Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

06.09.2001 00:39 | От читателей | Администратор

НИЩИЕ С ЗОЛОТОЙ КОЛЫМЫ

В Екатеринбурге готовится к выходу вторая книга альманаха "Уральцы на Колыме и Чукотке" (первая вышла в конце 1998 года). На страницах двух книг альманаха помещено 112 автобиографических или биографических рассказов о работе и жизни специалистов с Урала на северо-восточной окраине России, ставшей еще в 30-е годы прошлого столетия валютным цехом страны. Это и первопроходцы-геологи, это и горняки, транспортники, педагоги, медики. По этим бесхитростным повествованиям можно реально представить условия, в которых трудились и жили северяне с начала 30-х до конца 90-х годов XX века.

Сегодня средний возраст членов Екатеринбургского союза ветеранов Колымы и Чукотки составляет 68 лет, а их средний стаж работы в условиях Крайнего Севера -- 21 год. Лучшие годы своей жизни они отдали освоению самой дальней окраины России. Это то поколение, которое испытало в детстве голод и холод суровых военных и послевоенных лет. Это то поколение, которое в большинстве своем познало безотцовщину, так как их отцы были призваны защищать Родину в смертельной схватке с гитлеровскими полчищами. Это поколение, в котором было немало ранимых, испытавших в детстве тяжкие оскорбления как дети "врагов народа" со всеми вытекающими отсюда нравственными и правовыми последствиями. Воспитанное в условиях остракизма и вынужденного аскетизма, это поколение умудрялось получать высшее и среднее специальное образование. Именно это поколение избрало местом работы далекий и неведомый Магадан, приняло непосредственное участие в "похоронах" распространенной на Северо-Востоке в середине 50-х годов так называемой "теории затухания" Колымы и способствовало "второму рождению" Колымы. Благодаря этому поколению за два десятилетия добыча золота на Севере-Востоке была почти утроена, достигнув в 1974 году небывалой с 1940 года цифры -- 83,2 тонны! Это по существу был беспримерный подвиг северян. Принявшее эстафету у поколения первой волны, прибывших на Колыму в 30-х -- 40-х годах, поколение колымчан 50-х -- 60-х годов с честью выдержало испытание и Севером, и временем, и трудом. Меркантильные интересы этим людям не были свойственны -- на первом месте у них всегда стояли интересы страны, интересы производства. Даже когда на заре их производственной деятельности -- в 1961 году -- правительство СССР решило "упорядочить" так называемые льготы для северян, они не покинули колымскую землю, а как и достойно настоящих патриотов, романтиков, продолжали работу в суровых условиях Севера с урезанными компенсациями. В 1967 году эти "льготы" частично "разупорядочили", заинтересовав материально в первую очередь вновь прибывших северян.

Но время неумолимо идет вперед, и поколение 50-х - 60-х годов пополнило пенсионное сообщество. В 90-х годах правительство нынешней России дважды по-крупному обобрало пенсионеров-северян. Сначала это было в 1992 году, когда у них "сгорели" -- и в государственных сберегательных кассах, и в "чулках" все их сбережения за десятки лет, предназначавшиеся для приобретения жилья на "материке", автомобиля или дачи. Второе ограбление состоялось в конце 90-х годов в результате "упорядочения" пенсионной системы. Если до этого все северяне, проработавшие в условиях Крайнего Севера 15 лет и более, имели максимальную в России пенсию (120 или 132 рубля), то ныне, в начале нового XXI века, пенсия у них оказалась ниже средней по стране. Если за последние десять лет цены на все товары и услуги выросли в 25 -- 35 раз, то пенсия у северян увеличилась лишь в 9--10 раз. Наше материальное положение ухудшилось в три-четыре раза. Власти решили сэкономить на пенсионерах-северянах: расчет пенсии производится, исходя не из общего трудового стажа, а из календарного. Кроме того, отменены колымско-чукотские коэффициенты к пенсии.

Согласно Конституции, законы обратной силы не имеют, если они ухудшают положение трудящихся. У российских властей, по-видимому, мнение другое. Между тем, в индивидуальных трудовых договорах, которые заключались между работником и государственной организацией или предприятием, в пункте 4 было написано черным по белому:

"в/. При исчислении трудового стажа, дающего право на получение пенсии по старости, один год работы на Крайнем Севере засчитывается за один год и шесть месяцев".

Следует иметь в виду и то обстоятельство, что несеверяне в основной массе не отрываются от своих предприятий и организаций, откуда они вышли на пенсию, и им их "родные предприятия" нет-нет да оказывают ту или иную материальную поддержку. Северяне же лишены такой поддержки, так как их организации в 90-х годах прекратили свое существование.

Власти рассчитывают так называемый прожиточный минимум и сравнивают с ним пенсии. Но эти расчеты выполняются, исходя из "стойлового" содержания пенсионеров, то есть безвыездного сидения дома. К пенсионерам-северянам эта примерка не годится. Они всегда были мобильными. Северяне мечтали по выходе на пенсию много путешествовать по своей стране, по миру. Теперь же они лишены финансовой возможности даже навестить родственников в соседней области, не то что путешествовать по земному шару. Во всем мире старики -- уважаемые и, естественно, обеспеченные люди. Явно не здорова та нация, которая не уважает своих стариков, по существу уподобляясь Иванам, не помнящим родства. Известно, что когда не удовлетворяются материальные интересы жить трудно, а когда же не удовлетворяются духовные интересы -- жизнь теряет смысл. Если Советская власть отняла у этого поколения счастливое детство, то власти новой России решили лишить его и спокойной, заслуженной старости. На этом фоне северянам кажутся сказочными пенсионные условия для государственных служащих, которые по существу возведены в ранг "персональных пенсионеров всероссийского значения".

Отношение властей к российскому Северу вызывает, по меньшей мере, удивление, к Северу, который поставляет большую часть добываемых в стране газа, нефти, алмазов, золота -- этих валютообразующих полезных ископаемых. Резко -- до уровня 50-х годов -- сокращена добыча золота на Северо-Востоке. Здесь гибнут горняцкие и геологические поселки. Люди, у которых было какое-то жилье на "материке", выехали отсюда, а у которых такового нет, вынуждены оставаться в омертвелых поселках, лишенные тепла, воды, продовольствия, транспорта, связи. Идет варварское уничтожение трудов северян. А между тем, необходимо сохранить эти населенные пункты и всю их инфраструктуру как базовые вахтовые поселки для тех, кому в ближайшем будущем предстоит продолжить дело, начатое здесь семь десятков лет назад. Результатом подобной политики правительства России может стать в буквальном смысле слова потеря Россией своих "северов", так как желающие владеть русским Севером не перевелись.

И все же ветераны Крайнего Севера с оптимизмом смотрят вперед: должна же когда-то закончиться затянувшаяся перестройка всего хозяйственного комплекса страны. Вместе с возрождением горно-геологического потенциала региона ("третьим рождением" золотой Колымы) существенно улучшится и жизнь северян -- бывших и настоящих.


В.ЗЕНКОВ,
горный инженер-геолог,
проработавший на Крайнем Севере 36 лет.
Председатель Екатеринбургского Союза ветеранов Колымы и Чукотки.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList