Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

17.04.2001 08:00 | Правда | Администратор

РЕВОЛЮЦИОННОЕ САМОДУРСТВО

Не вредно, по-моему, напомнить о нем и патриотическим СМИ, но только правду, а не легенды и ложь. Хочу попытаться сделать это в меру своих скромных возможностей провинциала-технократа.

Начну с "технологии" становления Хрущева первым лицом государства. После смерти И.В. Сталина 7 марта 1953 г. на совместном заседании руководящих органов СССР было принято постановление, в котором особо подчеркивалось, что "...в это трудное для нашей партии и страны время важнейшей задачей партии и правительства является обеспечение бесперебойного и правильного руководства всей жизнью страны, что, в свою очередь, требует величайшей сплоченности руководства, недопущения какого-либо разброда и паники" (здесь и далее выделено мной - А.Ш.). Кроме этого, там же договорились повысить роль представительных и исполнительных органов власти и руководить коллегиально КПСС. Также были приняты рекомендации о структурных изменениях в высших органах государства, правительства и партии и намечен персональный состав руководства страны: Председатель Президиума ВС СССР -- Ворошилов; Председатель Совмина -- Маленков, его первые заместители -- Берия, Булганин, Каганович, Молотов; министры: обороны -- Булганин, внутренних дел и госбезопасности -- Берия, иностранных дел -- Молотов, внутренней и внешней торговли -- Микоян, электростанций и электропромышленности -- Первухин, Председатель Госплана -- Сабуров; Президиум ЦК (Политбюро) -- Берия, Булганин, Ворошилов, Каганович, Маленков, Микоян, Молотов, Сабуров, Первухин, Хрущев, кандидаты -- Багиров, Мельников, Пономаренко, Шверник. Секретарем ЦК на постоянную работу был рекомендован Хрущев, с освобождением его от работы секретаря МК. 14 марта состоялись сессия ВС и Пленум ЦК, которые утвердили указанные изменения и назначения. Кроме этого, на этом пленуме был избран секретариат ЦК в составе Хрущева, Игнатьева, Поспелова, Суслова и Шаталина. Заседания Президиум ЦК КПСС проводил Маленков, секретариата -- Хрущев, что подтверждало коллективное руководство КПСС. "Старую гвардию" устраивала такая схема, потому что для них не имело особого значения должности (кем только не были, например, Молотов и Каганович, начиная с до Октябрьского времени), главное для них было оставаться в ЦК, который решал при Сталине все принципиальные вопросы жизнедеятельности и жизнеобеспечения страны. Тем более теперь он становился еще более коллегиальным, где не довлел авторитет Сталина. Поэтому обвинять "старую гвардию" в том, что кто-либо из них жаждал захватить власть (у всех ее было сверх головы!), как об этом писали тогда "оттепельщики" и сегодня утверждают "демократы", не логично, если не абсурдно.

Однако такая реальность, когда Хрущев всего лишь "рядовой" секретарь ЦК, да к тому же на заднем плане после Ворошилова и Маленкова и даже -- Булганина и Берии, которые обладали реальной силой, не устраивала его. Он хотел стать вождем как Сталин, не иначе. Но для этого, по представлению Хрущева, надо было лишь стать первым секретарем ЦК КПСС и, как говорится, вопрос решен. Так что именно Хрущев, а не Берия и другие, претендовал на исключительную роль в партии и государстве, вопреки всем договоренностям и решениям. И он начал действовать. Путем тайных (закулисных) переговоров он склонил на свою сторону Ворошилова (ВС), Маленкова (Совмин), Булганина (Минобороны) и некоторых других и убрал со сцены наиболее опасную фигуру -- Берию (МВД и ГБ). Не за репрессии, нет, потому что Хрущев замешен в них гораздо грязнее Берии, поскольку последний возглавил карательный орган страны лишь в конце 1938 г., то есть после "основных" репрессий. Берии пришили белыми нитками по черному фону английского шпиона, мусаватиста и прочие грехи и, как сегодня модно выражаться, замочили почти в сортире. Этим ходом Хрущев принципиально (дело ведь не в Берии, а в "технологии") восстановил в партии и стране (после Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина, Тухачевского) фракционность и закулисную борьбу за власть, которые, увы, стали впоследствии незыблемой традицией в российском государстве. В сентябре 1953 г. состоялся Пленум ЦК, который заслушал и обсудил доклад Хрущева "О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства". На этом Пленуме с бухты-барахты (без включения в повестку дня и предварительного обсуждения на Президиуме ЦК) Маленков предложил избрать первым секретарем ЦК КПСС Хрущева, что и было сделано. Впоследствии свою "инициативу", нарушавшую принцип коллективного руководства, Маленков объяснял так. Перед самым открытием Пленума к нему подошел Булганин и настойчиво попросил внести такое предложение. "Иначе, -- сказал Булганин, -- я сам внесу это предложение". Поняв, что Булганин действует не в одиночку (!), Маленков и внес его. (Л. Каганович. "Памятные записки". М. ВАГРИУС, 1997 г., с. 503). Такие "выборы" были настоящими авантюризмом и вероломством, которыми, кстати, не раз впоследствии пользовался Хрущев. Став всего лишь полухозяином положения, поскольку "старая гвардия" еще могла ему делать замечания, Хрущев, тем не менее, начал принимать многие решения единолично без фактического согласования с Президиумом ЦК, в том числе и доклад о

культе личности Сталина на XX съезде КПСС. Вот как описывает это событие, в вышеупомянутой книге (с. 508, 509), очевидец и его непосредственный участник Каганович (другим "писателям" и "историкам", написавшим на разные лады тома по данному вопросу, я не верю): "XX съезд подошел к концу. Но вдруг устраивается перерыв. Члены Президиума созываются в задней комнате, предназначенной для отдыха. Хрущев ставит вопрос о заслушивании на съезде его доклада о культе личности Сталина и его последствиях. Тут же была роздана нам напечатанная в типографии красная книжечка -- проект текста доклада. Трудно было за короткое время прочесть эту объемистую тетрадь и обдумать ее содержание, чтобы по нормам внутрипартийной демократии принять решение. Все это за полчаса, ибо делегаты сидят в зале и ждут чего-то не известного для них, ведь порядок дня был исчерпан.

Надо сказать, что еще до XX съезда президиум ЦК рассматривал вопрос о незаконных репрессиях, о допущенных ошибках. Президиум ЦК образовал комиссию, которой поручил рассмотреть дела репрессированных с выездом на места, сформулировать общие выводы и конкретные предложения. После обсуждения этого вопроса на президиуме предполагалась собрать после XX съезда Пленум ЦК и заслушать ДОКЛАД КОМИССИИ с соответствующими предложениями (так что и без Хрущева реабилитация незаконно репрессированных состоялась бы! -- А.Ш.). Именно об этом и говорили Каганович, Молотов, Ворошилов и другие, высказывая свои возражения. Кроме того, товарищи говорили, что нет возможности редактировать доклад и вносить нужные поплавки, которые необходимы. Мы говорили, что даже беглое ознакомление показывает, что документ односторонен, ошибочен. Деятельность Сталина нельзя освещать только с этой стороны, необходимо более объективное освещение всех его деяний, чтобы трудящиеся поняли и давали отпор спекуляции врагов нашей партии и страны на этом.

Заседание затянулось, делегаты волновались, и поэтому без какого-либо голосования заседание завершилось и пошли на съезд. Там было объявлено о дополнении к повестке дня: заслушать доклад Хрущева о культе личности Сталина. После доклада никаких прений не было (и решений тоже - А.Ш.), и съезд закончил свою работу". Я еще вернусь по существу к XX съезду и культу личности Сталина ниже. Здесь же хотелось показать, насколько "демократично" и "взвешенно" решал Хрущев важнейшие вопросы национального и мирового значения.

Таким же образом Хрущев разделался в июле 1957 г. с "антипартийной группой Маленкова, Кагановича, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова", фактически же -- со всеми членами и кандидатами Президиума ЦК за исключением Микояна и Шверника. И не по идейным соображениям (по ним все они были примерно одного порядка, хотя Молотов и особенно Шепилов были несоизмеримо интеллектуальнее Хрущева), нет, а оттого, что они не были согласны с его волюнтаризмом, грубостью, методами и средствами решения им крупных государственных и партийных вопросов и главное -- их результатами, о чем ниже. Участи "антипартийной группы" несколькими месяцами позже (октябрь 1957 г.) "удостоился" и полководец Победы Г.К. Жуков. Причина тому одна -- Хрущев боялся Жукова как огня, особенно после того как его зарубежный коллега по ВОВ генерал Д. Эйзенхауэр стал президентом США. После этого и пополнения руководящих органов страны и партии новыми силами (Брежнев, Подгорный, Суслов, Малиновский, Шелепин, Семичастный и др., которые впоследствии и свергли Хрущева), у него развязались руки и он понесся по СССР, как корова по кукурузе.

После ужаснейшей войны и восстановления народного хозяйства в кратчайшие сроки страна нуждалась в реформах в политической, экономической и других сферах, сводящихся в конечном счете к дальнейшему укреплению мощи государства, демократизации некоторых сторон жизни общества, улучшению материального и духовного благосостояния советского народа. Об этом ясно и четко говорилось на XIX (октябрь 1952 г.) съезде КПСС, еще при жизни Сталина. Понимал это, естественно, и Хрущев. Более того, он хотел провести такие реформы гораздо энергичнее и глобальнее, чем намечалось, вопреки объективным законам диалектики и здравого смысла. Дилетантизм, непродуманность действий и жажда единоличного командования Хрущева похоронили объективно необходимые реформы и его самого как политического деятеля. Давайте посмотрим, как это было.

1. В области перестройки структуры управления промышленностью и строительством. Раскритиковав на чем свет стоит министерскую структуру, он предложил взамен им совнархозы на местах, а затем и в центре. Несомненно, они поначалу дали определенный толчок в размещении и развитии производительных сил, стимулировании хозяйственной инициативы на местах. В стране и особенно на ее периферии были созданы новые заводы и фабрики, строительные организации и тресты, оснащенные современным оборудованием. Жилищное строительство приобрело широкий размах. Хорошими темпами развивались инфраструктура и другие сферы народного хозяйства до поры до времени.

Однако совнархозы практически расстроили отработанный годами механизм планомерного развития страны и финансово-кредитную систему, баланс между желаниями и возможностями, разрушили единую систему стандартизации и нормативной документации для создания новой техники и многое другое и тем самым нанесли существенный ущерб промышленности и строительству страны. Реорганизационный зуд Хрущева затормозил динамику развития экономики СССР. Местные совнархозы были реорганизованы в региональные (укрупненные), что забюрократило их работу. Они потеряли оперативность, маневренность и эффективность, вследствие чего пришлось от них отказаться. Строительный бум вскружил голову Хрущеву, и он, возомнив, что овладел этой специальностью, решил внести свою лепту в строительную практику и даже науку. Охаяв кирпичное строительство как малопроизводительное и архитектурные решения административных и жилых зданий как излишества, он стимулировал типовое панельное домостроительство (зимой в них холодно, летом -- жарко из-за высокой теплопроводности бетона) и заодно упразднил (!) Академию архитектуры в стране.

В области энергетики также были сделаны "революционные" шаги. Разрешив малым сельским электростанциям присоединиться к государственной энергосистеме, Хрущев одновременно стимулировал их ликвидацию в корне, что было неправильно тогда, а по сегодняшним меркам -- тем более. Доля малых энергоисточников в современных развитых странах составляет от 5 до 80% всей энергетики. На одном из Всесоюзных совещаний Хрущев предложил строить электростанции с такими синхронными генераторами, у которых крутились бы не только роторы в одну сторону, но и статоры в другую. Но эта "гениальная идея", услышанная им очевидно от "теоретиков" вроде Чубайса, Грефа, Волошина -- нынешних главных "электрификаторов" страны, -- слава Богу, не нашла поддержки у нормальных энергетиков.

Говоря о структурных реорганизациях Хрущева, нельзя не упомянуть разделение им КПСС на "рабочую" и "крестьянскую", что элементарно абсурдно с точки зрения теории о партиях, тем более ленинизма.

2. Кипучую деятельность Хрущев развил в сельском хозяйстве. Он вихрем пронесся по научно обоснованной агротехнике академика Вильямса, забраковал ее напрочь, приблизил к себе небезызвестного академика Лысенко и попутно отменил севообороты по всей стране, не считаясь с наукой, практикой и спецификой необъятных, но пестрых по рельефу и природно-климатическим условиям, просторов СССР.

Кукуруза -- поистине чудесница полей, ибо она является кормовой базой животноводства и прекрасным сырьем для пищевой промышленности, стала его хобби. Однако ее "местожительство" -- южные регионы страны. Между тем Хрущев, посчитав себя "корифеем" сельскохозяйственной науки и практики, решил культивировать ее повсюду, включая северные регионы вплоть до Баренцево и Белого морей, чем и дискредитировал ее в глазах малосведущих в растениеводстве.

В плане реализации совершенно правильной идеи о предоставления больших прав и возможностей колхозам, он одним махом ликвидировал их индустриальную базу -- МТС (машинно-тракторные станции) и передал средства механизации самим хозяйствам. Между тем общеизвестно, что техника работает нормально и эффективно лишь в руках профессионалов, которых в то время недостаточно было в колхозах. Поэтому такая реорганизация не принесла желаемых результатов: увеличился выход из строя техники, снизилась выработка товарной продукции на них, выросла ее себестоимость.

Известна также гигантомания Хрущева не только в энергетике. Решив, что большие колхозы и совхозы -- пуп Земли, он провел мероприятия по их созданию за счет ликвидации российских малых деревень и сел и строительства крупных усадебных поселений. По замыслу Хрущева колхозники и рабочие совхозов должны были жить в многоэтажных многоквартирных домах городского типа, без приусадебных участков, скотины и птицы. Более того, крестьяне не должны были "возиться" с коровами, овцами, птицей и даже готовить себе пищу дома, а должны были питаться не иначе как в ресторанах. Понятно, что это мировая глупость даже для мало сведущего в крестьянском быте.

Верхом его творений в сельском хозяйстве была идея, лозунг и генеральная задача, сформулированная и поставленная перед аграрниками и страной в 1957 г. -- догнать и перегнать США по производству животноводческой продукции на душу населения не далее как к 1961 г.?! "Реализация" этой задачи пустила под нож миллионы голов скота и птицы, а иные ретивые секретари обкомов -- пулю себе в лоб.

Перманентные хрущевские реорганизации в сельском хозяйстве страны привели к тому, что были выброшены колоссальные средства на освоение целинных и залежных земель в Казахстане и Сибири (со средней урожайностью зерновых 5...7 ц/га), в то время как Центральные Нечерноземье и Черноземье России (с урожайностью -- 13...20 ц/га) сидели на голодных пайках, ликвидированы тысячи малых деревень (примерно столько сколько разрушено во время ВОВ), начался массовый уход крестьян в города, растениеводство и животноводство понесли колоссальные потери, в 1962 г. повысили цены на мясо и молочные продукты "временно", горожане стали в очередь за хлебом еще с ночи, с 1963 г. начался импорт зерна, тоже "временно".

3. Реорганизационный зуд Хрущева распространился на науку, литературу и искусство. Наряду с расширением НИИ, вузов, техникумов, книгоиздательства, театров, кинотеатров и т.п. хрущевский период характеризуется и изрядным вливанием "ложки дегтя в бочку меда". Старшее ученым, писателям, поэтам, художникам, и "ценные указания", которыми он их кормил, будучи сам дремучим невеждой во многих областях знаний. Известно также, что при нем зарплаты работников науки и высшей школы были урезаны, учебные нагрузки профессорско-преподавательского состава увеличены, совместительства их ограничены, национальные школы практически закрыты, часовые ставки учителей повышены и т.д. и т.п.

4. Немало дров наломал Хрущев в международных делах. Наряду с его предложениями о всеобщем разоружении (утопия!), он поссорился с великой КНР, Албанией, Румынией и другими странами, в Венгрии подавил народное восстание за обновление социализма, создал Карибский кризис в 1962 г., вследствие которого СССР оказался на грани военного столкновения с США.

Хрущевские реорганизации (реформы) привели к тому, что он принял СССР с годовым темпом развития экономики в 18... 20%, а оставил его -- с 7... 8%.

Основными достижениями Хрущева "демократы" считают расстрел Берии, разгром "антипартийной группы" и особенно закрытую часть XX съезда КПСС (1956 г.), где он зачитал доклад о культе личности Сталина и его последствиях, а также дальнейшее систематическое лягание его по случаю и без, которое продолжается до сих пор. На XXII съезде КПСС ( 1961 г.), например, он даже дал указание (фактически приказал) всем выступающим высказаться по этой теме с угодным ему содержанием, на радость, конечно же, врагам "коммунистического режима", в том числе и нынешним.

Поставим вопрос так: "Правильно ли был поднят вопрос о культе личности Сталина вообще и его серьезных негативных последствиях"? Думается, да! И вот почему. Сталин был гениальным мыслителем, выдающимся политическим и государственным деятелем. В мировой истории его можно сравнить лишь с такими гигантами как Маркс, Энгельс и Ленин, которых он по праву считал своими учителями. Грандиозные свершения советского народа (ликвидация безграмотности и безработицы, индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция, социальная революция, победа в ВОВ, восстановление народного хозяйства в кратчайшие сроки, бурное развитие национальных окраин, создание мощной научно-производственной базы, позволившей СССР первым в мире запустить атомную электростанцию, искусственный спутник Земли, послать человека в космос и др.) под руководством Коммунистической партии, во главе которой стоял Сталин, можно подытожить оценками его заслуг его же современниками, в том числе и врагами коммунистической идеологии. Общеизвестны, например, слова крупного политического деятеля Англии и наиболее одиозного антисоветчика и антикоммуниста Черчилля, сказанные в адрес Сталина, что он принял Россию с сохой и оставил ее с водородной бомбой, кстати, наиболее надежной защитницей от посягательств внешних врагов на нее и сегодня. Но, как справедливо заметил обществовед Ю.П. Белов, указанные результаты были достигнуты "ценой великих жертв". Часть этих жертв, увы, были напрасными, даже для того периода. Ведь Сталин не Бог, а всего лишь человек, хотя и гениальный. Поэтому в своей работе (абсолютно первопроходческой, оригинальной!) он, к сожалению, допускал и ошибки. Без всестороннего анализа объективных и субъективных причин этих негативных явлений и принципиального осуждения с закреплением его в партийных документах, нельзя было гарантировать их искоренения и не повторения в будущем. Это однозначно и здесь двух мнений быть не может!

Однако этот вопрос по "конструированию", "технологии", и содержанию должен был быть реше коллегиально (после обстоятельных консультаций руководящих органов КПСС с руководящими органами компартий всех стран, поскольку И.В. Сталин принадлежал не только КПСС) и объективно, без тенденциозности, спешки и огульности. Потому что, не говоря уже о необъективности обвинения одного Сталина во всех мыслимых и немыслимых грехах, сняв ответственность с его окружения (в том числе самого Хрущева) и местных руководителей того времени (в первую очередь Хрущева, ибо он руководил самыми крупными региональными парторганизациями страны --Украинской, Московской городской и областной, которые больше всех остальных пострадали от репрессий), он нанес невосполнимый моральный и материальный ущерб, прежде всего нашему государству, социалистическим странам и всему мировому коммунистическому движению. Общеизвестно, что одни негативы не устраняются другими. Не пошли же по этому пути КПК и КНР. Там подошли к этому вопросу культа личности Мао Цзэдуна прагматически, ибо охаиванием своего собственного прошлого и ненужными заклинаниями мертвых не воскресишь и вчерашний день не вернешь сегодня. Они осудили "культурную революцию" и другие кампании, которые нанесли КНР значительный ущерб, устранили "банду четырех" и прочих исполнителей негативных акций и пошли дальше под знаменем того же Мао Цзэдуна, реализуя реформистские идеи Дэн Сяопина и не оглядываясь назад.

Именно с Хрущева начался отсчет времени в потере доверия народа к высшим руководителям и органам КПСС, Советской власти и власти вообще, которое катастрофически прогрессировало в последующие годы, когда он и другие обвешивали себя орденами и медалями и поощряли славословия в свой адрес. Сегодня можно встретить утверждения "очевидцев" о том, что освобождение Хрущева (октябрь 1964 г.) от занимаемых им должностей, было встречено народом с недоумением и даже возмущением. Смею утверждать совершенно обратное. Это событие было воспринято подавляющим большинством населения страны, в том числе коммунистами и комсомольцами, со смешанными чувствами облегчения и радости. Я тогда учился в аспирантуре и был секретарем комсомольской организацией Московского института инженеров сельскохозяйственного производства (ныне МГАУ). 13.10.64 г. вечером вернулся в Москву из Краснодара, где проходило Всесоюзное совещание секретарей комсомольских организаций сельхозвузов. На следующий день зашел к ректору проф. Л.Г. Прищепу с отчетом. Доложил ему, как проходило совещание, обратив его внимание на то, что московские сельхозвузы (аллергены Хрущева) были там в опале, не пригласили в президиум даже секретаря комитета ВЛКСМ Тимирязевской академии В. Стороженко. Л.Г. улыбнулся и сказал: "В следующий раз пригласят, и вообще скоро все образуется". Его уверенный тон и оптимизм заинтриговали меня, и я спросил: "Как скоро наступит это "скоро"?". Он снова улыбнулся и, сияя, ответил: "Завтра, завтра, мой дорогой!". Я: как завтра, а что произойдет завтра? Он: узнаешь из газет. Я: какой именно? Он: об этом напишут все газеты. Так и не добившись, что же произойдет завтра, я ушел от него. А "завтра" сначала из репродукторов, потом и газет страна узнала, что Хрущева послали на пенсию, первым секретарем ЦК КПСС избрали Л.И. Брежнева, предсовмином назначили А.П. Косыгина.

Меня пригласили в партком, и представитель районного или городского, точно не помню, управления госбезопасности предупредил, что из ЦК получено указание, чтобы в студенческих общежитиях не было ненужных волнений и собраний в защиту Хрущева. Почему-то я вспомнил про себя ленинские строки: "Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа" из "Памяти Герцена", а вслух ответил: "Не беспокойтесь, все будет в порядке. Единственное, что я не обещаю, -- это не поддержать праздник в общежитии с выпивоном". Он засмеялся, заметив, что это не страшно, и я ушел. И действительно. Вечером во всех студенческих общежитиях Тимирязевского района Москвы и, как мне показалось, во всех домах, были большой праздник и ликование. На моей родине в Кабардино-Балкарии, как я узнал позже, и в Кисловодске, где отдыхал в то время мой дядя, было то же самое. Так провожали Хрущева, потому что он надоел всем своим самодурством, сравнимым разве только с ельцинским.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList