Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

07.05.2003 13:01 | Правда | Администратор

ИСТОРИЧНОСТЬ И КЛАССОВОСТЬ ПСИХИКИ.

Мы уже не раз показывали, хотя и вскользь, историчность, и классовость психики. Думаю, настало время остановиться на этом подробнее. Современный человек вообще является продуктом развития общества. Но с чего стоит начать? Думаю с предшественников.

Мы приступаем к рассмотрению историчности и классовости психики человека не с пустого места, уже существует относительно передовая теория социального характера Эриха Фромма. В своей работе "Бегство от свободы", в ее последней главе американский ученый приводит следующее определение: "Социальный характер - это результат динамической адаптации человеческой природы к общественному строю. Изменения социальных условий приводят к изменению социального характера, то есть к появлению новых потребностей и тревог. Эти новые потребности порождают новые идеи, в то же время подготавливая людей к их восприятию. Новые идеи в свою очередь укрепляют и усиливают новый социальный характер и направляют человеческую деятельность в новое русло.

Иными словами, социальные условия влияют на идеологические явления через социальный характер, но этот характер не является результатом пассивного приспособления к социальным условиям; социальный характер - это результат динамической адаптации на основе неотъемлемых свойств человеческой природы, заложенных биологически либо возникших в ходе истории."

Соответствует ли эта теория марксизму? По крайней мере, отчасти, но целиком марксистской ее не назовешь. Почему? Указание Фромма на адоптацию человеческой природы к общественному строю не вызывает сомнения. Его понимание причин приводящих к изменению характера тоже верно, он правильно понимает взаимосвязь социальных условий и потребностей человека. Но все же определение как мы увидим ниже, не является полным.

Мы не станем терять время в поиске ответа на вопрос: "Чего же не хватает социальному характеру Фромма?", а сразу перейдем к целостно марксистскому рассмотрению проблемы историчности и классовости психики.

Историчность психики выражается в чертах присущих людям той или иной общественно-экономической формации. Например, черты типичные для психики человека рабовладельческого строя не сохраняются при феодализме, а характерные для капитализма не переходят в социализм. Речь, разумеется, идет не обо всех чертах психики человека. Есть такие, которые формируются по мере исторического развития общества и лишь видоизменяются на его стадиях.

Всякая общественно-экономическая формация имеет свой социально-исторический психотип (именуемый формационным) распадающийся на классовые психотипы и психотипы социальных групп. Этот психотип находится в постоянном движении, и проходит три основные стадии развития. Эти стадии не представляют ничего особенного и идентичны трем, возможно условным, стадиям любой общественно-экономической формации. Какие это стадии? Перечислим их:

- становление;

- господство;

- отмирание.

Первая стадия это период утверждения данного способа производства, вторая - когда строй прочно закрепился и охватил все стороны жизни, это стадия беспрепятственного расширения, третья, когда формация начинает распадаться с одной стороны из-за зарождения нового способа производства с другой пытается выжить, пустив корни в глубь старых отношений. Хорошим примером третьей стадии из современности является "общество потребления", пускающее корни даже в психические процессы, и пытающееся подчинить их себе. Нам известны следующие общественно-экономические формации: первобытный строй, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм и коммунизм, существующая пока во многом только в теории. Каждому из них присущи все три стадии развития, только в совершающиеся в психике:

- ранняя;

- классическая;

- поздняя.

Этим стадиям присущи те же особенности, что их аналогам в общественно-экономических формациях, но все же уточним. На первой стадии, а каждая стадия это не одно поколение, психика перестраивается на новые ориентиры, происходит утверждение новых ценностей и потребностей, меняется пропорции и набор интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых качеств, и поведенческие нормы устанавливаются согласно существующим общественно-экономическим отношениям. На второй стадии устанавливается как бы господство того, что выстраивалось в ходе первой стадии. На третьей стадии происходит процесс постепенного разрушения теряющих актуальность в своем прежнем виде совокупности ценностей, постепенно изменяются поведенческие нормы. Это происходит из-за того, что в общественных отношениях утверждаются новые ценности, потребности и интересы. Старый строй изжил себя и происходит постепенный его распад, этот распад переносится, и на общественную психику, протекая параллельно с возникновением новых ориентиров.

На первой стадии, в общественной психике старое постепенно отмирает, а уже победившее новое утверждается на его месте, этот процесс, несмотря на кажущуюся простоту, тем не менее, является противоречивым и довольно сложным. На второй стадии процесс развития протекает достаточно беспрепятственно, впрочем, я говорил, что это деление на этапы является условным, абстрактным, поскольку прожитки старого могут тащиться по истории еще не одну формацию, в то время как свое зарождение новая формация может найти довольно далеко от формации ей предшествующей. Так капиталистические отношения зародились еще в период рабовладения, а некоторые феодальные пережитки живы и по сей день. Но рассмотренные нами стадии являются лишь эволюционными, но существуют еще революционные периоды в истории общества, а значит и психики.

Поставленный Эрихом Фроммом вопрос: "Иметь или быть", в одноименной работе был и остается самым актуальным на сегодня вопросом для общества. Но вот несет ли он в себе ту вечность и универсальность, которую ему приписывают? Нет, поскольку, еще не для одной общественно-экономической формации кроме капиталистической не стоял вопрос о смене первостепенности материальных потребностей. В наше время, ставшее кризисным для капитализма приоритетность приобретают нематериальные потребности, потребности в информации и самореализации. Словом все то, что во главе угла поставили сторонники Гуманитарной теории личности, а в том числе и Фромм. Но реализовать все это человечество сможет лишь после ликвидации отживших буржуазных общественных отношений. Итак, мы в плотную подошли к вопросу о революции. Как и в обществе, в психике постепенно накапливаясь противоречия, требуют своего разрешения. Бывает так, что в психике противоречия уже созрели, а в обществе нет. Тогда, как об этом речь шла в предыдущей главе, они остаются не разрешенными и либо подавляются, либо осознанно признаются "не разрешаемыми" и откладываются. В последнем случае не причиняя человеку серьезной травмы, поскольку он постепенно разрешая другие противоречия, стремится приблизиться к разрешению этого противоречия. Но когда созрели глобальные, то есть значимые для всего общества, противоречия и в сознании и в материальном мире они разрешаются посредством социальной революции. В ходе этого качественного перелома резко меняются и общественные отношения, и психические ценности и ориентиры. Получается так, что революция в обществе совпадает с революцией в психике. А поскольку внутренний мир людей является отражением их материального мира, то единство такой одновременности вполне закономерно. Но, зная, что объективные процессы для разных социальных групп протекают с разной скоростью можно без особых затруднений объяснить тот факт, что некоторые психические противоречия могут оказаться временно "не разрешаемыми". Так же сюда следует добавить и то, что хотя социальная революция и означает революцию в психике, но эта перемена может происходить и довольно сложно, дело тут в немалой степени зависит от того, насколько в сознании людей разрешены противоречия предыдущей формации. Может произойти и так, что психическое состояние общества, либо отдельных классов, окажет самое неблагоприятное воздействие на революционные процессы в обществе.

Подведем итог наших рассуждений. Психические изменения протекают в следующей последовательности:

ФОРМАЦИЯ (три ее психостадии)вРЕВОЛЮЦИЯвФОРМАЦИЯвРЕ…

Теперь, когда мы разобрали психотип, в общем, настало время рассмотреть их в приближении, чтобы уже затем перейти к формационным и классовым психотипам. Социально-исторический психотип представляет собой системный набор стандартных интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых ценностей, потребностей и поведенческих норм свойственный всем общественным классам и как бы объединяет их в психо-формационное единство.

В первобытном обществе, как отмечалось уже выше, не существовало классов, а значит, не существовало и классовых различий психики, а социально исторический психотип носил общий и конечный характер. Но для нас важно сейчас другое, а именно, какие особенности имеет психотип в этой формации. Начнем с потребностей и ценностей, трудность существования человека в первобытном обществе выводит на первый план удовлетворение материальных потребностей человека. Это приводит к первичности для всего данного исторического этапа ценности материального продукта. Интеллектуальные, волевые и культурные качества психики индивида выступали, как общественно значимая ценность лишь тогда когда могли способствовать его пропитанию, или удовлетворению другой естественной потребности. В буржуазном обществе, к примеру, интеллект оценивается по тому, насколько он позволяет принести денег его обладателю, а не по той пользе, которую он может принести обществу. Такой вульгарно материалистический подход типичен для всех до коммунистических стадий общества, за редкими этапами в них в принципе не опровергающими правило. Поведение индивида в первобытном обществе было тем свободней, чем большей способностью удовлетворить свои потребности он обладал. А это выводило на первый план физическую силу как ценность. Тяжелые условия существования людей в первобытном обществе способствовали существованию примитивного общества. Для первобытного общества все довольно просто и все ценности и правила поведения определялись только желанием выжить. В более позднем рабовладельческом обществе ситуация меняется. На его зрелом этапе, мы можем более отчетливо наблюдать другую картину. Хотя материальные ценности сохраняют свое господство, но появляются и духовные, постепенно приобретающие большое значение. Все это, а в том числе разделение общества на классы меняет приоритетные качества. Поскольку господствующими были рабовладельческие отношения, то главными становились те черты, которые позволяли обогатиться и сохранять богатство, словом в лучшем виде участвовать в общественных процессах. Большое значение приобрели такие чуждые первобытному человеку черты как хитрость и расчетливость. "Идеальное" поведение тоже строилось на таких способностях, которые позволяли бы поближе подобраться к хорошей жизни рабовладельца. Но немного уточню кое-что, эти черты были присущи, прежде всего, основным классам, а ведь именно они определяли весь характер тогдашних отношений. Конечно, другие классы в зависимости от их приближенности к господствующему тоже находились под сильным влиянием таких ценностей. К слову, отмечу, что процессы их приобщения к рабовладельческой морали и этике носили развивающийся характер, а значит, их психические ценности постепенно менялись от до классовых к рабовладельческим. По ходу перечислим классы рабовладельческого общества. К основным классам этой формации относят рабовладельцев и рабов, к вторичным же относятся: крестьяне, ремесленники и буржуазия. Но как же рабы, неужели они тоже постепенно подпадали под качества психотипа? Казалось, такой вопрос должен поставить нас в тупик, однако, это не так. Рабы, несмотря на всю их беспощадную эксплуатацию, не являлись в своей исторически зрелой стадии чуждыми психических ценностей строя. Об этом говорит масса примеров. В Римской империи эпохи принципата мы знаем море случаев, когда вольноотпущенники, то есть бывшие рабы, становились баснословно богатыми. При этом они не редко превосходили в "психических качествах" своих бывших хозяев. Оценивая две этих общественно-экономических формации можно отметить, что грубость, расчетливость, коварство и многое другое являются следствием господствующих общественных отношений. Но в то же время для этих периодов истории характерно возникновение таких дружба, любовь, честность и преданность, причем они ни в коем случае, как некоторым может показаться, не являются пережитками первобытного общества. Так в чем же дело? С одной стороны возникли такие качества как коварство, а с другой, такие как дружба? Это есть закономерное противоречие общественных отношений направленных одновременно и на созидание и на обладание. С одной стороны есть коллективное создание материального продукта, а с другой индивидуальное потребление. Возникает противоречие между собой человека и общества, находящихся при этом в неразрывном единстве. Человек внутренне как бы "распадается" на человека коллективного - созидающего и индивидуального - потребляющего. Это является выражением переноса общественного противоречия в психическую сферу. Развивая эту тему, отмечу, что коллективно можно потреблять лишь не материальные блага. И такое потребление в значительной мере ослабляет, возможно, даже снимает, такую внутреннюю противоречивость человека. Но первостепенное значение не материальные потребности приобретают лишь на стадии приближения общества к социализму. В буржуазном обществе, как в рабовладельческом и феодальном главный ориентир обладание. Различие только в источнике благ, определяемых и определяющих способ производства. Разумеется, потребности так же подвержены изменениям, они развиваются по мере развития общества, поднимаясь постепенно на более высокую ступень. Несомненно, то что, потребности оказывают значительное влияние на психику, определяя и определяясь в значительной мере тем или иным психотипом. Который в свою очередь является частью, какой либо ощественно-экономической формации.

Формационный психотип внутренне противоречив, а классовые психотипы лишь выражают в каком состоянии находится это противоречие для данного класса, и как оно разрешается. Входящие в него классовые психотипы и психотипы социальных групп находятся в непрерывном, но не одновременном движении, развитии. Это изменение в психике может носить и разнонаправленный характер. Так прогресс одних классов может совпадать с упадком других. Это непременно находит свое отражение в психических процессах происходящих в их представителях. Для развивающихся классов психика приобретает новые качества, интересы и нормы поведения. Появляются новые потребности, психотип активно развивается, приобщая к себе новое и отчуждая не нужное, старое. В то время как для загнивающего класса характерна иная ситуация. Он постепенно разрушается, поскольку его качества утратив свою актуальность, утрачиваются. На смену им приходят другие направленные скорее на удержание своих общественно-экономических позиций. Это накладывает отпечаток на его психику. Так на поздней стадии капитализма, в связи с утратой своей функции управления в экономике буржуазия неизбежно утрачивает такие качества своего психотипа, которые связаны именно с ним (стремление к знаниям, умение организовать производство и т.д.), но при этом сохраняет качества связанные с общественным господством и ростом потребления. Полагаю, для большей ясности стоит добавить, что любой класс может развиваться только в отведенных ему общественно-экономических границах. Буржуазия не может в один прекрасный день полюбить рабочий класс и избавить его от своей эксплуатации, поскольку это противоречит ее классовой сути и исторической роли. В свою очередь психика рабочего класса тоже изменяется вместе с общественно-экономическими отношениями. На современном этапе он приобретает те качества, которые необходимы для участия в управлении производством. Связано это, прежде всего с общественно-экономической необходимостью таких изменений. Подобное изменение требований к психическим качествам накладывает свой отпечаток на интересы и потребности присущие классовому психотипу. Каждый из таких случаев нужно рассматривать в своей конкретности, а нас в данный момент интересует сущность, а не особенности. Подведем итог рассмотренных примеров. Классовый психотип развивается по мере развития общественно-экономических отношений. Он приобретает необходимые ему в новых условиях черты и утрачивает старые, потерявшие актуальность. Эти же особенности имеет и формационный психотип. Все это выражает эволюционную стадию развития социально-исторических психотипов, в то время как в революционной стадии происходит резкая смена ценностной ориентации, интересов, потребностей и поведенческих норм в силу смены самих общественно-экономических отношений. Вся психика сохранившихся и появившихся психотипов коренным образом изменяется согласно смене основных ориентиров общественного развития. А ряд классовых психотипов исчезают в месте со своим носителем, то есть классом. В свою очередь один формационный психотип сменяет другой..

В коммунистическом обществе, где противоречие между коллективным созиданием и индивидуальным потреблением в значительной мере снимается, поскольку потребление приобретает активный - творческий характер, являясь при этом коллективным, то есть не пассивным - массовым, как обстоит дело в другие эпохи с некоторыми потребностями. Иными словами, более высокая степень коллективного потребления значительно изменяет психику человека, ломая в нем представление: "потребление это Я". Оно заменяется на: "Потребление это МЫ", таким образом, постепенно снимается противоречие между индивидом и обществом. Я думаю теперь не у кого не вызывает непонимания то, что капитализм стремится как можно дольше не допустить развития таких потребностей. Это его стремление находит выражение в обществе потребления, где именно индивидуальное потребление возведено в культ. Такой требующий постоянных жертв фетиш отвлекает человека от творческого потребления

Мы, рассмотрев первобытное общество и рабовладельческий строй, уже не раз касались феодальной, капиталистической и коммунистической формации. Было отмечено преобладание индивидуальных - материальных потребностей для всех кроме последней общественно-экономических формаций. Коллективное творческое потребление в последней, коммунистической формации, может являться еще и созиданием. Произойдет объединение производства и потребления, разумеется, это произойдет в нематериальной сфере. Труд, таким образом, станет потребностью всех и каждого. Думаю, стоит привести пример из современности, пользователи активно исправляют ошибки в компьютерных программах, которыми они пользуются. Исправления отправляют авторам этих программ, затем они предоставляются всем желающим, то есть предоставляется возможность скачать дополнения к программам в Интернете. Подобным образом пользователи - коллективные потребители одновременно выступают и создателями. То есть потребление превращается в творческое созидание, превращаясь в потребность через свою потребительскую суть. В обществе широкую известность приобрел стереотип внешности хакера, высоко профессионального программиста. Это человек, крайне пренебрежительно относящийся к вещам. Такое представление не является случайным. Тогда, в чем дело? Вещи для него как предмет потребления утрачивают свою первостепенность. Вес имеет компьютер, но и он лиши средство удовлетворить свою творческую потребность - созидание. Аналогичная ситуация уже давно сложилась в традиционной науке.

В этой главе мы показали классовость и историчность психики, проследили на ряде примеров ее изменения. Было рассмотрено единство психических и социально-экономических процессов развития общества. Обнаружили новое направление (социально-исторические психотипы) в диалектической психологии и приступили к его изучению.

В.Г. Колташов, руководитель Новосибирской организации CКМ


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList