Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

12.02.2005 18:10 | Совраска | Администратор

КОНСТИТУЦИЯ НАИЗНАНКУ

У Владимира Маяковского есть пьеса о будущем — «Клоп». В одной из ее сцен беседуют два оператора электронной системы голосования:

— А многие спасались. Про одного рассказывали, что он какую-то важную дискуссию всю в уборной просидел — голосовать боялся. Сидел и задумывался, шкуру, значит, служебную берег.

— Уберег?

— Уберег!.. Только по другой специальности назначили. Видят любовь к уборным, так его там главным назначили при мыле и полотенцах.

Поэт как в воду глядел. В прошедшую среду конституционное большинство Госдумы устроило буквально обструкцию Конституции Российской Федерации. 314 депутатов из 450 сочли для себя неудобным и неуместным высказаться по вопросу о том, доверяют или не доверяют они правительству. Среди отказников — 281 «единоросс» (92 процента всей фракции). Лишь 136 человек высказали свою позицию. Из них 112 проголосовали за недоверие, и лишь 20 рискнули открыто поддержать правительство. Таким образом, подавляющим большинством ответственных депутатов правительству вынесен вотум недоверия. Что же касается депутатов безответственных, то им можно посочувствовать: и голосовать против правительства им не велено, и поддерживать тоже боязно — уж больно вопиет некомпетентность фрадковского кабинета. Выход нашли в отказе от исполнения своих депутатских функций. Но тогда спрашивается, на кой ляд такие депутаты нужны? Не пора ли приискать им места при мыле и полотенцах?

Так обязательно спросят избиратели. Но, похоже, что на избирателей власти уже наплевать, и ни о чем она их спрашивать впредь не собирается. Именно на эту сторону происшедшего хочется обратить особое внимание.

Отказ депутатов от голосования, то есть от исполнения своих конституционных обязанностей, — не просто демонстрация трусости, а кое-что похуже, симптом приближения весьма серьезных событий. Ведь бойкот процедуры, специально предусмотренной отдельной статьей Конституции, нельзя расценить иначе, как противоконституционный бунт. Игнорировать Конституцию, формально ее не нарушая, — современный кремлевский стиль управления, все чаще демонстрируемый и президентом, и правительством, а теперь и парламентом. Отменяются прямые выборы губернаторов, ликвидируются выборы депутатов по округам и пр. Все ради укрепления «вертикали власти»! Но это пока полумеры. «Настоящая» мера — конституционный переворот, подобный (по сути, но не по форме) перевороту 1993 года. Концептуальная схема его такова. Сначала полностью ломается существующая система управления — ликвидируются все институты государственной власти за исключением власти президента. А уж затем президент «обустраивает Россию» по-новому — в соответствии с интересами господствующего класса и своими личными вкусами и наклонностями.

Схема одна, но формы ее реализация будут разными — в зависимости от конкретных обстоятельств. Нынешние обстоятельства Путина кардинально отличаются от тогдашних обстоятельств Ельцина. Ельцин все время жаловался, что у него «руки связаны». В проведении «радикальных реформ» ему мешали и Съезд народных депутатов, и Верховный Совет, и «недостаток полномочий». Путин на это пожаловаться не может. Поэтому он любит повторять, что все мероприятия по укреплению вертикали власти осуществляются и будут впредь осуществляться строго в рамках действующей Конституции. Охотно верим. Но вот вопрос: можно ли устроить конституционный переворот, не нарушив при этом ни одной запятой Конституции? Если хорошенько поразмыслить, сделать это не так уж и сложно. Нужно просто, не нарушая никаких законов, загнать Россию в такую политико-правовую коллизию, выход из которой не прописан в Конституции. И сразу выяснится, что действующая Конституция сработана настолько наспех, настолько тяп-ляп, содержит столько дыр, что очень легко вывернуть ее наизнанку, не повредив ни одного шва.

В качестве, как говаривал Ельцин, идеологической артподготовки нужно озадачить Россию традиционными вопросами: кто виноват? что делать? с чего (или с кого) начать? Ответы напрашиваются сами собой. По пункту первому: виноваты все «бояре» без исключения. По пункту второму: разогнать их всех к чертовой матери! А вот по пункту третьему есть большой выбор. Аналитики с ног сбились в поисках «плохого боярина», коим должен пожертвовать Путин ради спасения своего реноме «доброго царя». И все прогнозы вращаются почему-то исключительно в сфере исполнительной власти. Зурабов? Кудрин? Греф? Все вместе во главе с Фрадковым? Но узок круг этих реакционеров, страшно далеки они от народа. В том смысле далеки, что не народ их назначал, а президент. А Дума их утверждала и поддерживала, причем уже дважды. Постойте, постойте... это, кажется, теплее.

Задача переворота — полная и коренная смена команды, и не столько персональная (ближайшие соратники в любом случае сохранят свои места около трона), сколько институциональная. А если уж искать политический институт, в наибольшей степени дискредитирующий ныне правящий режим и лично президента, то это именно Государственная дума. «Центристское большинство», откровенно говоря, совершенно распустилось. Во весь голос кричат, что принятые ими законы — замечательные, а вот исполнители — сплошь недотепы. И вообще непонятно, с какой стати вообразили себя неприкосновенными, «элитой». Крайне неосмотрительно со стороны серой массы, гуляющей в законодательских чинах исключительно милостью кремлевского начальства. А почему бы не распустить по случаю принятия непродуманных законов именно Госдуму? Если закон о монетизации льгот вверг социальную сферу в хаос, то пусть и отвечает тот, кто его принимал.

Остается подобрать способ роспуска Думы. Самым оперативным является роспуск в случае отказа Думой правительству в доверии, о котором оно попросит по собственной инициативе. Кстати, и дата мероприятия фактически уже определена — «Единая Россия» дала кабинету Фрадкова двухмесяный срок на исправление ошибок. Стало быть, 9 апреля правительство, возмущенное несправедливыми нападками в свой адрес со стороны Слиски, Исаева и прочих депутатов-«единороссов», в соответствии с частью 4 статьи 117 Конституции ставит перед Госдумой вопрос о доверии себе. Думцам между тем конфиденциально разъясняют, что отставка правительства и так уже предрешена. Президент, — говорят им, — конечно, мог бы уволить правительство и собственной властью, но он хочет дать депутатам шанс поправить свою репутацию в глазах народа. Поэтому, прислушавшись к раздавшемуся из Кремля гласу народа, Госдума в доверии правительству отказывает. Теперь очередь за президентом. Согласно Конституции, он в течение семи дней обязан либо отправить правительство в отставку, либо распустить Госдуму и назначить новые выборы.

Помедлив ровно семь дней для нагнетания любопытства, президент неожиданно для всех не увольняет правительство, а распускает Думу. Картина. Но и это, как говорится, еще не все. Ничто ведь не мешает президенту распустить вслед за Думой и правительство, Конституция этого не запрещает. Что он и делает. Министры приобретают к своей должности приставку и.о., а обязанности премьера президент вполне может возложить на самого себя. Итак, минимум на четыре месяца (до созыва новой Думы) президент остается единственным и абсолютным самодержцем на всем вытоптанном конституционном поле — вытоптанном, заметьте, без каких-либо нарушений Конституции. И этими четырьмя месяцами можно с умом распорядиться, растянув их на неопределенный срок, и тоже строго в рамках Конституции.

Дело в том, что выборы в Думу должны пройти по новому закону. В них смогут принять участие только политические партии, относительно которых также принят недавно новый закон. Поэтому прежде чем выдвигать избирательные списки, партии должны пройти перерегистрацию в Министерстве юстиции. А Минюст возьмет, да и не зарегистрирует ни одной партии, не исключая даже «Единой России»! А суд подтвердит решение Минюста. Зная особенности национального правосудия, допустить подобное совсем нетрудно. Что же в итоге получается? Полноценного правительства нет, поскольку нет Думы, которая должна утвердить премьера, а последняя не может быть избрана по действующему закону в силу отсутствия субъектов пассивного избирательного права. Налицо один только президент, которому и карты в руки.

Возникшую конституционную коллизию нужно каким-то образом разрешать. Президент может обратиться за советом в Конституционный суд. А может и не обращаться, поскольку уже имеется постановление КС от 1 декабря 1999 г., пункт пятый которого гласит: «Президент Российской Федерации, как глава государства, несет ответственность за согласованное функционирование органов государственной власти. В силу своего конституционного статуса он обязан издавать обеспечивающие исполнение Конституции Российской Федерации и законов правовые акты во всех случаях, когда отсутствуют иные предназначенные для этого механизмы».

Иначе говоря, в предполагаемой ситуации президент обретает не только право, но и обязанность издавать указы, имеющие силу закона. Раз закон о выборах депутатов Думы не может быть применен, то вместо него пишется указ. Единственное условие: он не должен противоречить Конституции. И тут выясняется поразительная вещь: в Конституции не сказано ни слова о том, кем и как избирается Государственная дума! Ни малейшего намека на всеобщие, равные, прямые и тайные выборы. Они предусмотрены лишь для президента. О Думе же сказано только то, она «состоит из 450 депутатов», «избирается сроком на четыре года» и что «порядок выборов депутатов устанавливается федеральным законом». Ну а закон (указ) можно написать какой угодно. Например: «Депутаты Государственной думы в количестве 450 человек избираются на четыре года президентом РФ из числа граждан, достигших 21 года». Подобным же образом можно переписать еще целый ряд законов, касающихся устройства власти. И в один прекрасный день граждане проснутся в совершенно другом государстве, где изменилось все, кроме текста Конституции, гордо высящегося над окружающим разорением, как символ незыблемости законности и правопорядка.

Все вышеизложенное — не плод конспирологической фантазии. Известно, и это уже особо не скрывается, что все отдельные элементы данного сценария тщательно прорабатываются в кремлевских кабинетах. Может быть, они еще не сложились в единую мозаику, но непременно сложатся, если этому не помешать. А чтобы помешать, нужно твердо усвоить ту истину, что никакая Конституция сама по себе никакой законности не обеспечивает, никому ничего не гарантирует, никого ни от чего не защищает. Любая Конституция есть не более чем формально-юридическое закрепление реального соотношения общественных сил. И потому предотвратить возможный конституционный переворот можно, только изменив соотношение сил в пользу трудового народа.

Александр ФРОЛОВ.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList