Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

16.04.2003 17:46 | Правда | Администратор

КРАСНОДАРСКИЙ ИЗЛОМ

Признаюсь сразу, что приступаю к этой корреспонденции с долей сомнения, которое так и не удалось для себя до конца разрешить. Почему? Объясню ниже. Итак, Краснодарский край — край, представший как бы на изломе политики, социальных отношений в условиях нашего смутного, противоречивого и уж точно безответственного времени.

Вглядываясь с пристрастием...

Конечно, видишь благодатный, с точки зрения природных условий, край, где, как утверждает статистика, проживают более пяти миллионов человек (по другим оценкам, гораздо больше). И они пытаются обустроить свою жизнь, скорее, вопреки тем принципам, которые провозгласил новый, “державный”, строй России.

Отсюда первое сомнение.

Этот регион принято называть красным. Если судить по конечному итогу, скажем, выборным показателям или промышленным, на фоне остальной России, то, пожалуй, да. И этим во многом край обязан деятельности своего экс-губернатора Николая Кондратенко, ныне сенатора, который оставил громадный задел во всех основных экономических отраслях края.

Если судить по людям и их настроениям, то, пожалуй, здесь живут отчаянные консерваторы, которым всякая нынешняя нездоровая “новизна” — как нож в сердце. Это — казаки. Поэтому, складывая все вместе взятое, край представляется эдакой полосатой раскраски шкурой, отличающей особый признак живого существа. Сказанное целиком характерно и для политических настроений, партий и сегодняшних дел администрации края любого уровня. Здесь надо уточнить, что речь в отношении партий прежде всего идет о КПРФ — самой видной по делам, по числу коммунистов и своих сторонников, а также степени влияния на жизнь региона. Вторым номером следует назвать кондратенковское “Отечество” — патриотическое движение Кубани, созданное на основе КПРФ. Правда, с окончанием губернаторства “батьки” движение малость подтреснуло: настроения некоторых членов повернулись в сторону своих личных интересов, появилось желание ослабить роль КПРФ. Кстати, этому в немалой степени способствует новый закон о российских партиях и движениях.

Сам Николай Кондратенко великолепно понимает ситуацию в крае. Однако верным ленинцем сегодня его назвать трудно. “Батька” склонен видеть паритетную основу в патриотических организациях края. И это его убеждение, к сожалению, играет на руку ревизионистам из движения. Но в целом Н. Кондратенко верен своим принципам и менять их не собирается. Оттого и коммунисты отнюдь не временщики в составе руководства “Отечества”. К примеру, первый секретарь крайкома КПРФ Николай Осадчий является одновременно и первым заместителем председателя движения “Отечество” (Кондратенко).

Теперь, читатель, чтобы полнее представить политический портрет края, расклад его сил и их взаимный контакт — здесь имеются в виду КПРФ, московские веяния, администрация края,— позвольте сказать еще несколько слов об этом политическом бомонде.

Николай Кондратенко, как метко подметили местные партийцы, находится по отношению ко всем общественным силам края “и сверху, и сбоку”. Природный ум, колоссальный опыт в контактах с людьми различной идеологической окраски позволяют ему оставаться не только признанным лидером своего “Отечества”, но и не меньшим авторитетом края. Ему, конечно, трудно: держит оборону против разрушительных экономических реформ и действий Москвы в стране, по мере сил и влияния проводит избранную им экономическую линию в крае через своих единомышленников, не дает “Отечеству” скатиться в объятия лжедемократов, которые сегодня, перед грядущими выборами, рядятся в тогу народных радетелей. Остается союзником КПРФ.

Влияние “батьки” на губернатора Александра Ткачева? Вопрос сложный.

Ошибочно думать, что нынешний губернатор Кубани — чистый ставленник Кондратенко. Это не так. Фамилия бывшего госдумского депутата-агрария Александра Ткачева называлась “батькой” как возможного кандидата на пост губернатора последней в списке из пяти человек. Молодой, энергичный и, несомненно, умный Ткачев выиграл сражение и стал губернатором. Кстати говоря, коммуни-сты края в силу сложившихся условий также поддержали названного соискателя. Остался ли он на деле верным членом КПРФ, каковым себя считает? Верен ли Ткачев наследию Кондратенко? Местные руководители считают, что в целом линия “батьки” в крае сохраняется. Что касается партии, то Ткачев остается — по крайней мере заявительно — членом КПРФ. Он не делает ни одного видимого шага, который бы сбивался в сторону от наследия экс-губернатора. Повторяю: Ткачев умен, осторожен, помнит основные симпатии жителей края. Да и дела его налицо. Здесь нужно, правды ради, оговориться. То, что сегодня сделано Ткачевым, во многом является окончанием заделов Кондратенко. Да и публичные речи, выступления Ткачева полны патриотизма и очень правильного для экономики края смысла.

Я слушал выступление Александра Ткачева на конференции движения “Отечество”. Ну не к чему придраться, просто зацепиться — чистый проповедник идей патриотизма, разумной экономики, обид на центр, проводник целей, провозглашенных КПРФ. Работе коммунистов не препятствует, считается с крайкомом партии как ведущей политической силой региона.

Но у всякого дела есть две стороны. Некоторые факты, которые в силу разных причин не предаются огласке среди широкой общественности, заставляют задумываться местных коммунистов.

После избрания на пост губернатора Ткачев выехал в Москву и пропадал в ней около месяца. Логично предположить, что налаживал связи в правительстве, Кремле, в среде представителей бизнеса. Короче, оговаривал свои позиции. Вероятно, так и было, что в целом понятно. С центром приходится дружить, иначе утопят. Но как дружить?

Коммунисты не без оснований заметили, что после возвращения Александра Ткачева из Москвы в его действия незримо вплелись постулаты, если их так можно квалифицировать, проправительственной и прокремлевской партии “Единство”, которая на Кубани выглядит откровенно хилой. Новый губернатор почти полностью обновил руководящий штат краевой администрации, созданный ранее Кондратенко. Поменялось значительное число районных глав администраций, особенно там, где были либо члены КПРФ, либо ее сторонники. В выборных баталиях у коммунистов появились проблемы, которых ранее просто не было. Случай с избранием секретаря крайкома Николая Осадчего в краевую Думу — тому пример. Вопреки понятным “джентльменским” договоренностям, региональному отделению КПРФ пришлось употребить немалое упорство, чтобы Осадчий все-таки прошел в Законодательное собрание края. Были случаи и помельче, но они были. Скажем, во время предвыборной кампании избрания в районе коммуниста Николая Дама, председателя колхоза-миллионера “Наша Родина”, краевой избирком при науськивании понятных противников под смехотворным предлогом лишил права избираться кандидатом от КРПФ.

А еще в администрации края появились коммунисты, вовсе не делегированные туда Краснодарским крайкомом. Более того, к этим членам КПРФ у краевого отделения накопилось много претензий. Зато они пришлись к “ткачевскому двору” и по делам своим — верные исполнители воли губернатора.

Ну а как в данной ситуации ведет себя сам крайком партии? Та односторонняя политическая игра, затеянная сегодня “партией власти” России, конечно, не обошла и Краснодарский край. И хотя позиции “Единства” — этой откровенно дутой организации — в регионе фактически нулевые, чиновничий аппарат края, охваченный “движением” и обладающий огромным административным резервом, без сомнения, “музицирует” на главных струнах грядущих выборов — экономических рычагах — и открыто занимается созданием базовых основ для скорейшего собирания политических дивидендов.

В связи с этим мне очень трудно судить об эффективности действий коммунистов Кубани. С одной стороны, им виднее — ведь знают и понимают обстановку на месте. С другой стороны, у корреспондента “Правды” свежий взгляд, как говорят, не “замыленным” глазом. Я могу из опыта своих предыдущих командировок что-то сравнить, выделить, даже покритиковать. В любом случае прошу считать, что излагаю взгляд с улицы “Правды”.

В целом коммунистическая организация на Кубани — крепкая сила, с которой считаются все: и свои, и чужие. Около 10000 ее членов — что, безусловно, мало — работают слаженно и, что важно, дисциплинированно. Выпускают свою газету “Советская Кубань”, несколько районок и другую политическую литературу. Местные организации есть в каждом районе, но они разнятся по численности и отсюда по эффективности работы. Зато на Краснодарье очень много людей не членов партии, но разделяющих ее позиции. Как уже говорилось выше, казаки Кубани — большие консерваторы, и воспоминания о стабильности Советской власти для них вовсе не пустые вздохи. Сегодняшнее лихолетье, без сомнения, вдарило по всем без исключения. Здешние жители, к счастью, не “схватившие” московский “нигилизм”, все еще верят в возвращение государственного разума, методов социалистического хозяйствования, социальной защищенности людей.

Этим настроениям в большой степени способствует нынешняя разрушительная политика Москвы. То есть почва для работы коммунистов куда как благодатная.

Мне удалось переговорить не с одним десятком людей из разных социальных и профессиональных сфер. В принципе, все они уже созрели для членства в КПРФ, но об этом ниже.

Для меня очень важно было понять, насколько в этих условиях верны шаги краевых партийцев. А факты таковы.

У руля краевого отделения КПРФ собрался народ опытный, видавший и лучшие времена, а главное — по-настоящему образованный.

Николай Осадчий — член краевой Думы и первый секретарь крайкома — преподаватель вуза. Член бюро Краснодарского отделения КПРФ Николай Приз — руководитель администрации города. В прошлом — секретарь обкома и т.д. Сам он — автор многих экономических работ, занимается на профессиональном уровне исследованием русского национального вопроса в стране.

Читал его книжку — крепко! Еще один секретарь крайкома Евгений Ращепкин, в прошлом заместитель главного инженера, — сегодня профессиональный партиец и представляет собой как бы аналитический центр организации кубанских коммунистов. Воспитанник местных партийцев Павел Соколенко руководит краевыми комсомольцами и заправляет делами молодежи в комитете городской администрации. Руководитель краевого профсоюза аграриев Федор Долженко — тоже член бюро Краснодарского отделения КПРФ. Список можно продолжать и дальше, но главное — не в этом.

Все вместе кубанские партийцы здорово сработали в дни беды — страшного наводнения, пришедшего прошлым летом в край. Целенаправленная гуманитарная помощь крайкома идет в районы и сегодня. Я был свидетелем того, как в школы и детские сады края коммунисты передавали постельное белье, мячи и физкультурную форму для учеников. Кстати сказать, очень многие регионы страны “вещественно” и “продуктово” откликнулись на кубанскую катастрофу. До сих пор в Успенском районе едят овощи, присланные волгоградскими коммунистами. С другой стороны, обидно слышать и такое: центр до сих пор не рассчитался со строителями Ростова, которые возводили типовые дома для сотен жителей станиц и поселков края, лишившихся крова во время наводнения.

Повторяю: в ликвидации последствий этой беды коммунисты из других областей и свои оказались на большой высоте. Так все-таки что же оставляет некоторое сомнение в эффективности действий местных коммунистов?

В разговоре со мной городской голова столицы края Николай Приз несколько раз сделал акцент на том, что сегодня мы живем в капиталистическом государстве и поэтому приходится идти на компромиссы с властью — одним словом, приспосабливаться к тем условиям, которые эта власть создала. Согласен. В данном случае Николай Приз, будучи высоким чиновником края, не может, наверное, поступать иначе. Но вот ведь, подчеркиваю здесь то, что называется опытом и хозяйственностью, Приз за время своего правления крепко поднял город. Краснодар дает 35 процентов общего роста экономики в крае.

Зарплата горожан увеличилась в полтора-два раза, рост производства составил 18 процентов. Очистились муниципальные рынки города от перекупщиков, и теперь на них торгуют продукцией только непосредственные производители. Идет большое строительство жилья, которое расходится, по словам Николая Приза, влёт. Жилье, правда, все платное. Но ведь и благосостояние горожан улучшается. Да и бюджет Краснодара не выдержит сегодня льготного жилья. Городской голова (по-московски мэр) открыто говорит о своих коммунистических убеждениях, но ведь и работает на виду у всех.

— За мной,— замечает Николай Васильевич,— 850 тысяч жителей города, и я должен работать на всех: красных, белых и т.д. Если я сделаю что-то не так, забастую открыто, кому-то отдам предпочтение — скостят бюджет. Ныне жизнь такая.

Но если в устах хозяйственника подобное объяснение альянса с властью вполне уместно, то, согласитесь, дружба с ней коммунистов, даже при имеющихся принципиальных разногласиях, выглядит несколько сомнительно. Хотя еще раз говорю, что, возможно, я не прав — людям с красными билетами на местах виднее.

Мне показалось, что краевые партийцы слишком увлеклись политической игрой, политической интригой, веря в то, что пакет соглашений с властью непререкаем и он выполняется. На деле оказалось не так.

Николай Осадчий признался, что под благодушный бесконфронтационный шумок крайком прохлопал смену глав администраций районов. Оказались выбиты из предвыборного седла несколько очень достойных кандидатов от КПРФ. Все это, конечно, дело рук власти, которая вовсе не желает укреплять и подтверждать наречение Кубани красным регионом.

Когда я задал секретарю крайкома прямой вопрос: не слишком ли коммунисты увлеклись политической игрой? — он довольно четко привел мне контраргументы. Но, еще раз про-стите, Николай Иванович, не убедили. Склонен думать, что сегодня наступательность в действиях коммунистов должна быть зримой и понятной. Кстати, такое мнение слышал довольно часто в регионах страны, где партийцы справедливо сетуют на эдакое благодушное затишье в действиях верхов КПРФ. Громкие заявления партии — всего лишь заявления. Народ же ждет прямых доказательств силы и влияния на умы КПРФ. А вообще, повторяю, люди, представляющие сегодня российскую компартию на Кубани, — зрелые, умные и способны гораздо на большее, чем делается здесь сегодня.

Вот на каком политическом поле работают сейчас коммунисты — лидеры Краснодарского отделения. А что происходит на местах? Как руководители хозяйств — члены партии да просто люди живут в регионе на фоне сегодняшних политических баталий, социальных потрясений и экономических беспределов в условиях кубанского региона, расскажу в следующей главе.

Живут люди на Кубани зримо лучше, чем в остальной России. Земля — чистый чернозем, богатая, если труд да любовь в нее вложишь. А работать здесь умеют. При Советской власти было так: что ни колхоз, совхоз, либо миллионер, либо просто прибыльный. Люди в основном жили зажиточно и вкалывали как надо. Сегодня с приходом “умной рыночной экономики” коллективных миллионщиков сосчитать по пальцам можно, бедняков — компьютер собьется. Зато падких на бывшее народное добро, которое нынешние законы свободной от совести и чести России позволяют хапать за здорово живешь, народилось бессчетно.

В защитниках былого величия советской земли-кормилицы и сохранившегося народного достояния из политических сил края называют пока в основном коммунистов. Кто здесь, на Кубани, кого одолевает?..

Люди честью и трудом красны

Как уже говорилось выше, даже хозяйственникам кубанского региона обязательно приходится “играть” на тех же политиче-ском и экономическом полях, как и партийцам всех мастей, в частности коммунистам. Вместо того чтобы целиком отдаваться работе, руководители предприятий немалую часть времени посвящают борьбе с экономическими “законами”, условиями, в которые сегодня доблестные правители “новой” России загнали производителей. Только железная воля и опыт да чуток дорогого везения помогают лучшим руководителям и на плаву держаться, и даже прибыль иметь. Но какой ценой?

Депутат Успенского райсовета Кубани, генеральный директор сахарного завода Анатолий Бережной представляет собой именно вышеназванную когорту.

Когда я спросил Анатолия Семеновича о том, как ему удается держать предприятие на такой высоте и платить рабочим зарплату, третью по величине в отрасли по стране, он ответил так:

— Если коротко, то за счет непреложной дисциплины и организации труда. А вообще, завод прошел по пути к выживанию все круги современного ада. И я вместе с ним. Достаточно вспомнить времена безумного акционирования — так холодным потом покрываешься. Тысячу раз приходилось объяснять нашим новоявленным акционерам, как глупо продавать свои бумаги за единовременный денежный кусок и потом оставаться с носом. Говорил — понимали, согласно качали головами. Выходили за ворота завода — и тут же попадали в объятия банды скупщиков и продавали акции. Ну что тут сделаешь?

Пришлось тогда хитрить, изворачиваться. Ведь по странному “закону” от Ельцина мы для завода могли приобрести не более 10 процентов акций и в течение го-да их снова продать. Благо, что лучшие специалисты завода не отдали своих бумаг и ядро спецов таким образом осталось на предприятии. Завели дружбу с краснодарской фирмой “Продимпэкс”, которая, к счастью, оказалась порядочной, да и немалую выгоду для себя углядела от такого союза. 36 процентов акций пришлось разместить за рубежом. Так и начали выбираться. Дальше — больше. Открыли свои свекловичные плантации, стали помогать семенами тем хозяйствам, которые выращивают сырье. Словом, поехали... Главное, удалось сохранить производство.

Тем не менее более тридцати процентов акций успели урвать перекупщики. Теперь платим им по бывшему номиналу, но на финансы завода такой оброк решающего значения, к счастью, не имеет.

— Все это правильно, Анатолий Семенович, но для того, чтобы так извернуться, заиметь хороших и надежных партнеров, нужно иметь и еще кое-что важное?

— Вы имеете в виду, это? — и директор показал на голову.— Слава богу, есть она. Я убежденный коммунист и билет никогда в ящик не прятал. Взгляды на жизнь у меня устоявшиеся, и всякий бред о нерентабельности социалистического производства просто не принимаю. Да и людям — сегодняшним заводчанам — сумел внушить то, во что сам верю. Это осознание собственной ответственности за завод пришло к членам рабочего коллектива, конечно, и с помощью районных партийцев. Вот они — знакомьтесь...

Мне протянули руки первый секретарь райкома Альберт Макаров и второй — он же заместитель директора завода по социальным вопросам Александр Косырев.

Но вот беда: коммунисты района, пользуясь заслуженным уважением в рабочей среде, в массе населения успенского региона никак не найдут общий язык с главой районной администрации Джамбулатом Хатуовым. Слывущий трудоголиком, но чисто по-кавказски самозначимый в собственных глазах, успенский глава любит во всем, даже в мероприятиях коммунистов, фигурировать на первом месте.

— Кто должен стоять на трибуне Первого мая или седьмого ноября? Я, а рядом со мной — первый секретарь!

Такова в общих чертах позиция Хатуова. Амбиции районного администратора, конечно, не лучшим образом действуют на партийцев, директора основного и базового предприятия Успенского округа. Но коммунистам надо все-таки найти пути к разуму горячего человека Джамбулата Хизировича. Тем более что с прошлогодним наводнением боролись вместе, да и Хатуов считает себя верным учеником Николая Кондратенко и еще членом КПРФ. Такие вот дела.

Директору Анатолию Семеновичу приходится в отношениях с администрацией и легче, и сложнее. Завод богат. Держит свой детский сад, весомо помогает станичной школе. Поэтому протянутых рук за совхозными деньгами много, в том числе и районной администрации.

— Но всем-то не дашь, как ни захочешь. Иначе и сам по миру пойду. А начальники местные обижаются. Да и сам я кланяться уже не буду — прошел и так через строй бесчисленных унижений.

Вот так сегодня работает директор.

— Тревога... Она, конечно, есть. Главное, сохранить то, что еще имеем,— завершил гендиректор.

Мотаясь по районам Кубани и встречаясь с местными партийными лидерами, просто людьми, руководителями в данном случае крепких хозяйств, уловил в их словах одно главное и общее — не дать растащить, а сохранить хозяйство, не дать себе и людям утонуть в море сиюминутных соблазнов, которые, как специально, подкидывают власть, телевидение, бесчисленные “купцы” с влажными руками.

— Сегодня ты клюнул на наживу,— говорит Николай Дам, председатель племзавода-колхоза “Наша Родина” из Гулькевичского района,— а завтра что? А завтра — пустые заросшие поля, голодные глаза полудохлой скотины и воровство друг у друга средь бела дня.

Николай Антонович — тоже член КПРФ, закаленный в боях руководитель с просто экономическим сволочизмом “новых” хозяйственных условий и установок власти, в общих чертах вторит своему директорскому коллеге из Успенского района. Чтобы сегодня выживать да еще давать солидную прибыль, нужно с утра до вечера работать, воспитывать людей, драться с чиновниками и жуликами и не дать себя увести в столь речистое ныне общество “медвежьих почитателей” Кремля.

— Я уверен,— со знанием дела твердо говорит председатель,— занесешься в их ряды — и прощай совесть, честность и твоя принципиальная позиция в жизни. Они мелют о приоритете отечественного производства, а везде, даже у нас на Кубани, засилье забугорных, отнюдь не лучших продуктов. Колхозным мясом завалены холодильники, элеватор — зерном, а продать, да еще и по разумной цене, не могу. Ну что это за дело — колхоз наращивает производство, а электроэнергия, топливо, техника растут в цене, “съедая” законную прибыль от честного и тяжелого труда.

Я на работе уже с половины пятого утра, мотаюсь по полям, фермам, производственным участкам, и меня же за это только что за чуб не таскают. Законы из Госдумы выходят о сельском хозяйстве один хуже другого.

Сегодня я считаю этот орган больше вредительским, чем хотя бы даже бесполезным. А тут еще купля-продажа. Знали бы вы, сколько судов прошел, чтоб оставить землю за колхозом!..

Пора здесь открыть маленький, но существенный секрет. Крайком прочит Николая Дама на грядущих выборах в Госдуму. Николай Антонович при всем своем негативным сегодняшнем отношении к депутатам российского ранга тем не менее думает об этом предложении. Как я понял, очень рассчитывает на свой железный характер, хватку, ежели все-таки изберется. И у него найдутся силы отстаивать интересы сельхозпроизводителя в стенах главного законодательного органа страны.

Тогда я изложил Николаю Антоновичу и свое мнение по этому вопросу. Сказал, что мне кажется непозволительной роскошью отряжать на постоянную депутатскую работу в Москву такого класса хозяйственников. Кто же будет держать руль на местах даже самых крепких производственных коллективов?

Председатель задумался, да и есть о чем. Сегодняшние народные “радетели” только и ждут подобных вакансий. А дальше как по маслу пойдет — развалят колхоз моментально в соответствии с “новыми” веяниями.

— Знаете, есть у меня продолжатели и верю им — сам отыскивал в вузах Краснодара. Еще ведь ничего окончательно не решено,— улыбается председатель,— но хозяйство надо держать крепко не только мне, а всем, кто в нем трудится. Это — аксиома.

Надо сказать, что внутренний коммунизм Николая Дама здорово передается простым колхозникам, что все-таки по-зволяет надеяться на лучший исход в судьбе колхоза, края, страны. Везде ведь есть люди, которые хотят хорошо трудиться и исповедуют сегодня все еще столь знакомые с детства, очень правильные человеческие истины.

Будешь к людям с душой — и они тебе сторицею оплатят. Именно так думает еще одна моя героиня из колхоза “Россия”, что в Красноармейском районе, доярка Зоя Кравченко. Двадцать лет назад она участвовала в популярной телепередаче “А ну-ка, девушки!” Когда я в марте сего года увидел по нашему ТВ ее повтор, ну просто возликовал душой от счастливой ностальгии по тем временам. На экране были абсолютно искренние, счастливые лица колхозников, азартные улыбки девушек — участниц передачи и полная уверенность в глазах, что все в жизни так и должно происходить. Ведущий Масляков несколько раз подчеркивал, что девушки — комсомолки, что администрация колхоза и его парторганизация сделали все, чтобы съемки и соревнования доярок удались на славу.

А колхоз “Россия” тогда гремел на всю страну. Люди работали с душой, получали приличные деньги, славно веселились в свободное время и ни на секунду не сомневались в правдивости и стабильности дня грядущего. Эх, знать бы хоть что-то наперед, может, мы тогда бы более рачительно относились к дню сегодняшнему...

А сегодня колхоз “Россия” то ли по предыдущему громадному производственному заделу, то ли от лукавой нынешней статистики, которая истинную правду жизни хоть убей не скажет, все еще продолжает входить в список трехсот лучших по стране. А на самом деле?

Сегодня Зое годков, как понимаете, вдвое больше, чем во времена телепередачи “А ну-ка, девушки!” Несмотря на тяжелый труд с четырех утра, она выглядит просто отлично. Только вот руки, конечно, тяжелы стали, хотя за соски коровы берутся куда как реже — электродоилки стараются. В меру весела, но появилась жизненная строгость в жестах, глазах — бабушка уже.

— А жизнь, Зоя, на твой взгляд, изменилась?

— Конечно. Знаете, сами люди изменились. Ушли в себя, что ли. Замкнутые все, что-то обдумывают. Вера у них в правду просто расшаталась. А чему радоваться? Все заботы уходят на то, как выжить, как детей вырастить, что с ними дальше будет. Нет, очень тревожно сегодня.

— Сама-то ты, Зоя, во что веришь?

— Ох, не знаю, но, как всегда, надеюсь на лучшее, хотя, если честно, на эту веру оснований маловато. Молодежь наша деревенская обленилась, хочет все сразу. А все-то надо заслужить еще, заработать. Она, конечно, не такая, как в городе, но нос держит по ветру. Тот ветер, что из-за границы дует, очень нехороший. Я вот порой с собой не слажу да как ругну своих девчонок-помощниц — глядишь, и самой легче.

— Любишь свою работу?

— А как же. Ни за что не променяю. Я уж сроднилась с ней, а коровы со мной,— смеется Зоя.

— И не жалеешь ни о чем?

— Нет,— озорно, с искоркой все еще задорной отвечает Зоя. — Я-то счастливая, все видела. Да и партбилет при мне. Если вы из “Правды”, то для вас это важно... Правильно?

— Да, Зоя!

Кравченко в колхозе “Россия” любят, уважают — верен человек себе, колхозу, людям. Заместитель нового председателя “России” по общим вопросам Владимир Куренков после некоторой заминки (говорить — не говорить) все-таки прорвался:

— Люди-то наши хорошие, но заморочены они “дерьмократией” до предела. Нужно их поддержать, чтоб не разочаровались до конца. Очень я надеюсь на время.

Оно не только порой против работает, но и лечит.

За последние годы, вернее — с года наступления российской “новизны”, 1991-го, богатая “Россия” потеряла раз в 60 свою прибыль, хотя концы с концами все же сводит. Это позволяет и зарплату платить, и объекты соцсектора, культуры, которые здесь и по сей день впечатляют, поддерживать на уровне. А вот новую технику бывший гигант уже купить не может. А как укупишь, на что, когда цена литра горючки равна стоимости литра молока.

— Однако вылезем,— уверен заместитель председателя колхоза.— Руководитель к нам пришел новый, но на Кубани известный. За жизнь коллективного хозяйства душу отдаст. А вообще, здесь у нас все уверены, что будущее сельчан только за колхозами и совхозами. Фермеры, даже очень хорошие, с коллективным трудом тягаться не могут. Главное — дело поставить с умом.

Собственно, других мнений я не слышал даже от людей, казалось бы, совершенно далеких от полевого труда. Директор школы станицы Убежецкой Татьяна Гайдук вообще не мыслит, как воспитывать учеников без понятия ими смысла коллективизма, самой коммунистической идеологии. Оттого ее школа выглядит как музей мудрости, воплощенной в стендах, сделанных самими учениками. Директор детсадика Наталья Харбина не удержалась и уронила слезу, когда коммунисты-крайкомовцы привезли ей 90 белоснежных простыней. Розовые и донельзя трогательные малыши — будущие пользователи этого постельного белья — спали в это время самым чудесным детским сном. Когда они встали и увидели незнакомых людей, все-таки дружно, ангельски пропели: “Здравствуйте!” Ну разве можно это забыть и остаться бесчувственным?! Их садик был в прошлом году затоплен. А если его открыли вновь — значит, дети будут жить на селе, значит, село сохранится, значит, деревня не умрет.

И, честное слово, в эту минуту, глядя на беззащитных малышей, на их полные счастья лица, жутко захотелось взять за грудки новых российских властителей и потрясти с пристрастием от имени этих малюток, которые только заглядывают в будущую жизнь. Хорошо, что они еще многое в силу возраста не разглядели. Было бы кощунством дать им увидеть плановую и сознательную мерзость, которую несут в нашу жизнь эти новые властители с бесстыжими, невидящими глазами.

P.S. Правильно сказал в свое время знаменитый проводник русского ученого Арсеньева Дерсу Узала: твоя глаза есть — посмотри: нету!

Вот уж к месту сегодня...

Михаил ЛЕВЧЕНКО.

(Спец. корр. “Правды”).


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList