Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

11.06.2003 10:08 | Правда | Администратор

Николай ХАРИТОНОВ: ТЕНЬ ИЗ ОВРАГА

Как сообщают официальные представители Аграрной партии России, на столь жесткий шаг пленум пошел в связи с тем, что эти известные деятели аграрного движения потеряли связь с партией и противятся тому, чтобы АПР пошла на думские выборы этого года самостоятельно.

Про интригу в руководстве АПР «Листок» писал неоднократно. Можно сказать, что основные противоречия развернулись вокруг видения места партии в предстоящей предвыборной кампании. Сторонники Николая Харитонова считают, что Аграрной партии необходимо блокироваться с НПСР, Алексей Гордеев намеревался под знаменем АПР провести в Думу созданное им в прошлом году Российское аграрное движение. РАД тяготеет к центристам, и недавно стало известно, что движение пойдет на выборы вместе с «Единой Россией».

Михаил Лапшин намерен повести АПР на выборы как самостоятельную партию. Он активно борется со своими оппонентами, призывает президента «выпороть врунишек из Минсельхозпрода», подразумевая при этом А.Гордеева. Он унижает лидеров Коммунистической партии и НПСР, обвиняя «левых» в том, что они ничего не сделали для развития сельского хозяйства.

Жителям республики хорошо известна точка зрения Михаила Лапшина. Государственные средства массовой информации часто предоставляют ему трибуну для обличения оппонентов по партии. Правительственные чиновники тоже иной раз пишут партийные статьи, надо полагать, в свободное от исполнения государственных обязанностей время.

Мы посчитали разумным в данной ситуации дать слово другой стороне внутрипартийного конфликта. В этой связи наш корреспондент Дмитрий Кобзев обратился к депутату Государственной думы Николаю Харитонову, который любезно согласился ответить на наши вопросы.

— Николай Михаилович, как вы думаете, чем вызвано столь жесткое решение центрального пленума АПР?

— Да, решение действительно неординарное. Где вы еще сталкивались с ситуацией, когда действующего председателя Агропромсоюза, каковым являюсь я, руководителя депутатского объединения, фактически исключали из партии? Но это возможно в той ситуации, которая сложилась в АПР под руководством Михаила Ивановича Лапшина.

Казалось бы, в таком возрасте человеку должна быть присуща мудрость, стремление найти компромисс. Но им руководят другие соображения, которые он умело прячет, скрывает. Я прямо вам скажу: он не тот, за кого себя выдает крестьянам, далеко не тот. Это конъюнктурный и трусливый человек.

Плюс ко всему Лапшин панически боится сильных, независимых фигур. У него задача — быть всегда и везде только первым.

— То есть конфликт в АПР носит характер противоречий по поводу вопроса о лидерстве? Может, вы на него обижены за то, что не вы руководите партией?

— Нет, я так сказать не могу. И наши противоречия заключаются даже не в том, что мы по-разному представляем пути развития агропромышленного комплекса в стране... Михаил Иванович, как я уже говорил, просто конъюнктурный человек. Мы с ним давно по идейным мотивам разошлись. Я наблюдаю М.Лапшина с 1990 года, когда он был еще народным депутатом РСФРС. Для меня его личность становится все понятней и понятней. Это хитроватый, плутоватый такой человек. Без конъюнктурных соображений он ничего не делает.

Если говорить о рождении партии, то рождение партии в 1993 году произошло на плечах ЦК профсоюзов агропромышленного комплекса и Агропромышленного союза. Тогда еще Михайлов Александр Дмитриевич возглавлял Союз колхозов. Мы долго обсуждали, как быть с руководителем, кого избрать. Предлагалась кандидатура Василия Стародубцева, но он отказался. В результате сошлись во мнении, что Лапшину ближе приезжать из Ступино сюда, в Москву, так что по этим мотивам остановили свой выбор на нем. Вот так почти случайно Михаил Иванович Лапшин оказался во главе партии. А на самом деле у истоков партии стояли я и мои единомышленники. У него партбилет за номером один, у меня — шесть. Ближе я не стал из такта брать.

В 1993 году КПРФ была под запретом, народ обратил взоры на Аграрную партию. 7,8% мы набрали на выборах как партия, к нам присоединились еще и одномандатники. В результате нас оказалось 55 депутатов.

Потом, кстати, М.Лапшин стал хворать. Не каждому крестьянину удастся за 49 тысяч долларов провести шунтирование сердца в Соединенных Штатах Америки. Лапшину это удалось. По протекции Ивана Рыбкина тогдашний председатель правительства Виктор Черномырдин организовал для М.Лапшина такую сумму. Видимо, за заслуги перед Отечеством. Не каждый крестьянин может позволить себе такое.

В результате практически вся работа фракции была на моих плечах. Михаил Иванович же никогда не делал жестких, резких и вместе с тем справедливых заявлений. Всегда выступал я, и вы это видели. Можете поднять стенограммы выступлений, и вы убедитесь, что Харитонов не врет.

— Как же произошло, что, имея такую сильную фракцию в Госдуме первого созыва, партия не победила на выборах 1995 года?

— На самом деле несколько человек по одномандатным округам прошли. А то, что проиграла в целом партия, — «заслуга» М.Лапшина. Нужно сказать, что любая партия в России ассоциируется со своим вождем. А этот вождь такой крутлявый-вертлявый оказался. Люди это увидели.

Например, за Аграрную партию даже в родном подмосковном хозяйстве М.Лапшина, в родной деревне не голосовали. В Московской области, где он работал директором совхоза, за АПР проголосовал всего 1% избирателей. В то же время мы в Новосибирской области, где я руковожу партийной организацией, перешагиваем 5-процентный барьер.

— Тем не менее Михаилу Лапшину удалось пройти в Думу в 1999 году, более того, несколько людей он провел по списку «Отечества».

— Да, но ценой этому стал окончательный раскол в партии. В 1999 году именно мы настаивали, чтобы Аграрная партия самостоятельно шла на выборы, а Кулик (вице премьер), Семенов (бывший министр), прочее окружение Лапшина утащили партию в ОВРАГ. Хотя я тогда с жаром доказывал, что никаких дивидендов партия от этого не получит. Ведь я активно участвую в политической жизни, постоянно баллотируюсь, знаю ситуацию по стране.

Мы Лапшина, кстати, в НПСР тогда ждали, ждали практически два часа. А они в это время в Колонном зале под политический вальс Мендельсона пытались с «Отечеством» сойтись в законном браке.

В конце концов 22 парторганизации АПР пошли на выборы под флагом КПРФ в блоке «За Победу!». 17 одномандатников прошли вместе со мной. М.Лапшин прошел по одномандатному округу в Горном Алтае, Кулик, Семенов, Гуков, Чуприна — по спискам. Обосновались они в «Единой России» и «Отечестве».

Сразу после выборов 1999 года, кстати, мы собирались, группировались. По регламенту нужно 35 депутатов для того, чтобы зарегистрировать депутатскую группу. Было первое собрание. Пришли Лапшин, Кулик, Семенов, Гуков, Чуприна, коммунисты тоже нам добавили депутатов. На этом собрании нам пытались навязать фигуру Лапшина как руководителя. Двадцать девять или тридцать человек проголосовали за меня. Они тогда встали и убежали назад в ОВРАГ.

Надо отдать должное, именно при поддержке КПРФ в этом созыве Государственной думы имеется крестьянский плацдарм, не в составе КПРФ, а на профессиональной основе.

За два года, что Лапшин просидел в Думе, он практически утонул. К нему интереса ни средства массовой информации, ни телевидение не проявляли, почти нигде он не выступил. Видя, что рейтинг Зубакина в Горном Алтае падает, он стал подумывать о должности председателя республиканского правительства. Раз он утонул на федеральном уровне, то пытается всплыть в Горном Алтае. Удается...

Ни для кого не секрет, что Кремль сейчас активно вмешивается в предстоящие выборы. Дана команда из Кремля Российскому аграрному движению во главе с Гордеевым в «Единую Россию» уйти, Лапшину 2—3—4% оторвать у коммунистов и идти для этого самостоятельно на выборы. Именно поэтому союзники Лапшина пытаются меня сегодня беспощадно скомпрометировать. На самом деле это признаки маразма, политической агонии.

— Кстати, а что там была за история с защитой Коммунистической партии?

— Не так давно руководитель вашей республики опубликовал в «Комсомолке» материал, о том, что это именно Лапшин, мол, спас Коммунистическую партию от запрета. Зюганов и Купцов, по мнению Лапшина, никакого отношения к этому не имеют. Это совершенная неправда. Мне ведь тоже довелось принять участие в тех событиях. Я участник, свидетель. Тогда двадцать депутатов подписались в поддержку КПСС, мы требовали, чтобы решение о ее запрете принято не было. Геннадий Зюганов тогда просто не мог подписать именно это обращение, потому что не был народным депутатом. В связи с этим обстоятельством, которое Лапшину хорошо известно, лишний раз тень наводить на плетень ни к чему.

На самом деле мои разночтения с Лапшиным окончательно оформились, когда он просто-напросто в 1999 году предал Народно-патриотический союз. Сейчас он тоже действует в интересах некой кучки людей, но не в интересах крестьян. Сегодня «Единая Россия», «Отечество — Вся Россия», одним словом, центристы, практически контролируют 260 голосов в Думе. Ближайший заместитель М.Лапшина по партии — Чупрына Николай Нестерович в «Единой России» находится. Гуков Виталий, один из руководителей Центрального совета — в «Единой России». Не так, как Харитонов, самостоятельно работающий в Думе. Но их из партии не выводят и не осуждают решениями Центрального совета АПР. Кулик, Семенов — ближайшие замы и помы — могли бы инициировать решение в Госдуме любого аграрного вопроса. Однако этого они не делают. Да и сам Лапшин два года отсидел в думском кресле в блоке с центристами.

Он уже дважды проигрывает выборы Аграрной партии и собирается сделать это в третий раз. А я в это время, повторюсь, ни разу еще не проиграл.

Я вам вот что еще скажу. Лапшин Михаил Иванович мог бы кого-нибудь поучать, если был бы губернатором Красноярского края, Алтайского края, Новосибирской области, Краснодарского края. А он победил в регионе, где всего 132 тысячи избирателей. У меня на округе в Новосибирской области — 500 тысяч избирателей, 22 района и три города областного подчинения. Вот в соответствии с его политическим весом судьба его и наградила Горным Алтаем. Хоть на деревне, но первый парень.

Всем известно в России, что Горный Алтай — абсолютно дотационный регион. 99,9%. Поэтому любой шаг, любой чих, даже покупка одного трактора расценивается как страшный подвиг Лапшина. А на самом деле чего-то великого в республике не произошло до сих пор: как она была абсолютно дотационной, так и осталась. Хотя земля ваша, надо признать, располагает уникальными возможностями. Восхитительный край!

— Возвращаясь к решению пленума о рекомендации к съезду АПР исключить вас из рядов партии, скажите, какой вы видите дальнейшую судьбу АПР?

— Нужно сказать, что я не против партии. Я против Лапшина во главе Аграрной партии. Он ведь находился в «Отечестве», в проправительственной фракции. Именно оттуда вышли все законы, которые разрушают жизнь на селе. Начиная с Трудового кодекса, Земельного кодекса, законов о жилищно-коммунальном хозяйстве, энергетике. Чего только стоит продавленный ими закон об обороте пахотных земель! Эти фракции, и Лапшин вместе с ними, обслуживают блок крупной буржуазии. Он сам с ними сотрудничал, сегодня там все его замы сидят. И при этом говорят о самостоятельной победе. Ну, это же абсурд!

Более того, во все территориальные партийные организации почта приходит в конвертах ОВР. Над нами в Новосибирске почтальоны смеются. Партия порой не виновата, что ее возглавляет не тот человек. Какое бы ни приняло решение правление под руководством Лапшина, во мне же не искоренить духовно-нравственные корни от земли. Я сын крестьян, рожденный в деревне, учился в сельхозинституте, 18 лет работал директором сельскохозяйственного предприятия. А Михаил Иванович Лапшин — это еще не вся аграрная Россия. Такие решения ведут не к очищению партии, а к ее уничтожению.

— Может быть, именно такое задание из Кремля ему и дано? Любой ценой оторвать у коммунистов голоса, а потом — хоть потоп?

— Сейчас, перед новыми выборами, видимо, ставки большие поставлены. Я не исключаю, что Михаил Лапшин мечтает из Горного Алтая вырваться, а избирателям Горного Алтая сказать: спасибо за доверие, я пойду спасать аграрную Россию в Госдуму. Помахать им ручкой, так сказать. Не исключаю, что ему пообещали в Кремле 5% «натянуть».

До выборов осталось немного времени. Точно так же, как в 1999 году’ он увлек членов партии бредовыми идеями о том. что будет аббревиатура партии в избирательном объединении, что мы создадим фракцию (что оказалось лишь фантазиями), так и сегодня он всех увлекает мечтой о самостоятельной победе.

Но давайте подумаем. Если даже АПР 5 процентов наберет — это всего 12 депутатов. Это мало. Какие победы над кем он одержит? Лапшин и его команда сотрудничает с партией власти, но ни одного вопроса по селу они не решили. Мы сегодня даже закон о финансовом оздоровлении не можем заставить работать.

Я думаю, что М.Лапшин сегодня выполняет заказ из конъюнктурных соображений, рвет рубаху на себе. Даже для него великого расстройства не будет, если партия не наберет пять процентов. Он сильно не расстроится. Он свое дело сделает и свое не упустит.

— Знаете, в свое время мне доводилось слышать, что Михаил Иванович является латифундистом, одним из крупнейших помещиков. Вы как относитесь к таким высказываниям?

— Если вы съездите в командировку в его Ступино, поговорите там с людьми — вы все поймете.

— Не могли бы вы сказать, каково отношение руководителей Народно-патриотического союза к нынешнему руководителю Республики Алтай?

— Скажу. Отношение к М.Лапшину — неуважительное. Все его предательства, шарахания, метания не позволяют относиться к нему серьезно. Неуважительное.

— Давайте представим себе гипотетическую ситуацию. Например, М.Лапшин баллотируется в Государственную думу по одномандатному округу где-нибудь в России. Может ли, скажем, ЦК КПРФ принять решение о его поддержке на одномандатном округе? Или принять решение о поддержке его на пост главы Республики Алтай на следующий срок?

— Больше такого решения никогда не будет принято.

Дмитрий КОБЗЕВ,

корр. газеты «Листок».

(Печатается в сокращении.)


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList