Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

27.04.2003 17:04 | Дума | Администратор

ВОЗЛЮБЯТ ЛИ ОГРАБЛЕННЫЕ СВОИХ ГРАБИТЕЛЕЙ?

Экономист и писатель Михаил АНТОНОВ
в беседе с Виктором Кожемяко

Оправдание несправедливости

     Виктор КОЖЕМЯКО. В прошлом году на страницах «Советской России» была опубликована наша беседа под заголовком «Христос за богатых или за бедных?». Жизнь продолжает эту тему, высвечивая все новые ее стороны. По-моему, и нам, Михаил Федорович, есть необходимость продолжить разговор, тем более что многие читатели просят об этом и ставят свои вопросы.

     Михаил АНТОНОВ. Интересно, а на какую же сторону нашей темы обратили вы особое внимание за прошедшее время?

     В.К. Скажу. Мы вели речь о богатых, бедных и о Христе. То есть о Его отношении к проблемам богатства и бедности, праведности и неправедности, справедливости и несправедливости. О том, как все это оборачивается в нынешнее время у нас в России. Напомню заключительные ваши слова: «Пусть не лукавят защитники несправедливости и уж во всяком случае не ссылаются на Христа. Он им в этом не помощник!»

     Но ведь мало того, что продолжают ссылаться, оправдывая вопиющую несправедливость, которая утвердилась в сегодняшнем нашем обществе. Им недостаточно, оказывается, чтобы чудовищный разрыв между положением богатых и бедных воспринимался последними как норма, чтобы они полностью смирились и терпели — ну, может, при некоторой «корректировке» этого положения. Хотят еще, чтобы бедные, то есть ограбленные, возлюбили своих грабителей! Этих «новых русских», бессовестных, наглых и бесконечно жадных.

     У них сейчас всё идут разборки между собой. Бывает, и убивают друг друга. Так вот, оказывается, бедные обязаны им сочувствовать и сострадать! При этом на помощь в такого рода внушениях опять-таки привлекается... Христос.

     М.А. Вы имеете в виду какие-то конкретные ситуации?

     В.К. Конечно. Их много. Уверен, вы тоже обращаете внимание на них. И они выстраиваются в определенную, можно сказать, идеологическую линию, задача которой та же самая — моральное и даже религиозное оправдание утвердившейся в нашей стране несправедливости. Читали вы, например, в газете «Труд» статью доктора юридических наук Михаила Краснова «Жалость с оговорками»?

     М.А. Читал и хорошо ее помню.

     В.К. Меня она до глубины души возмутила! Доктор наук представлен как «давний автор «Труда». Однако надо заметить, что он также давний сподвижник Ельцина. Не знаю, какие он сейчас занимает официальные должности, но был советником президента. Его лицо с характерной бородкой стало мелькать на телеэкране и на фотографиях в прессе именно в период прихода Ельцина к власти, когда разрушался социализм в нашей стране и уничтожалась Советская власть. Судя по всему, личные заслуги в этом самого Михаила Краснова немалые. И вот имеем в результате то, что имеем. Надорванную во всех отношениях страну, разгул преступности, раскол общества на кучку сверхбогачей и миллионы неимущих бедняков.

     Положение таково, что не видеть и не признавать всего этого просто невозможно. И доктор юридических наук признаеет. Пишет и о «донельзя криминализированной атмосфере», и о «расколотости нации». Но каков при этом главный смысл и главный пафос его выступления? Во-первых, безусловное оправдание того, что в стране произошло. Причем какое оправдание! Оказывается, свержение Советской власти — это ни в коем случае не результат никакого заговора и происков ЦРУ, вредительства Горбачева и Ельцина, а «Божье чудо», и страна теперь «хочет привести себя в Божеский вид». То есть адвокат режима Краснов, защищая этот режим, апеллирует (куда уж выше!) к самому Богу, к Божественному провидению, по воле которого только и мог рухнуть советский строй. А нынешнее состояние страны — это приведение жизни в «Божеский вид». Обращаюсь к вам как к человеку православному и глубоко верующему: вы с этим согласны?

     М.А. Такие взгляды и суждения в среде холуёв нынешней «элиты» очень распространены, но мы никогда не сможем дать им надлежащий отпор, идейно разгромить и похоронить эту концепцию, если не поднимемся от бытовых наблюдений к принципиальным основам антисоветизма. И тут надо отметить, что, к сожалению, основания для суждений красновых дает позиция священноначалия нашей Церкви. Ведь оно продолжает говорить про советский период нашей истории лишь как про «70 лет разгула богоборчества». А раз так, то избавление от богоборческого режима есть дело богоугодное, более того, Богом благословенное. Иными словами, устранение остатков советского строя и насаждение капитализма и есть приведение России «в Божеский вид». Поэтому надо показать читателям, что россказни про «богоборчество большевиков» — это самый опасный вид обмана нашего народа.

     В.К. Таково, насколько я понимаю, ваше выношенное и выстраданное убеждение?

     М.А. Да, в свое время я написал работу «Притча о двух сыновьях». Смысл ее — в трактовке евангельской притчи, рассказанной Христом.

     «У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын, пойди сегодня, работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И, подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух, — спрашивал Христос, — исполнил волю отца?» Ответ очевиден: первый сын.

     В.К. Притча имеет отношение к нашей жизни?

     М.А. Безусловно! Царская Россия, ее власть и связанная с властью Церковь обещали следовать заветам Христа, что подразумевает соблюдение правды и справедливости в общественных отношениях. Но на деле строй жизни был крайне несправедливым. Как и сегодня, кучка дворян, капиталистов (к тому же в большинстве своем иностранных) и высших чиновников владела 90 процентами национального богатства, а на долю остальных 95 процентов населения приходилось лишь 10 процентов достояния страны. И Церковь это благословляла, призывая народ к терпению и смирению. Вот это — второй сын из евангельской притчи: назвали себя христианами, а поступали не по-христиански. Это и есть фарисейство, лицемерие, которое Христос так страстно обличал. Большевики же не только не назывались христианами, но объявили себя противниками Христа (кстати, в значительной мере из-за той самой позиции Церкви!), однако боролись за установление братства всех трудящихся, против паразитов. Боролись, конечно, не по-христиански. Но почему все-таки можно говорить о них так, как я говорю, — с позиций евангелистской притчи?

     Атеисты не учитывают, что большая часть бед в жизни общества проистекает из порочности человеческой природы, из людского эгоизма. Христос призывал Своих последователей, чтобы они стали совершенными, как совершенен Отец их Небесный. Наверное, совершенство включает и трезвую оценку того, справедливо ли устроение общества, но не сводится к этому, оно требует неустанного труда души. Христос хотел бы, чтобы человек окончательно выделился из мира животных, стал настоящим, «новым человеком», а в нас еще звериное начало развито очень сильно. Вот этого большевики не учитывали, они полагали, что одним справедливым устроением общества обеспечат людям счастливую жизнь. Вот они и боролись за счастье трудящихся — как умели. Господь же смотрит не только на наши дела, но и на наши сердца. И, думается, Он видит, что первый сын все же выполнил указание Отца, хотя и не так, как следовало бы.

     Это неправда, что большевики были врагами религии. Они в действительности были очень религиозны, но не церковны, потому что Церковь встала на защиту прогнившего режима. Они создали себе другого бога — братство, правду и справедливость, и ему служили не щадя жизни (своей и чужой). Они тоже хотели жить в раю, но в земном, построенном их же руками. Если миллионы людей готовы идти на смерть не ради личной корысти, а во имя идеи, которая кажется им святой, это движение религиозное. Если Бог, их вдохновляющий, не тот Бог, Творец мира, а созданный самими людьми, их воображением, то движение можно назвать квазирелигиозным. Впрочем, и все известные истории религиозные движения, приводившие к религиозным войнам, сожжениям еретиков и пр., — это тоже движения квазирелигиозные, вряд ли Христос их одобрил бы. Но сущность учения Христа столь глубока и высока, что для постижения его человечеству еще предстоит подниматься и подниматься.

     В.К. К борьбе русского народа за справедливость присоединились, примешались тогда ведь и некоторые другие общественные движения?

     М.А. Именно так. Революция совпала по времени с высвобождением еврейского юношества из-под власти национальной общины, с пробуждением национального сознания и возникновением сепаратистских движений на Востоке. Это нередко придавало дополнительное ожесточение борьбе и приводило к большим излишним жертвам. Но это не отменяет того факта, что борьба «красных» и «белых» была борьбой религиозной (точнее, квазирелигиозной). При этом среди белых, имейте в виду, большинство тоже было атеистами. Надо заметить, что и священнослужители, хотя в большинстве своем верили в Бога, но не жили христианской жизнью, и это понятно. Ведь они кончали семинарии и академии, где вызубрили Библию назубок. Прихожане их звали «отцами». (Даже к семинаристам преподаватели обращаются: «Отцы!». Замечу, что Христос говорил: «И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос»). Поэтому они полагали, что, так сказать, уже по должности они как бы «христиане первого ранга», наставники для всех остальных. А отсюда часто даже неосознаваемое отношение к другим в религиозном отношении свысока, совсем так, как отношение фарисея к мытарю в известной евангельской притче. А уж о епископах и говорить нечего, они — «владыки». Все епископы в Церкви — монахи, а православным с детства внушали: «Монах для мирянина — то же, что ангел для монаха», что, конечно, не имеет ничего общего ни с действительностью, ни с христианством.

     Вот и судите, насколько христианским было белое движение. Белые не выдержали самый суровый экзамен — проиграли Гражданскую войну, а это свидетельство того, что они не пользовались поддержкой большинства народа. И произошло это, наверное, не без участия Провидения. Бог ведь действует не только в Церкви, он правит всем мирозданием — значит, и революции происходят не без Промысла Божьего. Если бы церковные иерархи это понимали и внушали пастве, то у красновых не было бы ни малейших духовных оснований для их человеконенавистнических построений.

     В.К. Эти построения имеют вполне определенную идеологическую и политическую направленность!

     М.А. Краснов в каждой строчке клевещет на советский строй. Вы обратили внимание — он утверждает, будто от мощи этого режима трепетал весь мир? В действительности трепетала перед СССР и ненавидела его лишь паразитическая «элита» капиталистического мира и подкармливаемая ею верхушка «среднего класса», а четыре пятых человечества смотрели на нашу страну как на свою надежду.

     Вы заметили, как возмущает Краснова «государственный патернализм» русских, который он называет социальной болезнью? А ведь патернализм — это отеческая забота государства о человеке, и такая его уничижительная оценка — это типичная ошибка наших либералов, не понимающих, что патернализм — самое главное свойство русского характера. Русский народ — народ-государственник, он в критические для государства моменты истории все отдаст, чтобы отстоять нашу независимость, но он должен быть уверен, что и государство его непременно защитит. Как раз тут и проявляется людская солидарность: «Государство — это мы все». И надежда на себя, на свои силы в русском народе особенно проявилась именно в советский период, когда мы решили, что построим социализм даже в одной стране, без помощи пролетариев Запада. Я не по книгам знаю, какой энтузиазм царил тогда в стране. Наш народ только начал расправлять крылья при Советской власти, а предательство «верхов» подрезало их на самом взлете.

     В.К. Красновы идейно оправдывают капитализм. Совершенно очевидно, что такова их главная задача.

     М.А. К этому все и сводится! Хотя слово «капитализм» предпочитают не употреблять, чаще говорят: либерализм, рыночное общество. Это — строй, основанный на конкуренции и на поглощении слабого сильным (то есть на скрытой форме людоедства), где нет места братству людей. В обществе классического капитализма «верхи» и «низы» изначально представляли собой как бы две различные расы: богатые — это люди, а бедные — недочеловеки. А Христос в Евангелии все время говорит о братстве, о любви к ближнему!

     Капитализм — это общество без идеала, где все подчинено наживе, мамоне. А Христос говорил, что невозможно служить и Богу, и мамоне. Значит, капитализм, которому служат Краснов и ему подобные, — строй антихристианский. И попытки прикрыть этот людоедский строй именем Христа просто кощунственны. Строй, где блаженство отождествляется с богатством, — это общество Ветхого Завета, а не христианское общество.

     Но ведь священноначалие Церкви не может сказать нынешнему режиму, что он антихристианский: существования такой Церкви власть и дня не потерпит. А красновы этим пользуются.

Призывы к обворованным, но не к ворам

     В.К. Я сказал «во-первых», анализируя ту статью. А теперь — во-вторых, что и есть в данном случае самое основное: автор возмущается, почему это в нашей стране бедные не сочувствуют богатым, не любят их! Это, дескать, не по-христиански и свидетельствует о том, что мы остаемся «язычниками».

     Может, я в какой-то мере понял бы такую постановку вопроса, но — при одном условии. Если бы, обращаясь к бедным, этот «христианин» с таким же или гораздо большим пафосом обратился к богатым. Их призвал бы возлюбить бедных и, как учил Христос, бедным отдать достояние свое. Но нет же этого! И читатели в своих письмах обращают внимание, что за последнее время в пропаганде правящего режима особенно усилилось внушение, обращенное к ограбленным: смириться, не протестовать, принять все как должное и ждать, когда само собой образуется. Но образуется ли? И как?

     М.А. Нет, конечно, не образуется. Церковь вновь наступает на те же грабли, что и перед революцией. Тогда она тоже тратила громадные усилия, чтобы опорочить социализм, призвать бедных к смирению и терпению, а богатых лишь изредка увещевала не быть уж слишком ненасытными и кровожадными. Хотите убедиться в этом — почитайте проповеди ныне так часто вспоминаемого протоиерея Иоанна Восторгова. Когда-то Радищев обличал свой класс помещиков-эксплуататоров: «Звери алчные, пиявицы ненасытные, что крестьянину мы оставляем?..» Ничего подобного вы не найдете в проповедях российских батюшек ни перед революцией, ни в наши дни.

     А почему эти призывы к терпению столь частыми стали именно сейчас? Потому, что паразитическая «элита» чувствует, что осталось ей у нас господствовать совсем немного, скоро придется держать ответ за все свои преступления. Раньше она рассчитывала на то, что при пробуждении народного гнева сбежит на Запад, где уже заранее приготовила себе убежища, перевела туда капиталы и перевезла семьи. А теперь выясняется, что на Западе ее вовсе не ждут с распростертыми объятиями, а уже готовят для наших «элитариев» комфортабельные тюрьмы (случаи с Павлом Бородиным и Павлом Лазаренко — это предупреждение). Ведь они все — воры и юридически безупречно не смогут доказать законность приобретения своих капиталов. А желающих прикарманить их денежки за рубежом всегда найдется более чем достаточно. И вот, видя, что ответа не избежать ни в России, ни на Западе, они хотят подольше сохранить свое господство у нас, а потому и щедро оплачивают услуги таких проповедников смирения и терпения, как Краснов.

     В.К. Нельзя не думать при этом о позиции Церкви. Я присутствовал в конце прошлого года на очередном Всемирном русском народном соборе, который был посвящен как раз православному осмыслению современных экономических отношений. В докладе и в ряде выступлений по существу признавалась ужасающая несправедливость создавшегося положения, когда одни, находясь численно в крохотном меньшинстве, владеют всем, а другие, коих абсолютное большинство, лишены самого необходимого. Однако в итоговых документах слишком робкими, по-моему, оказались призывы к власти по этому поводу...

     М.А. Если быть точным, то здесь нужно говорить не о позиции Церкви, а о позиции ее иерархов. О настроениях большинства мирян (а это и есть сама толща Церкви) вы на Соборе получили представление. А иерархи стоят между мирянами и властью, в годы «реформ» власть старалась приблизить их к себе, если угодно —превратить в часть номенклатуры, что ей в значительной мере и удалось.

     Это тоже отразилось на Соборе. С властью иерархи конфликтовать не станут, а метать громы и молнии в адрес олигархов смысла нет, потому что богатые либо не веруют в Бога, либо считают себя почти святыми, если от своих миллионов кинут тысчонку-другую на украшение храма, выслушав при этом благодарность от батюшки. Поэтому и был принят такой, можно сказать, беззубый документ, никого ни к чему не обязывающий.

     Это вообще беда современной Церкви. Богословы все реже обращаются к Христу, к Его Евангелию (видимо, думают, что там уже нет ничего нового), больше оперируют цитатами из Святых Отцов, а их сочинения все заметнее пронизывает ведомственный церковный эгоизм. Владыка Кирилл, например, прямо писал, что в области экономики или социальных отношений пусть Россию стригут под одну гребенку либеральной глобализации, а что касается Церкви — тут надо учитывать ее особенность. Между тем Россия — не просто особая страна, это носительница отдельной цивилизации, для которой не подходят глобалистские экономические и социальные рецепты.

Социальный расизм не может быть от Бога

     В.К. Главная забота власти сегодня, начиная с президента, совершенно очевидно состоит в том, чтобы любой ценой, всеми средствами закрепить сложившееся в стране несправедливое устройство. Это нашло отражение и в той статье, с которой я начал сегодняшний разговор. Об этом пишут и многие наши читатели. Вот некоторые из них обращаются к высказываниям небезызвестного Александра Николаевича Яковлева в недавно вышедшей книге. Яростный гнев у этого господина вызывает растущее недовольство большинства нашего общества так называемыми «новыми русскими». Это не воры, заявляет он, а достойные люда, пробивающие дорогу к экономической свободе и нормальному рынку. И вообще, по мнению идеолога «реформ», никаких бедных и богатых нет! Есть творцы и создатели, нравственные люди, а есть паразиты, трутни, двуногие создания из клана воинствующего аморализма, бездельники... Кто же конкретно относится к ним, если сегодня в стране более половины граждан — десятки миллионов людей! — за чертой бедности? Учителя и врачи, рабочие и военные, крестьяне и деятели культуры... Все они, по методике академика Яковлева, — лодыри, завистники, босяки с сознанием люмпенов. Это я привожу дословно! Что скажете на сей счет?

     М.А. Давно сказано: кого Бог хочет наказать, того лишает разума. Александр Яковлев, встав однажды на стезю предательства, с каждым годом глупеет и все больше морально деградирует. И вот теперь докатился до социального расизма. У него богатый, будь он хоть трижды вор, — это «элита», «белая кость» и «голубая кровь», а бедный — это «чумазый», неспособный к творчеству и исходящий завистью к богачу. Я работал в институте, где Яковлев был директором (правда, недолго, вскоре Горбачев забрал его к себе в ЦК). Он и тогда был злобным, а теперь стал предельно злобен. Почему?

     Дело в том, что Яковлев истолковал «перестройку» и последующие «реформы» как возвращение «от Октября к Февралю», от социализма к капитализму. А этот процесс застопорился и даже показывает все признаки возможного поворота в обратном направлении. «Перестроиться» снова «под сторонника социализма» Яковлев не сможет, слишком далеко зашел он по пути ренегатства, да ему никто и не поверит.

     Мы уже говорили, что нынешние российские «элитарии» — воры. А разве Яковлев не знал это? Знал, ведь он сам их вытаскивал из грязи, из криминальной среды и тянул наверх, создавал возможность за бесценок урвать самые лакомые куски народной собственности. Он отвечает за них. А они показали себя хищниками и разрушителями. Воры остаются ворами, а созидателями стать они не могут. Вот и приходится Яковлеву придумывать целую теорию, чтобы обелить их и тем самым оправдать свое ренегатство.

     В.К. Учитель, который трудится в поте лица и которому платят гроши или вовсе месяцами не платят зарплату, видите ли,должен вызывать общественное презрение. Как «босяк с сознанием люмпена». А кем же мы должны восхищаться? Нет-нет да проникнет в печать или на телевидение информация о доходах наших «преуспевающих».

     Вот в целях вымогательства похитили вице-президента компании «ЛУКойл» Сергея Кукуру — и мы узнали, что, по данным налоговой полиции, официальная зарплата его составляет 1,8 миллиона долларов в год. Почти 60 миллионов рублей! Забрались воришки в квартиру дочери Собчака — и похитили драгоценностей на 18 миллионов рублей. А ведь она, дочка эта, всего лишь студентка. Откуда же такое богатство?

     Или еще. Убили депутата Госдумы Владимира Головлева — одного из лидеров и финансистов Союза правых сил, а затем сопредседателя (вместе с Сергеем Юшенковым) «Либеральной России». Убили скорее всего «свои»: прокурор Челябинской области пришел к выводу, что он пострадал за «коммерческую» деятельность. А незадолго до убийства ему было предъявлено обвинение в незаконном присвоении более двух миллиардов рублей! Он их извлек из кошельков земляков-челябинцев, руководя «прихватизацией» в области. Так вот, прикарманенная сумма сопоставима с годовым областным бюджетом. Доказано получение взятки в 12 миллионов. Всего же, по сведениям зарубежных компетентных органов, его личное состояние на счетах западных банков оценивается в 100 миллионов долларов.

     И вот таких людей мы должны воспринимать как образцы предприимчивости и деловитости! Ведь так получается, Михаил Федорович? На скамью подсудимых почти никто из них не попадает. Мало того, максимум властных усилий направлен на то, чтобы закрепить (окончательно и навсегда!) результаты грабительской приватизации. Чтобы ни в коем случае ничего не пересматривать, не изменять! Но к чему может все это привести в конечном счете? Неужели несправедливость, изначально положенная в основание созданного режима, так и будет теперь всегда существовать, да еще осененная Божиим именем? Ведь тот самый Михаил Краснов, о котором я говорил (и, конечно, не он один!), это прямо утверждает: «Если Бог обильно одарил Россию, — значит, к чему-то ее и предназначил. Может, для того, чтобы увеличить объем добра в этом мире и защитить, спасти его от зла». Это в нынешней-то России увеличивается объем добра?

     М.А. Меня всегда умиляет эта претензия «демократических» витий доводить до нашего сведения волю Бога. Только никак не могу добиться от них ответа, как они с Ним сообщаются, на каком языке беседуют. А то, что Краснов видит в нынешней России увеличение добра, понятно. Ведь он социальный расист, поэтому приращение добра для олигархов (которое они отождествляют с капиталом) — это и есть рост добра. А неисчислимые беды для обездоленных он в расчет не принимает, потому что это ведь не люди, а так, подстилка под ноги преуспевших.

     Насчет же того, что никто из воров не сел на скамью подсудимых, выскажу свое мнение: в скором времени мы можем стать свидетелями громких показательных судебных процессов над некоторыми «элитариями». Это неизбежно не потому, что, скажем, мы с вами этого хотели бы, а потому, что это нужно для спасения правящего режима. Создать видимость борьбы с ворюгами. Если такое и произойдет, то это будет именно видимость! Я убежден, не более того.

     В.К. Властная идеологическая обслуга стремится сейчас всячески приукрасить «имидж» этих бандитов с большой дороги. именуемых «новыми русскими». Вот недавно объявлен литературный конкурс на лучшее произведение о «состоявшихся людях» — так изысканно их называют!.. Явный социальный заказ чувствуется и в некоторых телефильмах, сериалах. Неужели все это кого-то может убедить? Неужто ограбленные поверят, что их грабители и в самом деле — благородные, тонко чувствующие, духовно богатые, что ими надо восторгаться и, больше того, их нужно любить?

     М.А. Вот тут я с вами не соглашусь. Могут поверить. Да многие, увы, и верят! Нынешний режим держится на новейших технологиях манипулирования общественным сознанием. Миллиарды долларов ежегодно тратятся на затуманивание мозгов, и в результате народ на выборах голосует за своих врагов. А посмотрите, какие представления о советском и современном строе жизни получают учащиеся в школе (недаром Сорос расщедрился на издание соответствующих учебников)!

     Профессор Михаил Делягин в своей книге «Практика глобализации» доходчиво разъяснил, как под воздействием телевидения люди начинают жить не в реальном, а в виртуальном мире. Чего нет на экране телевизора, того как бы нет и в жизни. В итоге людям, в том числе правящей «элите», становятся присущими «облегченное поведение», безответственность, инфантильность, приводящие к тяжелым ошибкам, расплачиваться за которые приходится простому народу. А сами создатели этого ирреального мира, «стремящиеся к комфорту, а не к истине», не просто пользуются большими деньгами и комфортом, — они становятся идеалом, мерой успеха, предметом зависти и объектом для подражания. «Кажимости и мнимости победили в борьбе с данностями», и теперь «ни отдельной личности, ни тем более социальной группе практически невозможно отказаться от подобного социального наркотика».

     Но «элите» этого мало. Она хочет, чтобы «чернь» ей служила не за подачки, как сейчас служат охранники и прочая обслуга, а признавая ее интеллектуальное и моральное (хотя тут и употреблять-то такие слова неуместно) превосходство, а, следовательно, и восхищаясь ее оборотистостью и изворотливостью. Ведь и среди проституток идет соревнование на «лучшую в профессии», и киллеры восхищаются самым счастливым из них «Соколиным глазом». Любви эти жулики, конечно, не дождутся, но желающих подражать им, бесчестных хапуг появится еще немало.

     Однако и эти резервы одурачивания масс подходят к концу. Жизнь для большинства народа становится настолько трудной, что тут даже слепые прозревают, а уж обманутые и подавно. И страшен будет гнев этих прозревших обманутых!

     В.К. По-моему, государство ничего не делает, чтобы хоть в какой-тo мере уменьшить социальный контраст между кучкой богачей и массой бедняков. Пропасть эта, наоборот, все углубляется! А пропаганда изощряется в том, чтобы отвлекать внимание людей от этих острейших проблем. Например, болтовней о «социальном партнерстве». Шумом вокруг грошовых подачек пенсионерам или бюджетникам. Созданием видимости, будто президент что-то хочет улучшить, да правительство «недорабатывает», а вот «президентская» партия «Единая Россия» поможет сделать все как надо. И ведь опять-таки — многие на подобную мякину клюют! Не так ли?

     М.А. Клюют, но сами видите, как оборачивается иногда. Повысили пенсионерам пенсии на 30 рублей — и в Кремль полетели тысячи обратных денежных переводов в знак протеста против такой издевательской прибавки. Обманывать людей становится все труднее.

     Надеяться на нынешнее Российское государство нам не приходится. Пока оно остается тем, чем было во времена Маркса: орудием укрепления господства правящего класса и подавления сопротивления угнетенных. И президент откровенно признает, что он никакой не выразитель воли народа, а менеджер, нанятый «обществом». Но мы-то знаем, что это за «общество». Если место депутата Государственной думы стоит миллион долларов, то сколько стоит выдвинуть своего ставленника на пост президента?

     Но и президенту уже неловко бывает оставатъся в этом положении. Одна моя знакомая сказала о его встрече с активом «Единой России», показанной по телевидению: «Первый раз видела, как Путин покраснел». А то ли еще будет!

Антихристианское общество вечно?

     В.К. Не могу еще раз не сказать то, что говорил уже неоднократно. У нас принято с «перестроечных» времен твердить, что Октябрьская революция была порождена завистью. Имеется в виду — завистью бедных к богатым. На недавнем Всемирном русском народном соборе, к сожалению, опять услышал я с трибуны эту до боли знакомую версию. Для чего внушают ее людям? По-моему, ясно: чтобы смирились они с нынешним своим положением.

     Нет, не завистью, а чувством несправедливости и стремлением к справедливости вызвана была Великая русская революция! Это чувство и это стремление всегда были в крови у наших людей. Так неужто теперь выветрились и навсегда исчезли? Не верю! А как вы думаете? Могут ли неправедно богатые спать спокойно и будет ли такое антихристианское общество вечным?

     М.А. Уверяю вас: не будет! А в качестве ответа на ваш развернутый вопрос могу предложить цитату из введения к моей новой работе «Капитализму в России не бывать!»:

     «Прошло уже двенадцать лет после уничтожения Советской власти и развала СССР, и кучка воров, захвативших в свои руки львиную долю национального богатства, торжествует, тогда как подавляющее большинство народа все глубже погружается в пучину нищеты и безысходности. Самая большая опасность для будущего России заключается в том, что угнетенное и униженное большинство поверит, будто эта контрреволюция неотвратима и необратима, и смирится со своим обращением в рабство. Не случайно сейчас и власть, и средства массовой информации пытаются внушить народу, будто социализм пал, не выдержав конкуренции с капитализмом, и в России установился «нормальный» капиталистический строй. Изо дня в день мы только и слышим: Россия вернулась в «семью цивилизованных народов» и вновь пошла «столбовой дорогой мировой цивилизации», приняла в качестве мерила прогресса «общечеловеческие ценности», в особенности принцип «священной и неприкосновенной частной собственности», а значит, власть и богатство высокопоставленного жулья незыблемы. А я утверждаю, что, несмотря на наличие рыночных отношений, акционерных обществ, банков, фондовых бирж, миллиардеров и «новых нищих», у нас нет и никогда не будет капитализма... Нынешний строй, конец которого совсем близок, так и останется воровским до последнего часа своего существования.

     Общественное сознание еще не воспринимает такие выводы, но это происходит в основном потому, что нынешний период видимого торжества капиталистических отношений кажется нашим современникам чем-то исключительным. Между тем в послеоктябрьский период это уже десятая попытка либеральных реформаторов перестроить жизнь нашей страны на капиталистических началах... Девять предыдущих попыток либералов окончились крахом. Не подлежит сомнению, что и нынешнюю постигнет та же участь.

     Народ России деморализован, он никак не может отойти от шока, каким явился для него крах советского социализма. Обращаться к народным массам с разъяснением того, что в действительности произошло и что произойдет в скором будущем, иногда кажется почти бесполезным. Однако это не означает, что вообще бесполезно анализировать наше прошедшее и настоящее, проникать в грядущее. Те, для кого в этом заключается смысл жизни, уже появляются.

     Скажу больше: самое ценное, что есть в современном российском обществе, — это пока еще тонкий слой людей, которые не мыслят себя без советского образа жизни, возвышенного, усовершенствованного в соответствии с требованиями постиндустриальной, информационной эпохи, и никогда не примирятся с утратой великих социальных, духовных и культурных завоеваний нашего народа при Советской власти. Эти люди сознают, что даже самая плохая плановая экономика в главном лучше самой совершенной рыночной экономики, которая была и остается местечковой даже в эпоху глобализации. Частная собственность оглупляет людей и неизбежно обрекает их на местечковость мировоззрения и действий.

     Тем, кто это понимает, и только им принадлежит будущее. Но оно не придет само, за него надо бороться не на жизнь, а на смерть. И главное поприще борьбы сегодня — идеологическое, теоретическое, потому что первой причиной временного поражения социализма стало отставание теории, непонимание того, что советский строй был... ростком новой русской советской социалистической цивилизации...».


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList