Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

12.01.2005 15:58 | Правда | Администратор

КОРРУПЦИЯ ВЫШЛА НА БОЛЬШУЮ ДОРОГУ

Лихоимство поразило все сферы российской жизни. Взятки берут чиновники и парламентарии, милиционеры и судьи, без “барашка в бумажке” не обойтись во многих медицинских и образовательных учреждениях. Более того, мы все платим мзду, даже не подозревая об этом: ведь бизнес включает в стоимость товаров и услуг суммы, потраченные на подношения представителям власти.

ВОЙНА с коррупцией, о необходимости которой так много говорил президент Путин, завершилась полным поражением Кремля. Отныне все разговоры о лихоимстве в России следует считать праздными и не имеющими под собой оснований. Только этим обстоятельством можно объяснить совершенно топорный и растерянный ответ, который Путин дал на пресс-конференции 23 декабря корреспондентке ТВЦ А. Барщевской. Она, видно, по наивности поставила коррупцию наравне с дураками и дорогами в ряд главных российских бед. И поинтересовалась президентским видением путей ее искоренения.

Каким же было решение? С одной стороны, сказал Путин, “государству нужно уходить из экономики там, где его присутствие абсолютно необоснованно, где чиновники снимают так называемую статусную ренту, то есть получают просто деньги в карман за факт своего существования, мешают развитию малого и среднего бизнеса и так далее, и тому подобное”.

Ну и что нужно, чтобы победить порок? Оказывается, уголовное преследование, но не слишком жесткое. Правда, здесь, предупредил глава государства, “должны быть определенные границы, их нельзя переходить тоже”. Чувствуете? Уже не диктатура закона, а соблюдение неких границ. Наконец, по мнению президента, “обстановка нетерпимости”. Ее Путин явно вытащил из советских времен, когда на зарвавшегося чиновника можно было найти управу и в комитете народного контроля, и в райкоме партии, и в редакции газеты. А куда сегодня на него пожаловаться, если “барашка в бумажке” требуют на каждом шагу?

Театральные призывы Путина к борьбе с коррупцией, которые он практикует то в послании Федеральному собранию, то на коллегии Генпрокуратуры или ФСБ,— игра на публику. Чаще даже на зарубежную, поскольку заграница давно зачислила Россию в одну из самых коррумпированных стран мира.

Так, по данным международного центра антикоррупционных исследований “Transparency International” (“Трансперенси Интернэшнл”), по уровню восприятия коррупции Россия занимает 90-е место из 146. На первом месте — Финляндия, где взяточничество совсем отсутствует. Наиболее коррумпированные сферы у нас — медицина, образование, чиновничество, функционеры приближенных к рычагам власти партий. И все-таки самая продажная — милиция, которую г-н Грызлов имел честь учить уму-разуму до прихода в Госдуму.

Вот что сказала мне в интервью директор российского отделения “Трансперенси Интернэшнл” Елена Панфилова:

— Наивно полагать, что в России есть острова, где чиновники не берут “на лапу”. У нас 56% граждан в течение года дают взятку хотя бы раз. Ее средний уровень — около 2000 рублей. Это в бытовой сфере. А в деловой — годовой объем взяток достигает 350 миллиардов рублей.

По словам Панфиловой, взятки, которые бизнес платит чиновникам и властям, предприниматели заносят в стоимость своих товаров и услуг. Так что коррупционный налог платим мы, покупая буханку хлеба, пакет молока, детские колготки и т.д. Кто же нас от него защитит?

Антикоррупционный фонд “ИНДЕМ” под руководством Г. Сатарова и “Трансперенси Интернэшнл” уже выявили своего рода регионы-рекордсмены.

Скажем, руководимая Д. Аяцковым Саратовская область — лидер по среднему числу взяток. Здесь за год каждому ее жителю приходится “отстегивать” властным структурам 3,19 раза. Размер подношений — 58,81 тыс. рублей, а общий годовой объем — 9,56 млрд. рублей. Жители богатейшей нефтью и газом Тюменской области (губернатор В. Собянин) дают 2,43 взятки в год. Сумма — 10,06 тыс. рублей, а общий объем — 1,85 млрд. рублей в год.

Однако абсолютный чемпион по размеру взяток, выплачиваемых гражданами властным структурам, по уверению обеих организаций,— Московская область (губернатор Б. Громов). Коррупционный “налог” здесь 41,97 млрд. рублей в год. При этом каждый житель области дает по две взятки в год, а их размер — примерно 142,34 тыс. рублей. Жители столицы на Неве (губернатор В. Матвиенко) дают в год 1,88 взятки. Величина каждой — 49,78 тыс. рублей, а общая сумма годовых подношений — 24,73 млрд. рублей (размеры взяток взяты в среднем исчислении).

Кроме того, в России со времен Ельцина укоренилась так называемая политическая коррупция. Это когда указы президента, постановления правительства и законы сочиняются и проталкиваются в интересах олигархов и финансово-промышленных групп (ФПГ). А сколько говорилось, что проправительственные фракции трех предыдущих составов Госдумы получали в конверте гонорары “за правильное голосование”, распределяя их по приближенным к ним депутатам? Разговоры об этой практике сохраняются и поныне.

Не секрет и другое: 75—85% нынешнего депутатского корпуса — бизнесмены и представители различных ФПГ. Большинство из них — “единороссы”, которые прекрасно усвоили правила игры и, вопреки закону о статусе депутата, не распростились со своим бизнесом. А кого бояться, если ты у власти? Если Генпрокурор Устинов и пикнуть не смеет?

По неопровергнутым данным газеты “Версия”, цена одного депутатского запроса сегодня в Госдуме стоит от 2 до 10 тысяч долларов США. Организация запроса в прокуратуру от группы парламентариев потянет на 30 тысяч у.е. Личный звонок народного избранника к чиновнику уровня замминистра с ходатайством о помощи некоей коммерческой фирме — 2—4 тысячи “зеленых”. Ну а принятие в трех чтениях нужного закона обойдется в сумму от 100 до 200 тысяч долларов, внесение нужных поправок в закон — 30—50 тысяч.

По рассказам известного борца с оргпреступностью — бывшего председателя Комитета Госдумы по безопасности, а ныне рядового депутата Александра Гурова, в Думе процветает еще один вид коррупции. Это когда охотнорядцы всеми правдами и неправдами выколачивают из правительства финансы “для нужд своих регионов”. На самом деле они выступают лоббистами различных фирм, получая солидный гонорар за посредничество. Даже проправительственные фракции, и те рэкетируют правительство: не дадите нам денег на такие-то цели — провалим такой-то ваш закон.

Поэтому совершенно излишне спрашивать о том, о чем не говорил спикер Думы Грызлов, закрывая 24 декабря осеннюю сессию. Правильно — о борьбе с коррупцией. Даже слов таких не произнес, поскольку у насквозь коррумпированного “единороссовского” большинства борьба со взяточничеством никак не может значиться в числе приоритетных задач. Даже закона о борьбе с лихоимством за 10 лет парламентарии не смогли принять. О чем тогда говорить? Если в российском законодательстве нет понятия “коррупция”, то как с ней, негодной, бороться?

На первый вариант такого закона Ельцин начхал… то есть наложил вето еще в 1993 г. Два года спустя очередную редакцию закона приняла первая Госдума, и он даже прошел сито Совета Федерации. Но “всенародно пьющий” опять наложил на него вето, что совсем неудивительно, поскольку Россией к тому времени правил не он, а “коллективный Распутин”. В 1997 г. тот же “Распутин” зарубил очередной вариант, принятый второй Думой.

20 ноября 2002 г. депутаты третьего созыва провели-таки в первом чтении вариант со слегка измененным названием — “О противодействии коррупции”. Его соавторами выступили свыше 20 депутатов — коммунисты, “единороссы”, независимые. С тех пор он два года пылится в архиве. Накануне нового года грызловский совет Думы перенес его второе чтение с декабря сразу на май.

Можно соглашаться, что законопроект несовершенен. Скажем, зам. председателя Комитета по безопасности Виктор Илюхин считает его выхолощенным и потому слишком мягким. Специалисты НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре видят в нем “механически переписанный текст” предыдущего варианта. Там считают более фундаментальными и продуманными “Основы законодательства об антикоррупционной политике”, которые в 2002 г. внесли депутаты А. Аслаханов, Н. Безбородов и В. Воротников.

Есть и третье мнение — самих авторов законопроекта, среди которых и бывший директор ФСБ, и бывший глава МВД, и бывший директор ВНИИ МВД, и другие генералы-профессионалы, так или иначе связанные с работой в спецслужбах. Закон, говорят они, хорош уже тем, что впервые вводит в российское законодательство такие базовые понятия, как “коррупция”, “коррупционный проступок”, “коррупционные отношения” и т.п.

Авторы вот уже два года настаивают: давайте приступим ко второму чтению и внесем необходимые поправки. Раньше “не надо” им говорили в правительстве Касьянова. Теперь повторяют в команде Фрадкова. Автор отрицательного отзыва — министр финансов Кудрин.

Как же при этом России сохранить лицо? А никак! В то время как мировое сообщество сочинило массу воззваний и пактов о борьбе с транснациональной преступностью и коррупцией, путинская Россия делает вид, что их как бы не существует. Ну подписала в 1999-м Конвенцию Совета Европы “Об уголовной ответственности за коррупцию” — что из того? Ни правительство Касьянова, ни правительство Фрадкова не поспешило представить ее в Думу на ратификацию. Понятно, почему. Разве можно воспринимать конвенцию как руководство к действию, если, по данным фонда “ИНДЕМ”, в правительстве РФ уже и должности замминистров покупаются?!

В 2003 г. Путин подписал “Конвенцию ООН против коррупции”. Ее, конечно, тоже не внесли на ратификацию. Но как красиво, в лучших бюрократических традициях пустили пыль в глаза мировому сообществу.

24 ноября Путин с большой помпой подписывает указ № 1384 “О Совете при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией”. О нем немало судачили в СМИ в России и за рубежом — вот мол, началось! Еще бы! Ведь в президентский Совет вошли все первые лица государства — премьер, спикеры обеих палат, председатели Конституционного, Арбитражного и Верховного судов. Правда, назначение Касьянова сразу вызвало ироническую ухмылку: “Как, Мишу 2%” — в главные борцы с коррупцией?” Совет разбили на две комиссии — по противодействию коррупции под руководством тогдашнего вице-премьера Алешина и по служебной этике во главе с первым заместителем главы кремлевской администрации Козаком.

Прошел год — что слышно о наработках Совета? За год он не выдал ни одной рекомендации, вообще, словно в рот воды набрал. Путин даже его ни разу не собрал.

Между тем коррупция в стране принимает угрожающие размеры. Как заявил недавно экономический советник президента Илларионов, она приобрела уже качественно новый характер. Создается впечатление, что взятка стала единственным двигателем, побудительным мотивом и целью нынешних “реформ”.

Олег ТИМАНОВ.

www.gazeta-pravda.ru


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList