Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

01.10.2006 17:57 | Совраска | Администратор

"МЕДВЕЖЬЕ" АУ ГОРЕМ ОТЗОВЕТСЯ

Как АУкнется, так и откликнется!

В полупустом зале заседаний Госдумы «Единая Россия», прибегая ко всевозможным уловкам, протащила во втором чтении вредоносный закон «Об автономных учреждениях». За него проголосовало 327 человек («единороссы» и жириновцы), против — 108 (КПРФ, «родинцы», несколько независимых депутатов).

Как удалось правящей фракции обеспечить «конституционное» голосование — секрет немногочисленной группы «единороссов». В ее составе были замечены Г.Гудков, В.Семаго, М.Бугера, глава Комитета по образованию и науке Н.Булаев, председатель Комитета по законодательству П.Крашенинников. Им было доверено «дежурство» по АУ, видимо, с учетом их способностей к скоростному бегу по рядам и нажатию кнопок «за себя и того медведя». Из правительственной ложи подзадоривал «спринтеров» заместитель Грефа А.Шаронов. Процесс вела вице-спикер Л.Слиска.

«Единороссы», готовясь АУкнуть, выставили возле Думы усиленные кордоны милиции. Это верный признак предстоящего продавливания антинародного закона. А потом, видя, что дискуссия по АУ будет непростым, «Единая Россия» прибегла к испытанному способу: нехорошие вопросы ставить в конец дня, когда Думу покидают телекамеры и парламентские корреспонденты. Тогда «медведям» проще расправляться с остатками социальных прав и свобод — ненавистным наследием власти Советов. Законопроект об автономных учреждениях — из этого ряда. К нему приступили в 16:46, за час до окончания пленарного заседания.

Но их расчет не оправдался. Коммунисты дали настоящий бой приватизаторам школ, больниц, музеев, дошкольных учреждений, клубов, библиотек. В авангарде сражения были Олег Смолин, Иван Мельников, Анатолий Локоть, Сергей Решульский, Михаил Заполев.

В ходе драматического обсуждения поправок О.Смолин еще раз раскрыл лукавство «единороссовских» положений о добровольности перехода бюджетных учреждений в автономные, о «прозрачности» процедуры, о наблюдательном совете и уже о «собственнике соответствующего учреждения», что имеет одно конкретное значение.

Кстати в нарушение закона о статусе депутата, Слиска с Крашенинниковым отказали М.Заполеву в информации об отзывах на законопроект, поступивших от субъектов РФ. Их более 40, сообщил Крашенинников. Но каковы они, положительные или отрицательные, так и не сказал. А по регламенту обязан был доложить, как оценили в регионах законодательную инициативу. Значит, было что утаивать?

А Гудков затребовал «пустить по сокращенному регламенту рассмотрение поправок». В этом случае «единороссам» не нужно было носиться от кнопки к кнопке. Им поправки не нужны и голосовать они не собирались. И.Мельников выразил протест против ускоренного режима, когда речь идет о судьбоносном для страны законе. Слиска же подыграла Гудкову.

О.Смолин, невзирая ни на что, вынес 22 поправки на отдельное обсуждение. Он, один из авторов добротного закона «Об образовании» и лидеров общественного движения «Образование для всех», занял непримиримую позицию по отношению к АУ, появление которых положит конец бесплатному образованию, лечению и доступности культуры в РФ. «Это хуже, чем монетизация, — неустанно повторял Смолин. — Закон об АУ коррупционно опасный, антидемократичный, он разрушит систему образования, науки, культуры, заменит бесплатное образование платным, отстранит ученые советы и творческие коллективы от участия в управлении научными учреждениями, ключевые вопросы будут решать чиновники с их назначенцами в наблюдательных советах из числа лиц, не несущих никакой ответственности за свои решения...»

Депутат предлагал переименовать закон в «государственные автономные или муниципальные автономные учреждения», закрепить субсидиарную ответственность учредителя, восстановить понятие «государственное имущество» и бюджетное финансирование, не допустить перехода в АУ учреждений дошкольного и общего образования, придерживаться норм действующего Гражданского кодекса, запретить приватизацию АУ, отложить введение в действие закона до принятия минимальных социальных стандартов, «чтобы предотвратить обвальное сокращение социальных благ». Особое возмущение вызвала у него норма с политическим подтекстом. «В законопроекте написано, что решение о создании автономного учреждения федерального имущества будет приниматься правительством, если иное не установлено актом президента. Так, представим себе, что президент решил поручить создание федеральных АУ, например, губернатору Чукотки... «Для чего такая лакуна в законе, коллеги? — негодовал Смолин. — Надо немедленно исключить слова о том, что президент может установить другой порядок образования АУ». Но Крашенинников оставил «лакуну», сказав, что все написано как надо, «иерархия устанавливается четко».

— Вы ликвидируете конституционные права граждан, — настаивал коммунист И.Мельников. — Закон приведет к скачкообразному росту коррупции в области образования, поскольку чиновники будут решать, превращать госучреждения в автономные или нет, а имущество их считать особо ценным или нет.

А.Локоть предложил дополнить текст закона об АУ ссылкой на конституцию, согласно которой РФ — социальное государство — обеспечивает бесплатное образование, лечение и другие социальные права своим гражданам. «Это слишком громоздко», — поморщился Крашенинников. И уже на десятой поправке не напрягался более в поисках контраргументов, отделываясь междометием «а-а-а...» или делая вид, что «не очень понял, в чем вопрос». Его не отрезвили даже слова Мельникова об исторической ответственности за разрушение отечественной социальной сферы. Крашенинников не верит, что для него, обладателя партбилетов всех правящих партий — «Выбор России», СПС, «Единая Россия» — может наступить момент ответственности.

А Смолин и Мельников продолжали озвучивать новые поправки. «Единороссы» раздражались: заседание чересчур затягивалось. Не выдержали нервы у Семаго. «Мы время теряем...» — заерзал он в кресле, которое недавно получил от «единороссов». Но тут же прозвучал ответ Смолина, короткий и резкий, как удар хлыста: «Желающие могут идти домой, если их не волнует судьба нашего образования, науки и культуры». Семаго сел.

Голосование по поправкам приносило один и тот же результат: 80—85 голосов «за». «Единая Россия» злилась на упорство левых. Приближалась процедура голосования. На часах — 18:14. В зале осталось считаное число «единороссов». Слиска уже мысленно прикидывала, сколько нужно времени, чтобы «свои» оббежали не менее 300 кнопок: в ускоренном режиме с такой задачей не справиться. Первая (№1) вице-спикерша без всякого зазрения совести меняет ускоренный вариант голосования на замедленный. «Цинизм крепчает», — раздалось из зала. «Единая Россия», приняв высокий старт, кидается к кнопкам... Табло высвечивает требуемое число «за». Успели... Второе чтение пройдено. Слиска и компания довольны.

Так «партия власти» совершила очередное «грехопадение». Монетизация, автономизация, капитализация — приоритеты «Единой России». Несомненно, они ей АУкнутся на парламентских выборах. Но за что будет страдать общество, расхлебывая последствия «единороссовского» законотворчества? АУ — это не только коммерциализация образования, культуры, медицины. Это уход государства от своей важнейшей обязанности по воспитанию подрастающего поколения.

В октябре закон об АУ, после формального третьего чтения, отправится в Совет Федерации, а потом его подмахнет президент. АУ вступят в силу, и наша, уже и без того оскопленная социалка, рухнет в пропасть.

Как же был прав Маяковский, сказав: «Капитал его препохабие». А те, чьими руками он насаждается, хуже стократ.

Галина ПЛАТОВА


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList