурга!.. Кресло наркома обороны свободно, и теперь в него  можно было посадить проверенного дружка Сталина  по Царицыну К.Ворошилова, по сути не военного, а политкомиссара, что полностью сказалось в 1941 году. 

Отныне не только ГПУ, но и Красная Армия была в руках Сталина. Власть была захвачена. Но этого было мало. Мешали талантливые и независимые полководцы, которые смели отстаивать  свое мнение. Тупица и зазнайка Ворошилов был начальником гениального стратега М.Тухачевского, «красного Наполеона», по книгам которого немцы учились бить нас, а американцы, по словам нью-йоркской газеты «Новое русское слово», осуществили в Ираке операцию «Буря в пустыне», используя теорию Тухачевского о глубоких прорывах в тыл противника. Потом, после трагических поражений, Жуков и другие менее опытные и более молодые военачальники учились у немцев, как их бить, окружая, расчленяя и уничтожая, хотя этому можно было учиться напрямую у Михаила Николаевича. 

Под началом Ворошилова был и В.К.Блюхер – кавалер ордена Красного Знамени № 1, а позже – Герой Советского Союза. 9 ноября 1938 года его даже не расстреляли, а забили насмерть, изуродовав, выбив или вырвав глаз и отбив легкие за то, что он так и не признал себя виновным. Кстати, Ленин велел Василия Блюхера наградить первым орденом республики за беспримерный 1500-километровый марш его армии, которую он вывел с боями из белого окружения с Урала в 1918 году. Вывел с черноморского побережья войско, окруженное белыми, преодолев Кавказский хребет, Епифан Иович Ковтюх (в «Железном потоке» А.Серафимовича он изображён под фамилией Кожух). Галайко сам констатирует, что Ковтюха, выдержавшего пытки на двух палаческих «следствиях», расстреляли уже после группы Тухачевского. 

Не делает чести Маршалу Коневу его высказывание о профессиональных достоинствах Тухачевского и его товарищей, записанное К.Симоновым  и приведенное Галайко. Тухачевский, оказывается, проявил «авантюризм», прорвавшись к Варшаве, в то время как давно известно, что кампания была проиграна потому, что Сталин и Егоров около двух недель не хотели выполнять приказ Ленина и Троцкого – оставить штурм Львова и пойти на подкрепление Тухачевскому, прорвавшемуся к Варшаве, но нуждавшемуся в поддержке. Совсем смешны упреки Конева, что Тухачевский не прошёл «ступень за ступенью всю военную лестницу, непосредственно войсками командовал мало». Просто стыдно за Конева: явная зависть! О какой «военной лестнице» можно говорить, если Тухачевский не делал карьеру в мирное время, а сразу показал себя в деле в Гражданской войне, громя бывших царских генералов, будучи сам в прошлом поручиком (ст.лейтенантом!). Этак можно и Наполеона упрекнуть в быстром взлёте! Что ж, у гениев свои шаги. Семимильные. 

В чем же заключалось «преступление» группы Тухачевского? По словам Галайко, новые данные говорят о заговоре. О каком заговоре? Галайко поясняет, что заговор был не против Советской власти, не против Сталина, а в целях «свержения»... Ворошилова!.. Но позвольте, тогда это не заговор! Ведь не могли же они насильственно снять, то есть свергнуть, совершив преступление, наркома  обороны помимо воли руководителя государства и партии Сталина!.. Значит, имела место всего лишь предварительная договоренность о том, чтобы дружно просить Сталина освободить Ворошилова от занимаемой должности как человека некомпетентного, вздорного, наносящего вред строительству Красной Армии своими дурацкими решениями. 

Галайко пишет, что Тухачевский был за военное сотрудничество с Германией. Оно до Гитлера, как Галайко сам признает, было. И Тухачевский не мог не сожалеть о том, что теперь мы не сможем перенимать всё полезное у природных вояк-немцев. Что же тут плохого? Тот же Тухачевский (есть такие кинокадры), выступая в декабре 1936 года на Съезде Советов, принявшем Конституцию СССР, прямо говорил об угрозе растущей германской военной мощи, называл цифры роста количества её самолётов, танков, орудий и т.п. Под контролем Тухачевского разрабатывали и испытавали ракетное оружие. После его гибели расстреляли и создателей «катюши», а когда её с запозданием воссоздали, изобретение её на несколько лет сумел приписать себе один проходимец-самоучка. Тухачевский вызвал раздражение Будённого заявлением, что в будущей войне прорывы обороны противника будет делать не конница, а танковые армии. Он добивался создания таких армий, но Ворошилов застопорил этот проект, и танки были небольшими группами приданы общевойсковым частям. Споры были и касательно внедрения новых видов оружия. С подачи Ворошилова Сталин «зарубил» многие новинки, например, знаменитый штурмовик «Ил-2», и только в войну его стали с запозданием выпускать. 

В сущности, недовольство Ворошиловым Тухачевский и другие честно и прямо высказали Сталину на квартире Ворошилова после первомайского (1937 г.) военного парада, но Сталин ушел от разговора. А недели через три начал их арестовывать. Почему Сталин поддерживал всегда Ворошилова? Ведь в проницательности Сталину не откажешь: она проявилась, когда припекло, – в войну. Дело в том, что Ворошилов при всей своей бездарности был лично предан вождю и проверен им ещё в Царицыне, а Маршалу Тухачевскому и генералам из профессиональных старых военных Сталин не доверял. Доверие совсем улетучилось, когда Троцкий, находившийся в Мексике, призвал военных и штатских коммунистов свергнуть Сталина. И опять Галайко здесь клевещет, утверждая, что охранять Троцкого в Мексике приехали из США десятка три агентов. Читай – ЦРУ!.. Ведь известно, что его охраняли русские советские моряки, в прошлом – его телохранители на фронтах!.. 

Дело чудовищно простое. В начале 1937 года Сталину доставляют книгу Троцкого «Преданная революция», в которой содержались вышеназванные призывы. Конечно, Троцкому в голову не могло прийти, что Сталин, при всём его коварстве, начнёт после этого уничтожать наугад всю верхушку армии, доведя количество жертв до 40 тысяч, а потом перейдёт к уничтожению уже не защищенной армией ленинской гвардии партии, уничтожив в целом вместе с погибшими в лагерях почти до миллиона человек!.. По ставшим известными теперь официальным данным было растреляно якобы «только» 668305 человек. Однако известно, что многие из расстрелянных были оформлены как якобы умершие в заключении двумя-тремя годами позже. Так, считалось, что легендарный Ковтюх умер в заключении в 1942 году, хотя позднее установили, что он был расстрелян в 1938-м. Но причину и дату смерти многих других арестованных так установить пока не удалось.

За что же винят лукавые демократы коммунистов в репрессиях против народа, когда в 1937 году в первую очередь настоящих коммунистов-ленинцев (многих из них называли «троцкистами», хотя Троцкий был соратник Ленина!) истреблял тогда человек, который от партии и советского государства оставлял лишь красную оболочку, как от съеденного рака, а сам становился императором под названием «генсек», а партия превращалась в чиновничий номенклатурный аппарат, состоящий из выдвиженцев, выскочек, не сидевших в царских тюрьмах и не делавших революцию?! 

Это были карьеристы или так называемые «солдаты партии», каждый из которых готов был по приказу броситься в огонь и спасти ребенка, а по другому приказу бросить этого ребенка в огонь. Это не преувеличение. Ведь расстреляли не только Тухачевского и других. Расстреляли их жён. Погибла в лагерях русская крестьянка, мать Тухачевского (его покойный отец был дворянин). Убивали детей «врагов народа» по достижении ими 16-ти лет. Погибли все дети и невестки Троцкого от обоих браков, даже его младший сын, который не последовал за отцом и остался в «раю» товарища Сталина. За что – жён, матерей, детей, полковник Галайко?! 

У нас в Ростове-на-Дону после войны арестовали несовершеннолетних двух мальчиков и девочку (это рассказывал мне кагебешник Н.Ф.Мокеев, который арестовал меня и сам «работал» в застенке с этими тремя несчастными подростками) и, обвинив в намерении «убить товарища Сталина» во время его проезда через Ростов на Кавказ, мучили их лишением сна (Мокеев простодушно не считал это пыткой!) до тех пор, пока они не «признались». После чего их расстреляли, хотя им не было 18-ти... Что же это за «социализм», где рай был для тех, кто осуществлял насилие, пока сам не оказывался жертвой!.. 

Но, может быть, Сталин искренне верил в виновность своих жертв, как Петр I какое-то время верил в виновность Кочубея и Искры, оклеветанных Мазепой? Нет, Сталин верил в их полную невиновность, но репрессировал их как большевиков-ленинцев. Доказательство: перед войной многие арестованные военачальники оставались в живых, так как одни из них после пыток и «суда» получили «всего лишь» огромные сроки лишения свободы и были отправлены в ГУЛАГ, а других ещё не успели приговорить и расстрелять, и они ожидали своей участи. К первым относятся такие, например, знаменитые полководцы, как Мерецков и Горбатов, а ко вторым – нарком вооружений Ванников. Началась война, полководцев реабилитировали, доверив им командовать дивизиями, армиями, фронтами!.. Ванникову, признавшему себя под пытками «врагом народа» и ожидавшему расстрела, сообщили, что уже пару месяцев идет война (он этого не знал!), и от имени Сталина предложили письменно изложить свои предложения по вооружениям. Его предложения Сталину понравились, и это спасло ему жизнь: его реабилитировали и снова сделали наркомом!.. Ясно, что не будь Тухачевский и его товарищи расстреляны, а находились бы в ГУЛАГе, их бы тоже, когда потребовалось спасение, реабилитировали и, кто знает, возможно, Берлин брал бы Тухачевский! 

Из арестованных ДО начала войны Сталин велел расстрелять лишь одну группу генералов-летчиков во главе с генерал-полковниками Рычаговым, Героем Советского Союза Лактионовым и героем Испании и Халкин-гола дважды Героем Советского Союза Я.Смушкевичем уже 28 ОКТЯБРЯ 1941 года: Сталин не мог простить им упрека, который от их лица и в их присутствии ему лично высказал на совещании накануне войны Рычагов, сказавший, что Сталин оснастил ВВС «гробами», то есть плохими самолетами. Немцы двумя неделями ранее чуть не взяли Москву, наступали на неё, а у вождя нашлось время вспомнить, что арестованные генералы-лётчики эвакуированы в самарскую тюрьму, и он приказал Берии расстрелять их без суда! Расстреляли у рва за городом вместе с ними и жену Лактионова, летчицу. За то, что жена. И ещё. Некоторые скажут: «Если критиковать Сталина за террор, то тогда на радость антикоммунистов придётся критиковать и Ленина за террор!..» Нет. Ленин в революционных (чрезвычайных) условиях уничтожал врагов РЕВОЛЮЦИИ, а Сталин в мирных условиях yничтожал своих ЛИЧНЫХ врагов. Разница абсолютная. И это очевидно!.. 

Наконец, пролистайте 53-й и 54-й тома Сочинений В.И.Ленина. Это переписка Ильича с соратниками. 99 процентов из них было расстреляно Сталиным. С кем же Ленин делал революцию?! Со сплошными врагами революции?! По мере уничтожения коммунистов-ленинцев, Сталин принимал всё больше атрибутов императора и придавал имперские атрибуты государству. Так, в 1943 году он приблизил к себе Русскую Православную церковь, извечную носительницу имперской идеологии. Ввёл царские погоны и военную форму, названия «солдаты», «офицеры» – вместо соответственно «красноармейцы», «командиры». Командиры, ставшие офицерами, как царское офицерьё, стали питаться отдельно от солдат и лучше. Красную (то есть революционную) Армию стали именовать «Советской». Красивейший гимн «Интернационал» заменили топорным и некоммунистическим, а державным по тексту «Гимном Советского Союза». Ведь это было всё неспроста! Названия «Совет народных комиссаров», «нарком» были заменены «Советом министров», «министром». Школы по гимназическому образцу сделали мужскими и женскими, нанеся психическую травму двум поколениям детей, ввели школьную форму, как в гимназиях при царе. Милицию вырядили, как полицейских. Надели форму и погоны на работников ведущих отраслей, в результате чего машиниста паровоза можно было отправить на гауптвахту (так было с моим армейским сержантом до его службы в армии, где он на гауптвахту не попадал!). 

Когда Германия пала, весь народ и армия испытывали великий энтузиазм. Сталин, по-прежнему боясь военных, отправил в фактическую ссылку в округ не только Жукова, но и всех ведущих военных. Никак нельзя было оправдать отправку штабного гения минувшей войны ген. Антонова в Тбилиси – командовать Закавказским военным округом. Министром обороны стал опять политработник – Булганин... И, даже выпотрошив партию и набив её оболочку всякими хрущевыми и кагановичами, Сталин боялся коммунистов. Чем иначе объяснит полковник Галайко тот факт, что Сталин, расстреляв в 1937 году «съезд победителей» (90 процентов делегатов, повторяю, погибли), не созывал съездов партии до 1952 года? Разве это не отстранение партии от власти? 

И ещё. Не решаясь назваться императором, он назвался «Генералиссимусом», чего не сделал в отношении себя Павел I, дав такое звание тому, кто воевал на полях сражений, – Суворову. Когда от партии даже духа большевистского не осталось, он её назвал КПСС. Чтобы о Ленине но напоминало придуманное им название «ВКП(б)». А чтобы военные перестали воображать и чувствовать себя героями (хватит, время прошло!), Сталин через пару лет после войны перестал  платить орденоносцам-фронтовикам положенные тогда деньги за ордена, чем не столь материально, сколь морально ущемил героев. Более того, День Победы перестал по приказу Сталина считаться нерабочим днём!.. Как это объяснят мне державники, связывающие имя Сталина с Победой? Что, сразу после войны, когда была разруха, деньги были, а потом их не стало? Но уж День Победы можно было оставить нерабочим днём! Просто настало время, когда фронтовикам Вождь захотел сказать, что их фронтовые заслуги ничего не стоят и праздновать им нечего! Несогласны? А что скажете, г-да державники, по поводу того, что Сталин велел выселить из столицы безногих инвалидов-«тележечников», чтобы они своим убогим видом но напоминали, чего нам стоила Победа?! 

«Тележечники» не имели инвалидных колясок, а перемещались, гремя по тротуарам, на самодельных сколоченных из досок крошечных квадратных платформах на четырёх больших шарикоподшипниках, отталкиваясь от асфальта двумя деревянными тупыми упорами с рукоятками. Были они в военной армейской или морской (в бескозырках) форме с орденами и медалями на груди. Просили милостыню, которую некоторые из них тут же с горя пропивали в «гадючниках» (названных так народом) – открытых по указанию вождя забегаловках, где была водка на разлив при условии покупки закуски, чтобы «пили, но не упивались»!.. 

Никакую Красную Армию, вопреки утверждению Галайко, Сталин не любил! «Полюбил волк кобылу – оставил хвост да гриву!» – говорят в народе. И даже эти «хвост да грива» выстояли в 1941-м... Благодаря тому, что эту армию «делали» Тухачевский, Якир и другие. Якир, о котором Конев при общих похвалах отозвался как о командире, не обладавшем «сколько-нибудь основательным военным опытом» (как будто им обладал сам Конев до войны!), будучи командующим Киевским военным округом, создал западнее Киева (по старой, близкой к Киеву границе с Польшей) мощный оборонительный вал поперёк Украины. После его гибели с вала демонтировали крепостные орудия, стальные щиты и двери. Сочли «предательством» то, что Якир допускал, что противник в случае войны может проникнуть на нашу территорию, и его надо будет задерживать валом. В 1941 году даже разоружённый вал немного помог задержать немцев на время...

От Галайко впервые узнаю ещё об одной жертве Сталина – Иване Семёновиче Кутякове, который заменил Чапаева после гибели. Трижды орденоносец Красного Знамени. В чем его вина? По Галайко – в том, что он якобы считал, что должен командовать не Приволжским военным округом, а чем-то большим... Но где же здесь преступление? Думаю, не погибни Василий Иванович Чапаев от колчаковской пули в водах Урала, он погиб бы в 1937-м от пули сталинской... Ведь он же, по свидетельству Фурманова, считал, что может командовать больше, чем дивизией. Армией, например.

Уничтожались ленинцы, уничтожались герои Гражданской войны, уничтожались военные, имевшие по службе отношения со своим наркомом обороны Л.Д.Троцким. Об этом нужно говорить для того, чтобы понять, как мы потеряли Советский Союз. Что произошло? Да, Сталин провел индустриализацию (проведения которой, как и проведения добровольной коллективизации после оснащения крестьян тракторами, давно тщетно требовала левая оппозиция во главе с Троцким, а Сталин с Бухариным ещё долго держались за НЭП, пока не стал грозить экономический тупик; лишь тогда были проведены индустриализация и коллективизация, с чудовищными ошибками и массовыми жертвами). 

Да, Сталин выиграл войну, которую чуть не проиграл из за кровавого террора в командном составе и которой могло бы даже не быть, ибо Гитлер мог побояться напасть на мощную Красную Армию, руководимую Тухачевским. Сталин быстро восстановил разрушенное войной хозяйство страны. Но партия Ленина к концу его жизни была полностью заменена номенклатурно-державнической партией Сталина – КПСС. Масса честных, убежденных, талантливых и образованных коммунистов погибла. Последний одарённый образованный большевик Вознесенский был расстрелян в 1951 году, несмотря на то, что смертная казнь тогда была отменена, но её ввели задним числом специально для Вознесенского с товарищами уже после их ареста. 

Остались малограмотные и косноязычные кагановичи (писал с жуткими ошибками), хрущевы (никогда не писал), микояны, брежневы... Посмотрите, в полуграмотной и безграмотной России в 1917 году лидеры большевиков блистали образованием, талантами, красноречием. В 1957 году при поголовной грамотности народа и спутнике в космосе мы увидели в Кремле убожества. Это те, кому Сталин, «уходя от нас», позволил остаться в живых. Они были для него неопасны. Эти безыдейные, малограмотные, ограниченные во всём карьеристы не могли не  упустить страну, позволив ей катиться под уклон. Сперва медленно, а потом всё быстрей и быстрей. Эти люди, в отличие от Сталина, не обладали ни его умом, ни способностями. Сперва они удовлетворялись привилегиями, которые они себе увеличили по сравнению со сталинскими временами, потом этого стало мало, и новое поколение (при Брежневе) стало обворовывать государство вместе со своей многочисленной роднёй, чем деморализовали народ, который понял, что ни к какому коммунизму партия его не ведёт и что надо тоже воровать. 

Наконец третье поколение – горбачевско-ельцинское, заглянув на Запад, решило, что оно, по сравнению с миллионерами, бедно живёт, и надо сбрасывать к чёрту красную оболочку, оставшуюся от Советской власти и мешающую им развернуться, и под видом «демократии» поделить страну на княжества и ханства между республиканскими партсекретарями, ставшими «президентами», и всё общенародное добро растащить..., то бишь «прихватизировать»!.. Американский империализм и НАТО, которые только и мечтали о том, как уничтожить СССР, тут же этим подонкам охотно помогли. А партия согласилась самораспуститься без единого выстрела. Почему? А потому, что она к этому времени состояла, как я уже сказал, из карьеристов, «солдат партии» и бесправной, несамостоятельной массовки – обычных советских тружеников, большинство из которых вступили в КПСС, чтобы просто иметь возможность заниматься избранной профессией. Причем «солдат партии» оставалось мало, а карьеристов – несколько миллионов. Карьеристы смекнули, что есть выгода в переходе из структур партийных в структуры коммерческие и новогосударственные. А «солдаты партии» выполнили приказ: сдать партию – значит сдать! Приостановить членство, пока о тебе не вспомнят и не вызовут. А рядовые партийцы, привыкшие действовать лишь по указанию партийного начальства и под страхом вылететь с работы не смевшие свое суждение иметь, оказались не способными сопротивляться ликвидаторской политике руководства КПСС и тихо разошлись. 

Марксистский тезис  о невозможности построения социализма в одной стране подтвердился… Людям, которым неясно, хороший был Сталин или плохой, надо не  спорить, а решить: вы о каком Сталине говорите – о коммунисте или государственном деятеле? Как государственный деятель он выдающийся человек при всех ошибках. А как коммунист... Он им никогда не был, он скрытый антикоммунист, тиран. Коммунист не мог бы выдавать в 1939-40 гг. «плохих» немецких коммунистов гестапо! И если ныне коммунисты будут обращаться к Сталину, Советскую власть они не восстановят. Они её потеряли из-за Сталина. Потому что он породил Хруню, Хруня - Леню, Леня - Горби, а Горби дал родиться Боре, другу Билла. Пока мы не расставим честно все фигуры на шахматной доске истории ВКП(б) и страны, не перестанем демонизировать, изображать Троцкого помесью чёрта и «инородца» и не реабилитируем его как соратника Ленина, а также пока не признаем и не реабилитируем многих других соратников Ильича, ничего у нас не получится.  Не от той печки танцуем. 

Хитрый, но малограмотный Хрущёв тоже танцевал не от той печки, разоблачая «культ личности» Сталина. По его мнению, Сталин был совершенно хорош до 1937 года, но потом его, дескать, захвалили, сделали ему культ, и он испортился, перестал советоваться с товарищами и начал террор против невинных, преданных друзей. То есть расправа до 1937 года с 10-ю миллионами крестьян под видом раскулачивания, создание ГУЛАГА, физическое уничтожение коммунистической оппозиции, в частности в Ленинграде, высылка «второго первого» вождя Октябрьской революции Героя гражданской войны Троцкого за идейное несогласие со Сталиным, а в 1940 году – его злодейское убийство, массовое уничтожение сторонников Троцкого, казнь Каменева и Зиновьева и даже Бухарина и его группы (уже в 1938 году!), по Хрущеву, были справедливыми!.. Причем он сам признал, что Каменев, Зиновьев и Бухарин с товарищами не были шпионами или иными преступниками, но реабилитировать их отказался, так как они идейно были неправы!.. 

Значит, Хрущёв, как и Сталин, считал, что несогласных с «линией партии», то есть со Сталиным, надо расстреливать, сажать. Это я испытал на себе, когда был посажен за критику Хрущёва в 1962 году. Он реабилитировал после смерти Сталина только людей своего круга – тех, кто полностью поддерживал Сталина до конца и значительная часть которых «по ошибке» была репрессирована. Обидно и непонятно было: как же так, тов. Сталин – своих?! Хрущёв сам не пострадал, но мог. И эту общую обиду преданных Сталину коммунистов он и выразил в разоблачении Сталина за его преступления, только начиная с 1937 года (и то, повторяю, – не за все преступления этого периода). При этом были перечеркнуты заслуги Сталина в Победе над Германией, а имя его почти исчезло из учебников. 

Тех же, кто действительно боролся, как коммунисты-ленинцы, против Сталина (к сожалению, Тухачевский и его подельники сюда не относятся, они были невиновны даже перед Сталиным лично), например, Мартемьян Никитович Рютин, открыто заявивший в начале 30-х, что диктатура пролетариата погибла и замещена личной диктатурой Сталина, Хрущев заклеймил и не реабилитировал. Вот откуда ощущение фальши дало нам сразу же разоблачение «культа личности». Не верилось в происхождение массового террора по причине плохого характера вождя. 

Сталин демонизировал всех несогласных с ним коммунистов, изобразил их выродками и предателями дела партии, и Хрущев и вся КПСС, отказавшись от Сталина, убрав его прах из Мавзолея, продолжали верить сталинской фальсификации истории партии касательно периода до 1937 года. Это потому, что Хрущев и другие сами участвовали по расчёту или по неуму, а также из страха перед вождём в расправах с антисталинской оппозицией в ВКП(б), и признать это им не хотелось. Мы свободны от их комплексов и должны сказать всю правду о Сталине и его жертвах. Поливать кровавой грязью великомучеников Красной Армии для обеления Сталина – пустое и подлое занятие.

9, 10 июля 1997 года

Послесловие автора к публикации

Я только сейчас понял, почему «патриоты» больше всего злорадствуют по поводу убийства Тухачевского и его товарищей и настаивают на их «виновности» (Якира вообще арестовали за 10 дней до «суда» и расстрела – что это за разбирательство «особо опасного государственного преступления! Одни пытки, а потом скорое судилище и расстрел после полуночи!.. Тухачевского арестовали на неделю раньше и т. д.).  Раньше я думал, что  у «патриотов» такая ненависть к Тухачевскому потому только, что он уже после гражданской войны подавил по сути кулацкие мятежи – Кронштадтский и Тамбовский, и теперь кулаки ему мстят. Это так, но не главное. 

Теперь мне стало ясно: вся сила «оправдания» правления Сталина «патриотами» держится на его победе в войне (правда, какой ценой – по его вине!..). Победили немцев после тяжёлого «ученья» на страшных поражениях в первые полтора года войны генералы и полковники во главе с Жуковым, которые стояли 1937 году в Красной армии «во втором ряду» по чинам, должностям и опыту и которые никогда не командовали бы армиями и фронтами в Отечественную войну, не будь расстреляны Тухачевский и его группа, а также Блюхер, который был председателем трибунала, осудившем группу Тухачевского (ничего не понял храбрый солдат, но не юрист, так как обвиняемые во всём «сознались»). 

Как же удалось палачам «победить» маршала Тухачевского, правда, не на поле брани, а в застенках НКВД? Многие упрекают его посмертно в том, что он легко сломался, в то время как другие, правда, немногие военные (не из его группы, а поздней) вынесли все пытки. То, что его пытали, видно даже по протоколам, которые он подписывал: остались бурые пятна крови – видимо загоняли иглы под ногти. Я ещё недавно думал, что он не выдержал зверских пыток как человек «нежного дворянского воспитания» или просто здраво рассудил, что даже если он всё вынесет и себя не оговорит, всё равно его расстреляют и напишут в газетах  (ведь суд был не просто закрытый, а тайный), что он во всём «сознался». И только недавно я прочитал, что всё было ужасней. Дело в том, что в данном важнейшем для Сталина сфабрикованном деле им была поставлена перед палачами задача любой ценой заставить Тухачевского и его товарищей признать свою вину, и если не помогали пытки, помогал приём, опробованный менее чем за год до того на Каменеве и Зиновьеве. В книге «Трагедия РККА 1937-1938» старого крупного военного О.Ф. Сувенирова на странице 191 автор от своего имени пишет: 

«Мой фронтовой друг Ю.Д.Тесленко уже после ХХ съезда доверительно сообщил мне, как будучи полковником и работая в Главном политуправлении Советской армии и Военно-морского флота, своими ушами слышал рассказ дочери маршала Тухачевского – Светланы. Она вспоминала, как в мае-июне 1937 г. ее, тогда 13-летнюю девочку, привели в тюремную камеру к отцу. И следователи заявили Маршалу Советского Союза: если вы не подпишете нужных показаний, мы на ваших глазах будем истязать вашу дочь. По словам дочери, отец сказал: «Уведите ее. Я все подпишу». У меня нет никаких оснований не доверять словам ныне покойных фронтового товарища и дочери маршала. В личном разговоре в октябре 1995 г. историк Ю.А.Геллер подтвердил, что он также слышал подобный рассказ от С.М.Мельник-Тухачевской (то есть от от той же Светланы Тухачевской. – К.К.)». 

Тухачевского ненавидят и за то, что он был не просто красным командиром, а идейным коммунистом. Он раньше всех ( в начале 1918 г.) красных командиров из числа бывших царских офицеров вступил в ВКП(б). Недаром и автор книги «Трагедия РККА 1937-1938» О.Ф.Сувениров, не питающий при новой власти любви к коммунизму, словно забыв свои слова о том, что Тухачевский подписал «признательные показания» только потому, что палачи на его глазах в камере хотели истязать его 13-летнюю дочь, далее через много страниц (на стр. 275) попрекает убитого в 44 года маршала тем, что тот не смог выдержать всех пыток, как смог спустя год 60-летний бывший царский генерал, профессор Высшей военной академии комдив А.А.Свечин (которого тем не менее осудили и в тот же день расстреляли). 

Но профессор Высшей военной академии не мог представлять для следователей, а тем более для Сталина большого интереса; им надо было его просто расстрелять, а потому и били его и пытали, может быть, не так изощрённо, как Тухачевского. Наконец, у старика, возможно,  не было семьи и тем более 13-летней дочери, которую можно было на его глазах мучить или насиловать! Кстати, Свечин был одним из тех членов сталинской военной комиссии, с помощью которой Сталин после снятия Троцкого с должности наркома обороны  в 1925 году сместил и других крупных военных, на кого в Красной армии опирался Троцкий. Так что причина гибели понятна: тираны уничтожают рано или поздно тех, кто помог им взобраться на вершину власти. Чтобы не задавались!

И хотя Тухачевский спас своих детей от гибели, которых, заменив им фамилии, отправили в детдома, всех взрослых его родственников убили: расстреляли обоих братьев, жену, сгноили в Гулаге старуху-мать, которая умерла от голода. И так же поступили с жёнами остальных семерых расстрелянных с ним военачальников, предварительно для «прикрытия» преступления сослав их с семьями в Астрахань. 

Ведь если бы военный гений Тухачевский и другие его соратники остались живы и добились бы вооружения Красной армии танками и другим современным вооружением, они бы разгромили Гитлера на границе, а возможно, Гитлер не посмел бы напасть на СССР. И Жуков, и Конев, не говоря уже о беспомощном Ворошилове, сперва потерпели поражения от Гитлера и только под Москвой тот был остановлен, причём непосредственно Рокоссовским, посаженным в концлагерь в 1937 году и освобождённым перед войной. Кстати, я внимательно прочитал биографию Рокоссовского и выяснил, что на деле почти все крупные победы в Отечественной войне были совершены под его командованием или при его решающем участии: остановил на главном  направлении и погнал врага под Москвой, уничтожил уже окружённых им и другими генералами немцев в Сталинграде, предложил и сам же осуществил план, который Сталин назвал «Багратион», – удар по немцам после Курской дуги и освобождения Киева не через удобные степи Украины, где немцы наших ждали, а через болота Белоруссии, положив на топкие места по белорусскому народному методу «следины» («доски, горбыли» – по белорусски) и пропустив по ним танки и прочие войска. 

Далее он вышел к Варшаве, где был остановлен Сталиным, чтобы немцы удушили польское восстание, поскольку его лидеры нас демонстративно не признавали, затем взял Варшаву и приблизился к Берлину на 60 км. Берлин ещё не был защищён укреплениями на Зееловских высотах, но Жуков со Сталиным не решились его брать, чтобы не попасть в ловушку, как Паулюс – в Сталинграде. Сталин отобрал у поляка (по отцу) Рокоссовского 1-й Белорусский фронт и отдал его штабному генералу истинно русскому Жукову, дав ему «право первой ночи», то есть взятие Берлина. Рокоссовского послали на север Германии разгромить немецкую группировку, угрожавшую захлопнуть «мышеловку» в Берлине, если наши в него войдут. 

Тот это выполнил, несмотря на ожесточённое сопротивление врага. А Жуков в апреле погнал наших солдат на рожон на Зееловские высоты, где немцы успели построить полтора десятка мощнейших укреплений, изрыгающих из амбразур смертоносный огонь, опоясанных противотанковыми рвами и колючей проволокой. Он так поступил из желания быть первым, хотя Конев вошёл уже на окраины Берлина с левого фланга, и Сталин предложил (именно только предложил) Жукову идти вслед за Коневым. В результате наши потеряли под Берлином 300 тысяч солдат – почти столько, сколько немцы – в Сталинграде.

Кстати, Жуков хоть и удачливый, но тоже из кавалеристов, как и Будённый, Тимошенко, Щаденко и  поддерживавший их Ворошилов, которые пользовались доверием Сталина и сумели настроить его против бывших кадровых офицеров царской армии, сторонников перехода к созданию танковых армий и к современному вооружению, которых тот расстрелял (сюда же относится и маршал Советского Союза А.И. Егоров, расстрелянный в 1939 г., бывший царский полковник, товарищ Сталина по неудачной осаде Львова в 1920 году).

Изложенные в статье сведения приводятся в книге Олега Федотовича Сувенирова «Трагедия РККА. 1937-38 гг.» (Издательство «ТЕРРА», Москва, 1998 г.). 
_______________
Прим. редактора. См. также: 
Возвращенные имена. Сборник публицистических статей в 2-х книгах. М.: Из-во Агентства печати Новости, 1989.
В. Роговин. 1937-й. Москва, 1996. 
Роберт Конквест. Большой террор, пер. с англ., в 2-х томах. Изд. “Ракстниекс”, 1991.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList