Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

08.06.2001 12:20 | Правда | Администратор

СМОЛЕНСКИЙ РУБЕЖ

Он не был тем лидером, о ком говорят: "харизматичный" в смысле известный на всю страну какими-то поступками, конфликтами, драмами, вообще своей ярко обозначенной политической позицией. Таких губернаторов у нас было и есть немало. Это и Стародубцев, и Кондратенко, и Лужков, и Россель, и Аяцков... Независимо от своего политического "цвета" они хорошо известны, как говорят, раскручены. Такой громкой известности у главы администрации города Смоленска, инженера-авиационщика А.Д.Прохорова к моменту выборов не было. Более того, судя по его выборной программе, по самому стилю ведения кампании, да даже по манере держаться, по подходу к стоящим перед областью проблемам, он и не ставил перед собой задачи создать имидж, поработать на популярность. Он и после выборов не стремился ворваться в высшие слои политической атмосферы с какими-то броскими заявлениями, эпатажными жестами, сделать что-то, о чем все сразу бы заговорили. Правда, когда еще было возможно следить за тем, как голосуют губернаторы по самым показательным, водораздельным вопросам, скажем, об отставке Ельцина, то голос Прохорова всегда был с народом. Точно также как всегда его подпись стояла под самыми принципиальными, патриотичными заявлениями, которые исходили из Совета Федерации. Заметим, что далеко не все, даже самые раскрученные и популистски чуткие члены СФ, решались сделать это.

Но публичная политическая атрибутика на самом деле - только верхушка айсберга. Работа губернатора, разумеется, складывается из тысяч иных, конкретных дел, которые наиболее точно и верно отражают то, что он есть на самом деле. И как политик, и как гражданин, и как человек.

Что же происходило в области в эти три года, как оправдывал доверие земляков Александр Дмитриевич Прохоров? Когда много ездишь по стране, видишь разные города и регионы, то неизбежно сравниваешь, по целому ряду признаков чувствуешь атмосферу власти, ее характер. Вот, например, иные, еще не успев отпраздновать инаугурацию, затевают в своих рабочих кабинетах евророменты, начинают руководить с замены... российских унитазов на итальянские. Или внедряют родственников всякие во "торговые дома" и совместные предприятия, оттого города пестрят умопомрачительными витринами, броской рекламой. Затевают дорогие реконструкции фасадов в центре города, оказывают покровительство всякого рода предпринимателям, и спекулятивный, торгашеский характер власти налицо: область опутывается сетью роскошных автозаправок, салонами с иномарками, зданиями многочисленных банков, выросшими будто из-под земли... Да много есть примет, по которым соображаешь: вот тут, тут и тут без властной поддержки не обошлось. Но что дало это людям, простым работягам и безработным, которым нет места в банковских офисах, не по карману иномарки и бутики с платьями от Кардена? Заправки, банки и магазины дают работу и прибыль только очень тонкому, непроизводящему слою людей, проникновение в который обеспечивается по клановым или мафиозным принципам, обычно - в ущерб большинству. Объективно: чем сильнее развиты спекулятивные инфраструктуры региона, тем тяжелее живется там простому человеку. Про Москву и Питер уж и говорить нечего, но возьмите хоть Красноярск, хоть Ростов-на-Дону, хоть Иркутск, Уфу, Саратов или Пермь - там порой потрясает броская роскошь рядом с ужасающей неухоженностью жилых кварталов, массовой безработицей и нищетой.

Так вот, если смотреть с этой стороны, то Смоленская область выглядит как-то даже старомодно, скромненько. Как-то равномерно небогато. И, что особенно бросилось в глаза, так это удивительная похожесть людей из самой областной администрации: кажется, у них у всех нет того, что называют инстинктом власти. Знаете, той неприступной вальяжности, лощености, неопровержимости интонаций, осанки небожителей, неподсудных и недоступных людскому мнению. Хотя, разумеется, все они - очень-очень разные. И по возрасту, и по опыту, и по методам работы.

Беседуя с Сергеем Кривко, руководителем главного управления по социальной защите, не могу избавиться от чувства, что передо мной - командир студенческого стройотряда. Дело не только в его молодом возрасте. Дело - в позиции.

-- Что для вас самое трудное в работе? -- спрашиваю его, ожидая вполне понятных жалоб на недостаток средств.

-- Самое трудное, когда не можешь помочь человеку.

Его работа в этом и состоит - помогать слабым, больным, беззащитным. А как, если у нас в стране существует 900 (!) законодательных актов, регламентирующих только пенсии, 29 видов различных пособий, и эта бездна бюрократических крючков служит единственной цели: увести правительство и федеральный центр как можно дальше от реальных человеческих нужд, отделить народ от государства. Этому служит и ставшая хронической ежегодная процедура урезания социальных статей в федеральном бюджете, но и те крохи, что остаются, должны еще просочиться через частое сито актов, инструкций и постановлений правительства, чтобы дойти до человека. Не у всех достает сил и времени дождаться.

-- Людям сокращает жизнь не только бедность, но, пожалуй, в не меньшей мере - чувство одиночества, беззащитности, -- говорит Сергей Ростиславович. - Поэтому мы стараемся внести активную составляющую в жизнь людей, которые находятся в домах-интернатах, в сиротских приютах и детских домах. Наши старики политизированы, и мы включаем их в активную жизнь, организуем встречи с местными политиками, доставляем газеты, стараемся привлекать к воспитательной работе с молодежью. Теперь проводим такой эксперимент. Соединяем в Вишенках геронтологический центр с детским интернатом. Понимаете: и малому, и старому нужна забота, личная привязанность. Дети помогают старикам, старики опекают ребят, как дедушки и бабушки, которых эти дети реформ лишены. Жизнь тех и других наполняется смыслом. Дети узнают о правду о своей стране из первых рук, от поколения, которое ее защищало и строило, а не из телевидения. Это же прочная, надежная основа для будущей жизни...

В области действуют программы адаптации воспитанников детских домов, создания безбарьерной среды для инвалидов, решается проблема трудоустройства студентов, работают детские летние лагеря... Сергей Ростиславович на память безошибочно называет цифры, которые потом я сверяю в статистических сводках: в 2000 году на нужды социальной защиты из областного бюджета выделено в два раза больше, чем в 1998-м - 210 миллионов рублей. На приобретение кресел-колясок и автомашин для инвалидов - в 21 раз больше! На путевки для них - в 57 раз!

Конечно, далеко не все жители области могут чувствовать эти перемены - инвалидов в обществе, к счастью, значительно меньше, чем трудоспособных граждан. Но скажите, есть хоть кто-то из нас, кто скажет: заберите у инвалида и отдайте мне! Один только геронтологический центр обошелся бюджету области в пять миллионов рублей. Это что - напрасная трата? Но ведь и доходы здоровых людей растут, пусть медленнее, чем хотелось бы, однако, быстрее, чем в других областях. Областная администрация приняла ряд решений по повышению тарифных ставок бюджетникам, рассчиталась с долгами по пенсиям, за прошлый год среднедушевой доход всех граждан увеличился на 35,4 процента. Это - с учетом помощи наиболее беззащитным, разумеется.

Откуда взялись деньги в областном бюджете? За три года сбор налогов в бюджеты всех уровней Смоленской области вырос в несколько раз. Налоговые поступления уже в первом квартале этого года почти в два раза превысили показатели этого же периода 2000 года, которые в свою очередь значительно опережали 1999 год.

Единственно надежный, верный способ наполнить бюджет - это работающие предприятия. Можно сколько угодно повышать налоги, проводить повальную инвентаризацию налогоплательщиков, все равно бюджет будет дырявым, пока не появится прочная производственная база, пока предприятия не начнут работать с прибылью. В стране с остановленными заводами, с безработными людьми бездефицитного бюджета не бывает.

Заместитель главы администрации области, ведающий вопросами производства, Александр Иванович Логутов говорит, что половину всех налоговых поступлений дает промышленность. И развернул емкую, продуманную и хорошо просчитанную картину возрождения промышленного потенциала Смоленщины.

Если бы десять лет страна не катилась в пропасть, то о Логутове можно было сказать: современный управленец, каким он должен быть - прагматичный, высокообразованный, владеющий передовыми информационными и управленческими технологиями. Но нынешние реалии экономической жизни России в целом таковы, что само понятие "современный" звучит почти как "бездарный", "спекулятивный". С такой "современностью" у Логутова нет ничего общего. Может быть, в будущем у нас, наконец, появится тот единственно верный критерий, по которому судят о талантах менеджера - реальные дела, практика. В Смоленской области эти показатели разительно отличаются от российских.

В Центральном федеральном округе 18 областей. Самый низкий уровень безработицы - в Смоленской области. За прошлый год создано более пяти тысяч рабочих мест. Следовательно, запущены в работу новые предприятия (их в области - тридцать), восстановлены и сохранены уже имевшиеся. Как и обещалось в предвыборной программе Прохорова три года назад, основной упор сделан на такое производство, которое может быстро и без больших затрат принести отдачу, наполнить бюджет.

Вот далеко не полное перечисление таких новых производств. В Вязьме на старых, неиспользовавшихся в течение "пореформенных" лет площадях создан завод по переработке старых автомобильных шин и других резиносодержащих отходов в новую продукцию - дорожные покрытия особой прочности. Экологичное и выгодное производство. В Ярцеве пущен аккумуляторный завод, в Сафонове - совместное предприятие по выпуску сухих завтраков, в Демидове - фабрика мягкой игрушки, в Гагарине - новое производство по огранке мелких алмазов, в Сычевке - молокозавод с уникальным, на мировом уровне отечественным оборудованием.

В области разработаны и осуществляются программы "Лен" и "Молоко", что дает работу легкой и пищевой промышленности. Три года назад в этой некогда лучшей по льну области его сеяли всего 4 тысячи гектаров. Сегодня - 16 тысяч.

Выросло производство молока во всех секторах хозяйствования. Отлично ведет закупки молока, мяса, яиц у населения уже в большинстве областей забытая и уничтоженная потребкооперация. Сборщики молока расплачиваются со сдатчиками на месте, коллективные хозяйства помогают им в заготовке кормов. Помогают - именно так.

В Демидовском районе есть совхоз "Партизанский". Свои помогают своим. Вспашка огородов, сенокос, уборка на участках пенсионеров, работников "Партизанского" - дело общее, артельное. Слава Богу, что в этом хозяйстве сумели сохранить технику. Когда бывший руководитель, теперь избранный главой администрации Шаповского округа В.И.Гончаров передавал хозяйство нынешнему, В.Е.Ермакову, то напутствовал: дескать, любой ценой технику сохрани, не век же будут продолжаться эти "реформы". Так что вполне оправдывает хозяйство свое название - "Партизанский". Не так ли во время оккупации уводили в эти леса скот, технику, чтобы сберечь до тех времен, когда схлынет мерзкая вражья сила? Вот и теперь пригодились здесь сбереженные, не пущенные в распыл трактора и косилки. Чем обернулось это для людей? Тем, что в Шаповском округе, где находится это хозяйство, на 440 жителей - 113 высокоудойных "частных" коров, богатые огороды, много на подворьях птицы. Специалисты хозяйства следят за состоянием всего стада - и личного, и общественного. В школе организовано качественное питание детей, работает Дом культуры, медпункт, образовательный центр. Здесь в последние три года не зафиксировано ни одной инфекционной болезни, ни одного случая туберкулеза.

Вот что на самом деле стоит реально за каждым сохраненным хозяйством, производством. Все это происходит само собой? Едва ли. Это - результат целенаправленной, продуманной и последовательно проводимой политики администрации области. Той политики, которая строится на прекрасном понимании своего народа, его характера, его способности залечивать раны. Только создай условия, дай вздохнуть, помоги - люди сами наладят свою жизнь, организуются, выберут в руководители достойных и порядочных и тем спасутся.

Возобновили производство умершие было Воргинский стекольный завод, трикотажная фабрика в Рославле, заработал новый цех по производству фанеры и ДСП - при активно растущем строительном комплексе области это немаловажно. А сколько нового, интересного, прорывного придумали, изобрели, внедрили за эти три года смоляне! Стимулы к творчеству тоже ведь надо было поддержать, инициировать.

На Смоленском авиационном заводе готовятся к выпуску нового самолета "Финист". Это легкий самолет, востребованный во всем мире и в России тоже. Прежде здесь собирали "Бураны", но кому сегодня в нашем правительстве это нужно, если даже "Мир" затопили? Поэтому руководство области, чтобы спасти уникальное производство и кадры, добилось государственного заказа. Вот такая пробивная сила, оказывается, есть у не слишком-то разговорчивого, даже застенчивого губернатора, когда речь идет о деле, о спасении и помощи. На завод благодаря госзаказу вернулись более двух тысяч отличных специалистов.

В строительном комплексе области работают 24 тысяч человек. И здесь не просто выживают, но работают творчески. Экспериментируют, ищут, давая тем самым и рабочие места, и точку приложения интеллекта, развития профессионализма другим отраслям.

Внедряется система кредитования жилья. Она направлена на то, чтобы работающий человек мог в течение 10 лет оплатить купленную квартиру без большого напряжения. А для этого ищут пути удешевления жилых квадратных метров. Строители заключили с оборонным комплексом области союз: создать для строительства нетрадиционные, прорывные решения, которые улучшают качество жилья и значительно его удешевляют. Уже есть результаты - это тройные стеклопакеты, отлично сохраняющие тепло, стеновые утеплители, которые как бы одевают дом в "шубу", экономя кирпич. Эти новые пакеты, "шубы" вместе с еще одним новшеством - поквартирным отоплением, которое позволяет почти в 10 раз сократить расход энергии, делают жилье и более комфортным, и более дешевым. Как при строительстве, так и в эксплуатации.

Конечно, сегодня никто не может позволить себе предоставлять квартиры даром, как при социализме. Но и в этом больном и трудном деле находят свои, чисто смоленские решения: помочь, максимально снизить нагрузку на трудового человека. Выделяется и бесплатное жилье даже теперь - для шахтеров в Сафоново. Ведь они в результате "реформирования" угольной отрасли России остались без работы, живут в ветхом, неблагоустроенном жилье. Им дают новые квартиры бесплатно. Так же, как и чернобыльцам, инвалидам, самым беззащитным, одним словом.

Строится много производственных объектов, поликлиники, дома-интернаты для сирот-детей и стариков, музеи, газовые и тепловые магистрали... В 2000 году строители освоили 40 процентов больше средств, чем в 1999 году. А в 2001 году только в первом квартале, например, в Смоленске, введено в эксплуатацию в 6,7 раза больше жилья, чем в прошлом. Сданы новые жилые дома еще в 17 районах области, в городе Десногорске. Строительство - это быстрый и эффективный оборот средств, это рабочие места для целого промышленного комплекса, для проектировщиков и архитекторов, это - барометр экономики.

Руководитель строительного комплекса области, Анатолий Федорович Стрельцов - человек с большим опытом, той еще, советской закалки специалист. А поскольку - советской, да еще с партбилетом, не выброшенным, не сожженным в припадке страха за свою личную судьбу, как делали это очень многие, то и опыт его, и талант, и преданность делу в "демократической", "допрохоровской" администрации востребованы не были. Кстати сказать, формировал Александр Дмитриевич Прохоров кадры совсем не так, как, скажем, кремлевская администрация - строго по политическому признаку, а что там касается деловых качеств - неважно. Нет, как и обещал перед выборами - только по уровню профессионализма. Вот поэтому три года работает с ним Анатолий Федорович Стрельцов. С 1998 года нет спада в строительном комплексе. Уверенный, устойчивый подъем.

Спасти смоляне стараются не только производство. Что такое производственные корпуса без людей, без квалифицированных рабочих, инженеров, организаторов и управленцев? Спасают интеллект народа, тот бесценный запас знаний, умений, навыков, что был накоплен прежде и должен совершенствоваться постоянно. Из разрозненных на первый взгляд фактов - развития системы профессионально-технического образования, сегодня почти повсеместно в России похороненного, из гибкого сочетания платного и бесплатного образования в вузах - по наиболее востребованным в области специальностям оно бесплатное, из совершенно очевидного стремления готовить специалистов всех уровней под потребности предприятий области с учетом их перспективного развития, складывается совершенно четкая, продуманная и устремленная в будущее система.

Забота о профессиональном росте, воспитании кадров состоит и в том, что проводятся конкурсы по специальностям, рейтинговое соревнование предприятий - по итогам прошлого года лучшими признаны завод "Аналитприбор", "Кристалл", "Гидрометприбор" и еще ряд заводов и производств. Губернатор говорит: "Мы стараемся не чинить бюрократических препон производственникам, а, как в былые времена, изучать их практику, учить на их примере директорский корпус, возвышать значимость труда". В области начал выходить журнал "Деловая Смоленщина", чрезвычайно полезный для специалистов и интересный, полный информации о том, что сделано, что намечается сделать. О людях труда стали писать местные газеты, особенно районные, самые близкие к той жизни, которая реально и держит область - наполняет бюджет, создает материальные блага...

Системный, комплексный подход ко всем насущным проблемам - вот что главное в стиле работы администрации Прохорова. Производство - кадры - духовность. Эта незыблемая, не подвластная никаким политическим веяниям триада, которая и создает саму возможность выживания, не разорвана, а, как раз, напротив, укрепляется и развивается.

Вполне в этом духе администрация возродила соревнование муниципальных образований, администраций сельских округов и поселков. Кто создаст наиболее благоприятные условия жизни, кто больше и лучше поможет людям, кто более внимателен, профессионален, человечен? Подведение итогов и чествование победителей, по большей части - дело чисто нравственное, но кто сказал, что нам без этого можно прожить? Можно без лишнего куска хлеба обойтись, но вот без красного слова о добром человеке - уж точно не выжить.

Это очень верно подметил известный смолянин, заслуженный художник России Альберт Сергеев, автор знаменитых памятников Василию Теркину и Александру Твардовскому, героям Отечественной войны 1812 года в Смоленске, мемориального комплекса в Ельне, и многих других, что украшают этот исконно русский героический край. Так вот Альберт Георгиевич рассказывает:

-- Смоленский характер для меня - это и Твардовский, и Глинка, и Федор Конь, строитель и архитектор Смоленского Кремля, и юный партизан Куриленко... Да что там! Великих смолян не перечесть -- пройдитесь по городу, по области: даже в наше трудное, непростое время памятники сохраняются с любовью истинно народной, которую не заменить никаким административным приказом. Конечно, сейчас художникам живется трудно. Но ведь для нас главное - не кусок хлеба, а возможность творить, возможность отдавать людям свои произведения. В городе стало больше выставок, мы чувствуем внимание администрации к ним не только в том, что вообще эти выставки возможны, но и в том, что руководители области приходят туда как зрители, как ценители.

Признание - самая высокая награда. Привлечь внимание народа очень важно. Вот в этом году в День Победы в Рудне состоялось торжественное открытие памятника нашему земляку Михаилу Егорову, водрузившему вместе с Кантария знамя Победы над рейхстагом. Не знаю, как маленькая Рудня вместила столько народу! Самое же хорошее, что это был бескорыстный дар городку - родине Героя от Смоленска. И сам я работал над этим памятником особенно вдохновенно, потому что - не за деньги, а в - дар.

... В дар! Вы можете себе представить, чтобы кто-то из либералов, будь то хоть Чубайс, хоть Гайдар, хоть Немцов, не то что сделал нечто подобное, но даже подумал о таком, тем более - воодушевил других людей что-то создать, сделать бескорыстно? Горе, если они ринутся завоевывать эту незлобливую и добрую землю, которая сегодня - последний рубеж России на Западе, ее граница, ее край.

Граф Николай Алексеевич Энгельгардт в "Письмах из деревни" особо выделил самую яркую черту смоленских жителей. Им в радость была коллективная, бескорыстная работа, которая так и называлась на Смоленщине - помочь, толока. И традиция "ходить в помочи" или " в толоку" соблюдалась народом свято. Капусту ли рубить, избу ли ставить, огород вдове вскопать - все это миром, бескорыстно и весело. А если - на войну? Разве ждать призыва, разве бить врага по команде Москвы или какого-то начальника? "Дубина войны народной" - она же в смоленских лесах поднималась на Бонапарта. Три месяца стояла область против Гитлера, когда Францию он взял за неделю, Польшу - и того быстрее. И только когда фашист выкосил народ почти под корень, когда и драться было некому, отступили. Даже в благополучные советские годы Смоленская область не могла восстановить довоенной численности населения. В армии служили и добровольцами на фронт ехали - это само собой. Но здесь и в партизаны уходили семьями, воевали даже дети...

Все это, конечно, осталось в самой глубине смоленского народа. И никакими "рыночными реформами" это не вытравить, не уничтожить.

Вот поэтому бывший секретарь обкома КПСС, а потом и - КПРФ Павел Ефимович Макаренков как-то сказал, что область сделали "красной" приватизаторы. Разве не так? Смоляне, от века привыкшие "ходить в помочи", жить и работать артельно, не за страх, а за совесть, разве они могли принять насаждаемый вероломно и без их согласия унизительный дух стяжательства, чистогана, корысти, отношения "хозяин - батрак"? Дело ведь не только в их политическом цвете, белые они или красные. Дело в самом национальном характере Смоленщины, которому "красный", колллективистский, артельный дух соответствует как нельзя лучше. И - что там говорить, три года назад проголосовали люди за губернатора Прохорова на вере. Именно Александра Прохорова поддержали коммунисты и другие патриотические организации области. Одним словом, вся антиельцинская оппозиция. А три года - такой срок, когда уже можно говорить о конкретных результатах. Хотя даже просто сохранить от разрушения, от разграбления то, что в течение предыдущих шести-семи лет остервенело разрушалось и приватизировалось было бы очень сложно.

Недавно в Смоленск прикати по своим партийным делам Немцов. Напросился на встречу с Прохоровым. Тот, человек воспитанный, нашел час для этого - все-таки депутат Госдумы приехал. После этой встречи началось такое, что пресс-секретарь областной администрации Александр Королев вынужден был выступить с заявлением в прессе, где объяснял людям, что порядочный человек, набившись в гости и выйдя от хозяина, не начинает тут же его хулить и всячески оскорблять на всю улицу. А Немцов именно так и поступил. Видимо, сама встреча с Александром Прохоровым для того и нужна ему была, чтобы потом в областных СМИ и на телевиденье заявлять, что в области все делается не так и он, Немцов, просто в ужасе. Оно, конечно, понятно: что русскому здорово, то немцу - смерть.

Ну да ладно. Приезд Немцова - такой незначительный и для области, и для самого Прохорова эпизод, что о нем уже наверняка все забыли. Однако, эпизод показательный, симптоматичный. Точно также, как симптоматичны несколько явно заказных и совершенно огульных публикаций в московской прессе, где и губернатор, и область выставлены в таком несправедливом и искаженном свете, что не остается сомнений: предвыборной кампании в Смоленской области дан старт из какого-то неведомого центра. Так же задолго до выборов стартовала атака на Василия Стародубцева в Туле, а уж сами выборы вообще дошли до рукопашной, до вооруженного захвата административного здания. И вот тогда и вскрылись те рычаги, что двигали вперед, как пешек в дамки, претендентов на губернаторство, водили перьями клеветников и оплачивали весь разрушительно-затратный выборный механизм. Это московский спекулятивный капитал стремился захватить контроль над крупнейшими промышленными предприятиями Тулы, в первую очередь, оборонными, которые за четыре года работы В.А.Стародубцева встали на ноги, ожили, вышли из комы. Иного пути захватить их, кроме как через своего подставного губернатора, у нынешних оккупантов нет. На интересы области, ее жителей, всей страны такому капиталу просто наплевать. Это же зондер-команда отечественной экономики, которая бросается на все, что только дышит, работает, приносит прибыль. Через приватизацию, дефол, рост тарифов мы уже прошли. Теперь вот - областные выборы становятся таким же средством сорвать быстрые деньги с областей и бросить их умирать. Война за передел собственности теперь ведется через выборы губернаторов всеми присущими криминальному капиталу средствами: ложью, клеветой, фальсификациями, вплоть до прямого физического захвата. Разрушительное и ненасытное племя эта оккупационная буржуазия. Чуждая России настолько, что и называться "русской" не может. Космополиты. Хуже француза и немца.

Ведь все мы понимаем, что дело не в должности губернатора, которая требует огромного напряжения сил и ума, если работать по чести, а в том, чем богата область. А она на самом деле далеко продвинулась вперед за эти три года. Именно в последующие три-четыре года и придет время уже не просто спасаться и выживать, но пожинать добрые плоды тех усилий, что предпринимаются сегодня. В чьи руки они попадут - смоленских граждан, которые и создают сегодня почву для будущего благополучия, или либерально-оккупационных сил?

Жанна КАСЬЯНЕНКО.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList