Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

03.10.2007 18:15 | Совраска | Администратор

«СХВАТКА БУДЕТ ОСТРЕЙШАЯ»

Год назад первый секретарь Сахалинского обкома КПРФ Светлана Васильевна ИВАНОВА стала депутатом Госдумы, войдя в состав фракции коммунистов. Она одержала победу над «единороссом» А.Густо на выборах 8 октября 2006 г. по одномандатному округу №160 Сахалинской области. Ивановой и её парторганизации предстояло всего за несколько месяцев показать своим избирателям, как они могут работать, оправдывая высокое доверие народа. И многое им удалось. Включившись в предвыборную гонку в Госдуму пятого созыва коммунисты-дальневосточники претендуют на победу. С. Иванова полна уверенности и решимости. «У нас солидный багаж реальных дел по исполнению наказов людей, нас поддержавших, — отвечает Светлана Васильевна. И добавляет: — Но схватка будет острейшая».

В эксклюзивном интервью, которое Иванова дала нашей газете перед отлётом на Сахалин, — подробности её размышлений, планов, надежд, забот.

— Светлана Васильевна, вы излучаете деловитую уверенность. Откуда такой настрой?

— У нас, сахалинских коммунистов, — тесная связь с народом. Мы опираемся на его поддержку. Потому что мы — не наблюдатели, а участники всех жизненных процессов, всех проблем, переживаемых простым человеком. В отличие от партий власти, КПРФ не устраивает предвыборных спектаклей о неожиданно пробудившейся любви к людям. Мы всегда с нашими избирателями, откликаемся на их зов, помогаем им.

— Вы — около года, как депутат Госдумы. Времени на исполнение наказов сахалинцев было не много. Что удалось?

— Я без раскачки взялась за работу. Помог десятилетний опыт работы в Сахалинской областной думе, куда меня неоднократно избирали мои земляки. Рядом всегда были коммунисты области. Это и позволило мне всего за год принести определённую пользу сахалинцам и нашему острову в целом.

— В чём эта польза?

— Во-первых, ко мне обратилось огромное количество избирателей. С первой поездки на север Сахалина привезла порядка 600 жалоб и обращений. Я побывала на родине Ивана Андреевича Ждакаева, нашего соратника по партии, депутата Госдумы, безвременно ушедшего из жизни. Это — Смирныховский район, пос. Первомайск, там живёт мама Ждакаева. Проехала такие районы, как Ноглицкий, Охинский. Увидела, какие горы проблем там накопились. Люди, измотанные хождением по разным чиновничьим инстанциям в поисках участия и справедливости, пошли к депутату-коммунисту как за истиной в последнюю инстанцию. Ни от одного из них я не отмахнулась, понимая, что не от хорошей жизни люди обращались и что я не имею права обмануть их надежды. Люди жаловались, что сколько куда ни обращались, никаких ответов не получали. Областные коммунисты, мои помощники, как и я, решили каждое обращение рассмотреть самым тщательным образом.

— О чём просили граждане?

— Поскольку в стране социальная сфера в загоне, то и просьбы в основном касались социальных проблем: жильё, трудоустройство, учёба, ремонт. Поднимались и более серьёзные проблемы. От меня сразу же пошли запросы в различные органы власти. Пришлось входить в контакт с Генеральной прокуратурой, МВД, другими министерствами и ведомствами. Сахалинцы начали получать ответы и поняли, что избранный ими депутат не отворачивается от их нужд.

Так я узнала, что нашим пенсионерам много лет не выплачивались деньги на оплату проезда к месту отдыха и обратно. Хотя закон о северах, дающий это право, никто не отменял. Однако социальные службы стали вдруг ссылаться на некий подзаконный акт, в котором указывалось, что оплата полагается только имеющим санаторно-курортные путёвки. Люди шли в суды, выигрывали, но даже решение суда не помогало. Пенсионерам отказывали в выплате проездных. Так продолжалось более 10 лет. Я изучила проблему. Оказалось, что ущемлены материальные интересы свыше 3 тысяч человек. Цена вопроса — 28,5 млн руб. Это полномочия федерального центра, которые не исполнялись на Сахалине. По идее областная власть должна была бы выплатить пенсионерам эти деньги и обратиться к казне РФ с ходатайством о возврате суммы в сахалинский бюджет. Но местные чиновники этого не делали, вынудив инвалидов, пожилых граждан ходить многие годы по разным инстанциям и добиваться своей правоты. Над людьми откровенно издевались.

Я твёрдо решила положить конец этому безобразию. Направила свои запросы в 11 инстанций — президенту, в правительство, в Генпрокуратуру, главному судебному приставу Винниченко, полномочному представителю президента по Дальневосточному федеральному округу. Подняла вопрос в бюджетном комитете Госдумы. Наконец, в бюджете на 2008 год нужные средства заложены. Сахалин их получит, и всем пенсионерам будет выплачен десятилетний долг.

Другая застарелая проблема, за которую взялись мы, коммунисты области, пользуясь моими возможностями депутата Госдумы, — это затопленные в Охотском море радиоизотопные термоэлектрические генераторы — РИТЕГи.

Своего рода мини атомные станции, работающие на стронции-90. Они обеспечивают маяки светом и теплом. Два таких РИТЕГа были сброшены в море один 10, другой — 18 лет назад с вертолётов по аварийной ситуации. И все эти годы, сколько люди ни бились, опасные установки, где протекает атомная реакция, оставались на дне. Поиски периодически проводились, но скорее это были формальные акции. Всё заканчивалось безрезультатно. Угроза радиоактивного заражения биоресурсов, которыми питаются сахалинцы, была очевидной. Напряжение в обществе росло вместе с увеличением онкологических заболеваний на острове. Сахалин сейчас в пятёрке самых проблемных территорий по онкозаболеваемости. У нас уже не успевают открывать специальные клиники и закупать спецоборудование. Смертность перекрыла все критические пределы. Люди перестали понимать, в какой стране они живут, почему наверху так много говорят об экологии, а на реальную опасность для целого острова никто не обращает внимания.

Мой приход в Госдуму позволил нам, областным коммунистам, мне лично, так ударить в колокола, что, наконец, проблема сдвинулась с мёртвой точки. Я направила более 100 писем в разные инстанции. Прямые вопросы задавала экс-министру обороны С.Иванову, бывшему полпреду президента в Дальневосточном округе К.Пуликовскому, когда они приходили на заседания Госдумы. Деваться им было некуда, пришлось давать прямые ответы. В итоге в этом году была организована компетентная поисковая экспедиция, которая нашла один из РИТЕГов. Его подняли и отправили на завод. Второй — продолжают искать. Но сколько же лет всё это длилось! И только силами нашей парторганизации, которая меня делегировала, а сахалинцы избрали в Госдуму, удалось достичь положительного результата. В наших делах, а в одном интервью обо всех их не расскажешь, и заключается наш предвыборный багаж, с которым мы идём к своим избирателям накануне выборов в Госдуму пятого созыва.

— Особенность вашей пропаганды — дела вместо лозунгов?

— Да, наша пропаганда — это участие в делах. В будничных, не парадных, не шумных. Голые лозунги никому ничего не дают. Нам, сахалинским коммунистам, есть чем отчитаться перед людьми. Менее чем за год поднят огромный пласт наболевших проблем. Народ это видит и способен понять, кто чего стоит, кто не безразличен к его судьбе.

— Но вас, как депутата, заботит не только социальная обстановка на Сахалине?

Мне и моим товарищам по партии удалось отстоять интересы жителей и соседних регионов, схватив, можно сказать, за руку законотворцев из «Единой России». Давно обсуждается идея недавно ещё грефовского ведомства о новой методике районирования северных и дальневосточных территорий. Смысл её — вывести из числа северных и проблемных территорий ряд регионов, чтобы сократить выделение бюджетных средств на выплату северных надбавок и коэффициентов. Банально меркантильный подход со стороны исполнительной власти к нашим землям и своему народу. Конечно, мы все, дальневосточники, против такой методики.

И вот неожиданно узнаю, что группа «единороссов», в их числе — Пехтин, Чилингаров, Пивненко, которые нередко представляют себя защитниками северян, — тайно, молча, скрытно инициировали законопроект о «новом» районировании. Внесли его, минуя Госдуму, сразу на экспертизу в правительство. Как я успела выяснить, в Госдуме имеет место практика, когда скандальные, а это, как правило, антисоциальные законы проводятся втихую. А когда они всплывают на свет, уже поздно бить по хвостам. На такие проекты надо реагировать на стадии внесения. В данной ситуации мы, коммунисты, как только узнали о задумке «единороссов», так и забили тревогу.

В своём законопроекте единопартийные авторы хотели ввести такую «методику» районирования, согласно которой многие северные территории превращаются, можно сказать, в южные. Под этот секвестр подпадали, например, наши Курилы. Это означает отмену надбавок, коэффициентов, социальных льгот людям, проживающим на островах в очень суровых климатических условиях.

Что такое оставить Курилы сегодня в таком качестве? Это фактически их сдать Японии, которая давно на них претендует. И мы видим, как не прямым текстом, а через хитрый закон, создаются условия для выдавливания наших граждан с Курил. Для кого их освобождают? Для японцев? И я, и мои коммунисты-дальневосточники не могут себе даже представить подобного поворота событий. Мы начали действовать решительно, сработали на опережение.

Я выступила по этому вопросу на дальневосточном совете в Хабаровске. Там были все дальневосточные губернаторы, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации. Моё выступление было вне протокола. Подала записку: прошу слова, и я вышла к трибуне, рассказала про законодательную инициативу «единороссов». Спрашиваю: как это можно понимать? Мы же договорились на предыдущем совещании в Якутии о позитивной стратегии в отношении северов и Дальнего Востока, мы договаривались поднимать планку жизненного уровня в наших регионах, а тут некая сила санкционирует законопроект, который ещё больше ухудшит жизнь граждан, да ещё ставит под угрозу целостность российской территории?

Тут встрепенулись и губернаторы, и региональные депутатские собрания. «Единороссы» вынуждены были созвать парламентские слушания в Госдуме по районированию. А самое интересное было: «единороссы» открещивались и отнекивались от этого законопроекта, как могли. Северяне и дальневосточники, их на слушаниях было 150 человек, в один голос заявили своё твёрдое нет новой идее районирования. Инициаторам, конечно, досталось. Эмоционально выступила и я. Моё выступление было показано по телевидению.

Законопроект нашими общими усилиями похоронили. Но, подозреваю, что не навсегда. Нынешняя исполнительная власть постоянно покушается на наши северные льготы, оставшиеся с советского времени. Не исключаю, что такой законопроект может всплыть в следующем созыве Госдумы. Об этом я собираюсь говорить моим избирателям и в Магаданской области, и на Камчатке, и на Курилах, и на Сахалине.

— А какие аргументы в свою пользу может сейчас представить власть и её партии «Единая Россия», «Справедливая Россия» дальневосточникам? У них, не то что у коммунистов, возможностей куда больше, в их руках и административный, и финансовый ресурсы.

— На сегодня у них нет никаких положительных аргументов. Разве что у нас на Сахалине сменили губернатора. Вместо Малахова назначен Хорошавин. О его делах и помыслах пока никому ничего не известно. Но целых 4 года область возглавлял член «Единой России» Малахов. Он проводил линию своей партии, в результате жизнь в регионе значительно ухудшилась. Почему его партия раньше не приструнила, ждала, пока президент снимет, — непонятно. Да и отставка Малахова, на мой взгляд, произошла не столько за провальное губернаторство, сколько за победу коммунистов на выборах год назад. Тогда проводились не только довыборы в Госдуму, где я обошла «единоросса», но и выборы в органы местного самоуправления. Везде победу одержали коммунисты. Естественно, центр не мог простить губернатору такое упущение. А у нас, коммунистов, как у жителей области, — другие претензии к Малахову. Обком КПРФ давно принял решение с требованием о его отставке, дал резко негативную оценку деятельности данного губернатора. На его совести — безграмотный подбор кадров, связь с криминалом, выдавливание малого бизнеса, разворовывание областного бюджета, давление на профессионалов по политическим мотивам, рост тарифов ЖКХ, утрата экономической самостоятельности острова. На пятерых человек из окружения Малахова заведены уголовные дела! Ну, какие ещё нужны аргументы?

Думаю, что люди, которые пойдут на выборы в декабре, будут брать во внимание не последний промежуток времени, а весь четырёхлетний период, и судить о власти по делам Малахова и его компании. Не последнюю роль играет также сравнительный анализ жизни островитян прежде и теперь.

— «Прежде» — вы имеете в виду при Советской власти?

— Да, люди постоянно анализируют и сравнивают государственную политику по отношению к Дальнему Востоку при социализме и нынешнюю — при капитализме. Всё — не в пользу последнего. В советское время были приняты две программы развития нашего региона. Первая из них была подписана ещё Сталиным, о чём сегодня стараются нигде не упоминать. Вторая принималась позже. Программы выполнялись на 96—98%.

В Приморье на наши острова привлекались люди, строились жильё, заводы, фабрики, развивалось сельское хозяйство. Государство было заинтересовано в освоении и заселении дальневосточных территорий. Для этого создавались необходимые условия. Люди приезжали и по призыву комсомольскому, и по зову души. Их труд высоко ценился. Они не только хорошо зарабатывали, но и получали государственные награды — ордена, звания. Им гарантировались высокие пенсии, обеспеченная старость. Люди были застрахованы государством от бед. Поэтому, несмотря на суровые природные условия в этих краях, народ оседал, обзаводился семьями, рождались дети — сахалинцы.

Я — из их числа. Коренная сахалинка. Мой отец освобождал Дальний Восток от японской оккупации. Сегодня, к сожалению, редко вспоминают, что Вторая мировая война закончилась 3 сентября, освобождением Дальнего Востока. Но для моих земляков это священная дата. Мы её чтим, празднуем. К сожалению, эта дата не является красным днём календаря. Хотя жители Сахалина и депутаты областной Думы поднимали не раз этот вопрос, но власть не услышала нас.

Мама у меня — с Алтая. Откликнулась на комсомольский призыв. На Сахалине встретились с отцом, создали семью. Мы всегда гордились своим краем, никогда даже не возникало разговоров о переезде на Большую землю.

С так называемой перестройкой всё резко изменилось. Жизнь стала невыносимой. Начался отток людей. И это понятно: за все, считай, 20 лет была принята одна-единственная программа по Дальнему Востоку, да и та выполняется всего на 10%. Это ничто. Это пародия на программу. Территория требует серьёзных инвестиций и в инфраструктуру, и в производство, и в социальные направления. А 10 процентами даже дыры не залатаешь.

— Но ведь на Сахалине осуществляются проекты Сахалин-1 и Сахалин-2 согласно закону о разделе продукции (СРП). Они должны были принести солидный доход в сахалинский бюджет?

— Всё, что получил Сахалин от деятельности иностранных компаний по этим проектам, — так это полное разрушение их большегрузной техникой старых дорог. Областной бюджет не получает ни копейки, тогда как иностранцы выкачивают из наших недр миллионы тонн нефти и кубов газа, получая баснословные прибыли. Компании вывозят наши энергоресурсы за бугор сырцом и на наших месторождениях ведут себя как хозяева, не считая нужным вложить хоть небольшие средства в создание элементарных удобств для острова. И поведению их не стоит удивляться. Это — результат раболепной политики по отношению к этим компаниям со стороны наших властей.

Выразилась она прежде всего в том, что компании эти освобождены от всех налогов на всё время прохождения проектов. Такое решение приняла Сахалинская областная дума в 1997 году усилиями депутатов от партий власти. Ряд из этих депутатов сегодня плавно перетёк кто в «Единую Россию», кто в «Справедливую...». Я в той Думе была единственным депутатом-коммунистом. Я и ещё двое независимых депутатов голосовали тогда против этого закона. Остальные, представлявшие буржуазные партии, дружно проголосовали «за», одним махом подарив иностранцам 20 областных бюджетов. Меня, доказывавшую пагубность такого решения, обвинили в непонимании новой экономики. А сегодня подтвердилась правота моя и моих товарищей по партии. Мы выступали за то, чтобы иностранные компании чувствовали себя на Сахалине не хозяевами, а гостями. Но представители от партий власти сделали так, что хозяевами чувствуют себя иностранцы, а мы, сахалинцы, — непонятно, в каком качестве находимся, некие аборигены. Это в других странах территории, где реализуются подобные проекты, процветают. А у нас только углубляется упадок. Позже областные депутаты хотели было своё решение отменить, но ничего у них не вышло.

А иностранцы окопались на нашей земле основательно. Я бывала в тех местах у нефтяников. Для своих работников компании создали комфортные условия. Построили свои посёлки, огородили их. Там протекает совершенно другая жизнь. А за забором — наши люди живут, не имея и близко того, что их коллеги с зарубежными паспортами. Даже труд оплачивается по-разному. Иностранные рабочие получают значительно выше зарплату, чем наши, за одну и ту же работу. Такая вот градация. Сахалинцы, как рабы, у них совершенно другие условия жизни, они социально не защищены, а остров превратился в сырьевой придаток. Вот плоды рыночно-либеральной экономики, которую так яростно насаждает нам нынешняя власть.

— Возможно, новый премьер не случайно на первом же заседании правительства вспомнил про Сахалин, отправив туда чиновника. Или хотел задобрить сахалинцев перед выборами?

— Не исключаю и таких замыслов. Но дело там не только в деньгах, которые обязан выделить федеральный центр. Случившееся 2 августа страшное землетрясение в 7 баллов ещё раз напомнило властям и тем, кто вынашивает планы нового районирования, что жизнь у нас, дальневосточников, не простая. Мы живём не только в суровом климате, но и подвергаемся опасности природных стихий. В результате землетрясения суша поднялась на 1,5 метра, море отступило на 10 метров. И даже тюлени, символ Невельска, которые приходили к этим берегам, теперь ушли.

Больших жертв удалось избежать потому, что тряхнуло днём. Но и так ущерб огромен: 158 жилых домов непригодны для проживания, без крыши над головой осталось около 8 тыс. человек. Требуется строительство 140 тыс. квадратных метров жилья.

К тому же пострадал не только Невельск, но и Горнозаводск Невельского района. Я, когда об этом узнала, срочно туда поехала. И увидела страшную картину: люди оказались в западне — без связи, без света, тепла, без палаток. На улице ночевали и старики, и дети. Дорога, подъезд к Горнозаводску, закрыта из-за аварийного состояния. Настоящая ловушка, блокада, и проблем — немерено. И внимания на них — никакого. На следующий же день привезла туда представителей власти. Собрался митинг прямо на улице, были заданы напрямую вопросы губернатору, мэру. После этого обследовали дома, какие ремонтировать, а какие — сносить. Людям выдали материальную помощь. Пошли подвижки. Заговорили о районе Невельском, а не только о Невельске. Принято было решение о комплексном оказании помощи всей территории, пострадавшей от землетрясения. Но тут встала новая проблема — тарифы на перевозку быстро возводимых сейсмоустойчивых домиков. Их обещает изготовить Хабаровский завод промышленного и гражданского строительства в кратчайшие сроки. Но оттуда домики надо доставить на Сахалин. Подсчитали и выяснили, что перевозка по действующим транспортным тарифам удваивает стоимость жилья. Я отправилась на переговоры по правительственным ведомствам. На днях состоялся положительный разговор с президентом РАО РЖД Якуниным. Он решил за счёт какого-то благотворительного фонда снизить стоимость перевозки на 50%. Осталось ждать. Но зима между тем на носу. Люди — кто в дачном домике, кто в гараже, кто в палатке.

Удалось в срок отремонтировать школу. Наша парторганизация держала это на контроле. 1 сентября мы приехали в Невельск с подарками, привезли детям письменные принадлежности. Средства на них перечислил Центральный комитет КПРФ. Геннадий Андреевич Зюганов тотчас отреагировал на наше обращение, все мы откликнулись на беду сахалинцев.

Мы, коммунисты, занимаемся всеми направлениями, касающимися жизни людей. Идём к шахтёрам, к нефтяникам на буровые, к рабочим — туда, где у людей проблемы, где никого нет, кроме нас. Случись беда, — власть далеко, а мы — близко. Мы едем навстречу человеку, понимая, что, может, нам и не под силу всё решить, но мы подтолкнём, дадим ход делу, мы — участники процесса.

Сегодня такое время, когда своими делами надо доказывать людям, чего мы стоим как политики. У нас, конечно, ограниченные возможности, не то что у власти, но чем располагаем, всё работает на людей. Мой депутатский год был полностью отдан сахалинцам. Они убедились, что мандат депутата Госдумы, отданный ими коммунистам, работал на них. Надеюсь, что на парламентских выборах у нас хорошие шансы получить поддержку наших избирателей.

— Всё же наивно рассчитывать, что власть и её партии будут сидеть сложа руки. Они наверняка расставят свои ловушки.

— Они уже действуют. Партия власти строит свою антикоммунистическую пропаганду через клевету на лидера нашей партии Г.Зюганова. Появилась масса негативных материалов о нём. Подключают к этой чернухе бывших коммунистов. Госпожа Горячева, войдя в ряды «Справедливой России», стала утверждаться в новой партии путём распространения грязных измышлений в адрес Зюганова. Мы хорошо понимаем, для чего это делается. Принижая роль руководителя КПРФ, бросают тень на всю партию, сеют недоверие к коммунистам. Очерняя нашего лидера, фактически очерняют нас. Мы, коммунисты-дальневосточники, не позволим этого делать. Нами подготовлен очень серьёзный контрматериал. Он появится в спецвыпуске нашей газеты. Наш лидер — это наш авторитет, мы его защитим. Разоблачили клеветников, поможем людям разобраться в тех, кто занимается очернительством. Пойдём в суды и будем добиваться объективного решения.

Мы понимаем, в каких условиях находимся. И всё же считаю, что у нас есть основательная поддержка людей. Мои поездки на Камчатку, в Магадан, встречи с людьми, со своими товарищами по партии говорят о том, что у нас есть потенциал, есть возможность победить. Надо обязятельно растолковать людям новый избирательный закон, чтобы их не запутали нечистоплотные политтехнологи.

— Но сейчас говорят, что побеждает тот, кто считает голоса.

— Мы постараемся защитить свой результат. Каждый избирательный участок обеспечим наблюдателями, и всю эту кампанию будем контролировать очень серьёзно, чтобы нам не смогли внести незаконные коррективы. Очень надеюсь на победу.

Беседовала

Галина ПЛАТОВА


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList