Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

19.07.2003 09:54 | Правда | Администратор

ОБОРОТНИ НА ЗАКАЗЕ

В начале февраля с.г. наша газета опубликовала пронзительно-горестное письмо профессора МГУ Владимира Александровича Сухомлина. Оно взывало к справедливости. Его сын Владимир погиб мученической смертью — молодого талантливого программиста-патриота варварски уничтожили, забив до смерти бейсбольными битами. Как установлено, наемными убийцами оказались сотрудники милиции.

Прошло уже немало времени, но дело «квасится» в следственных кабинетах, и конца этому не видно. Просматривается другое: правоохранительные органы, выполняя чью-то волю, пытаются увести от наказания своих оборотней в погонах. Сегодня на наших страницах мы вновь предоставляем слово профессору В.А. Сухомлину. Надеемся, он будет услышан честными государственниками и всем обществом.

***

Председателю Комиссии Государственной думы Российской Федерации по борьбе с коррупцией Н.Д. Ковалеву

Глубокоуважаемый Николай Дмитриевич!

Обращаюсь к вам с настоятельной просьбой оказать содействие в обеспечении объективности и оперативности расследования обстоятельств убийства сотрудниками МВД моего сына Сухомлина Владимира Владимировича, а также в принятии адекватных мер в отношении лиц, виновных в содеянном преступлении или препятствующих объективному характеру расследования.

Ниже излагаю факты, связанные с данным делом, а также выводы и собственно цели обращения.

Четвертого января 2003 г. был похищен и зверски убит мой сын, сотрудник МГУ им. Ломоносова, известный сетевой журналист и программист Владимир Владимирович Сухомлин (сетевое имя — Cliver), 1979 года рождения.

В этот день он был приглашен на деловую встречу в турцентр на Ленинском проспекте человеком, позвонившим Владимиру на его домашний телефон и представившимся бизнесменом, заинтересованным в создании некоторого Интернет-портала и которому якобы порекомендовали Владимира как профессионального разработчика такого рода технологий. (Как оказалось впоследствии, звонок был сделан участковым Балашихинского горотдела милиции Гончаровым по служебному телефону из своего отделения милиции.)

На месте встречи Владимир был схвачен двумя милиционерами, которые, использовав наручники, насильно затолкали его в машину и увезли в неизвестном направлении. Как потом оказалось, они отвезли его на заранее выбранное безлюдное место в Солнцеве, где зверски убили, нанеся ему множественные удары бейсбольной битой и сапогами.

В момент задержания Владимир успел по мобильному телефону позвонить в службу 02 и сказать, что его задерживают без причин люди в милицейской форме. Однако вместо вызова к месту происшествия наряда милиции диспетчер, задав несколько пустых вопросов и дождавшись, пока у Владимира отберут трубку, забыл о вызове. Ценой этой халатности оказалась человеческая жизнь.

Обращение в милицию находившейся поблизости и потерявшей из виду мужа жены Владимира сопровождалось длительной волокитой и отказом со стороны милиции принимать оперативные меры по розыску похищенного человека.

Оперативные действия по раскрытию преступления начались только на третий день после похищения и то только после того, как мне удалось, используя дипломатические связи, дозвониться до одного из заместителей министра, который инициировал соответствующие действия со стороны МВД.

Включившиеся в работу сотрудники криминальной милиции и МУРа, проявив должный профессионализм, сумели задержать исполнителей этого страшного злодеяния и собрать неопровержимые доказательства содеянного ими преступления.

Убийцами оказались действующие сотрудники милиции (участковый уполномоченный и сотрудник Уголовного розыска Балашихинского горотдела милиции Гончаров и Воротников, а также привлеченный ими для усиления милицейской банды сотрудник охранного предприятия Мелихов), которые организовали похищение сына, а затем убили его с особой жестокостью, получив в качестве вознаграждения $1150. Непосредственный заказчик, заплативший убийцам эти деньги за совершенное злодеяние, Иванычев, также был задержан. Имеются все основания считать, что он является лишь промежуточным звеном в этом преступлении.

Отмечая профессионализм сыщиков, не могу не сказать о жалком состоянии упомянутых выше служб, имея в виду прежде всего их обеспеченность необходимыми техническими средствами — автотранспортом и средствами связи. Так, для проведения операции по задержанию преступников у криминальной милиции и МУРа не оказалось автотранспорта. Пришлось мне обращаться в компании, где работают мои бывшие ученики, и доставать две автомашины для обеспечения данной операции. Также у милиционеров отсутствовали средства мобильной связи, что усложняло координацию их действий.

Нищенское существование данных служб — прямая вина руководства МВД. Интересно было бы узнать, какова степень оснащенности автомобилями, телефонами, компьютерами самих министерских чиновников, а также сравнить их заработки с окладами тех кадров, которые находятся на переднем фронте борьбы с преступниками.

Техническая необеспеченность служб и в дальнейшем приводила к коллизиям. Так, из-за нехватки транспорта имелись случаи нарушения правил перевоза преступников, когда они перевозились в одном автомобиле и имели возможность договариваться о своем дальнейшем поведении.

Расследование мотивов и обстоятельств убийства сына продолжается уже полгода и представляет собой вялотекущее действо без всякой перспективы на успешное завершение.

К темпам и ходу расследования, его обеспечению необходимыми средствами и кадрами у меня имелись серьезные претензии, о которых я писал в своем письме министру МВД Грызлову (см. приложение 1) и на которое получил весьма формальный ответ (см. приложение 2).

Значительная задержка в темпах расследования была вызвана, в частности, тем, что участвующие в расследовании милиционеры не обладали необходимыми знаниями и навыками применения вошедших в современный быт компьютерных технологий, т.е. в области профессиональной деятельности Владимира, которая, по всей видимости, и стала мотивом преступления. Таким образом, им требовалось время, чтобы разобраться во многих технических вопросах.

Поэтому с большим опозданием осуществлялся доступ к компьютерным и сетевым информационным ресурсам, в которых могла храниться информация, связанная с данным преступлением. Например, по этой причине, а также из-за отсутствия оперативности в согласовании внутриведомственных вопросов милиции потребовалось больше месяца для того, чтобы определить местоположение офисов фирмы предполагаемого заказчика преступления и изъять для исследования используемую им компьютерную технику, к этому моменту уже «стерильную», не содержащую никакой информации.

Очевидно, что в современном мире анализ содержимого почтовых ящиков электронной почты, файлов и баз данных офисных приложений фигурантов любых уголовных дел должен делаться незамедлительно, пока информация актуальна или не уничтожена. То, что это не делается по причине необученности кадров, неоснащенности их соответствующей техникой, — прямая вина министерских руководителей. Это свидетельствует о некомпетентности руководства МВД, неспособного организовать работу по повышению квалификации своих кадров.

Список подобных примеров я мог бы расширить.

Но основной причиной безрезультатности расследования считаю «незаинтересованность» МВД в доведении этого дела до логического завершения. Объяснением этому служат следующие причины:

1) стремление руководства МВД хоть как-то сохранить лицо и честь мундира, так как дальнейшее расследование может выявить еще более глубокое разложение этой системы (хотя, казалось бы, что может быть страшнее, чем милицейский промысел на поприще заказных убийств);

2) коррумпированность всех звеньев этой системы, что, возможно, позволило стороне, защищающей убийц, найти «понимание» и сочувствие к убийцам среди сотрудников МВД, способных оказать влияние на ход расследования;

3) политизированность МВД, что не позволяет этому ведомству объективно расследовать свои же собственные преступления без учета политической конъюнктуры, например, предстоящих выборов органов власти в стране.

Для перечисленных выше причин у меня имеются веские основания считать их обоснованными.

По первому поводу могу сказать следующее. Несмотря на медленные темпы расследования, систематическая работа двух следователей из МУРа позволила им продвинуть следствие.

31 марта я был принят одним из руководителей МУРа, который обещал мне усилить следственно-розыскную работу по делу об убийстве Владимира. Следователи докладывали руководству о предварительных результатах своей работы и возможных версиях убийства.

Однако сразу же после этого один из следователей был снят с данного дела и переброшен на другое. Вскоре второй следователь был насильно отправлен в отпуск, а после отпуска также был переброшен на другое дело.

Причем это было предпринято, когда целый ряд людей, владеющих полезной для следствия информацией, не были допрошены. Также не были выполнены запланированные специальные мероприятия и не расследованы факты, которые, весьма вероятно, связаны с преступлением.

Таким образом, расследование убийства Владимира, по существу, остановлено.

Объяснением этому может быть то, что по сложившейся к этому моменту основной версии заказ на преступление исходил от людей, работающих в системе МВД или тесно связанной с ней. Этим, в частности, и объясняется низкая цена вознаграждения за убийство (свои обслуживаются со скидкой), а также наглость и уверенность в безнаказанности его исполнителей. О данной версии и было доложено следователями своему руководству.

Снятие с данного дела следователей, глубоко изучивших обстоятельства убийства сына, разобравшихся в необходимых технических аспектах, погрузившихся в профессиональный мир Владимира, рассматриваю как явную попытку милицейских начальников сокрыть истинных виновников этого зверского преступления.

Во-вторых, не исключаю возможность «воздействия» на ход дела со стороны тех, кто пытается «вытащить» обвиняемых в убийстве.

Это мнение подтверждается сильным давлением на прокуратуру со стороны армии адвокатов, кем-то нанятых для защиты бедных милиционеров-убийц и студента — заказчика убийства, а также имевшими место нарушениями правил перевоза и содержания взятых под стражу злодеев.

В частности, зафиксировано грубейшее нарушение правил содержания подозреваемых в тюрьме, когда к одному из убийц смог проникнуть посторонний человек, шантажировавший преступника с целью принуждения его отказаться от своих же показаний. Расследование этого факта до сих пор не проведено.

В связи с вышеизложенным имею все основания предполагать, что стороне, защищающей убийц, удалось найти «ходы», влияющие на процесс расследования.

В-третьих, с большой вероятностью самый настоящий саботаж расследования убийства сына исходит из политизированности самой системы МВД. Примером вопиющего вмешательства в затушевывании этого дела является запрет на показ по второй телевизионной программе репортажа о жизни и гибели Владимира, подготовленного группой Е.Ревенко, с которым Владимир взаимодействовал по работе. Данный запрет, исходивший лично от министерских верхов, буквально шокировал группу и всех людей, знакомых с этим фактом, своей наглостью, попирающей все понятия о демократическом обществе.

Таким образом, на горьком опыте я убедился в том, что современная система МВД трансформировалась в преступную государственную организацию, коррумпированную на всех уровнях своей иерархии, тесно связанную с криминалом, неспособную выполнять свои основные функции, представляющую угрозу общественной безопасности и к тому же не свободную от политической конъюнктуры.

В этой системе нет ни одного здорового звена. В школы милиции набираются профессионально непригодные кадры, вместо защитников закона и граждан эти школы выпускают потенциальных бандитов, садистов и убийц. О том, кто служит в милиции и чем занимаются сотрудники милиции, можно судить по тому, что было описано выше. Причем гончаровы — воротниковы — это не исключение из правил. По моим сведениям, только за последние два года из отделения милиции (думаю, среднестатистического), где служили эти нелюди, кстати, сынки высокопоставленных офицеров из силовых ведомств, 18 милиционеров были осуждены за разные нарушения закона. Как выяснилось, Гончаров и Воротников отличались своей беспринципностью и жестокостью и ранее, но никто их не одернул, не говоря уже о проведении с ними воспитательной работы, которую должны были осуществлять их начальники и замполит отделения. Это еще раз подтверждает то, что в отделениях милиции не ведется никакого контроля за деятельностью сотрудников, кадровая работа пущена на самотек. В той системе МВД, какая сложилась в стране, едва ли не каждый сотрудник кого-то крышует, кому-то покровительствует, на что-то закрывает глаза, мздоимствует, а то и открыто бандитствует, используя свое служебное положение для зарабатывания денег. Примеров тому в печати хоть отбавляй.

Нет сомнений (и я в этом не раз убеждался), что в милиции еще работают высокопрофессиональные и честные люди. Но эти люди сидят на мизерных окладах, не имеют необходимого материально-технического обеспечения, издерганы конъюнктурными решениями начальников.

Как известно, рыба тухнет с головы. А эта голова — министр Грызлов. Убежден, как и большинство наших граждан, что это некомпетентная в своем деле личность, неспособная организовать в данном ведомстве ни кадровую работу, ни материально-техническое обеспечение, ни выполнение ведомством своих основных функций. Грызлов способен только эксплуатировать министерскую должность для реализации собственной политической карьеры. Формирование этим господином, которому подчинено криминализированное и коррумпированное силовое ведомство, политической структуры считаю преступной безответственностью со стороны руководства страны.

Из разных источников СМИ имеются такие данные (вряд ли можно рассчитывать на получение объективных данных из официальных источников), что только за последний год из-за криминальной ситуации в стране было убито порядка 32 тыс. человек, умерло от ран порядка 24 тыс. человек, пропавшими без вести числятся порядка 80 тыс. человек.

По существу, в стране развязана война против своего народа, и в том, какую роль играет в этой войне современная система МВД, на чьей она стороне — на стороне народа или нет, остается все меньше и меньше сомнений.

Руководством страны не предпринимается ничего, чтобы обезопасить нашу жизнь. Создается однозначное мнение, что власти такая ситуация выгодна. Выгодна, чтобы держать народ в страхе за свою жизнь и, декларируя на словах озабоченность его чаяниями, на фоне тотального криминала решать свои политические и меркантильные интересы, набивать собственные счета в банках ловко украденными у народа и страны миллионами.

Отмечу, что в моем горе мне выразили соболезнования и поддержку сотни и тысячи людей. Это и маститые ученые Академии наук, профессора и преподаватели различных университетов, коллеги, работающие в различных странах мира ученики, студенты и люди Интернета и т.д. Поэтому выраженное здесь мое отношение к тому, что творится в стране, — это не крик души обезумевшего от горя и боли профессора. Это мнение многих и многих людей, которыми могла бы гордиться страна, будучи она в здравии. Уверен, что придет время, когда мнения и воля этих людей суммируются в единый заряд, способный очистить страну от губящей ее скверны.

Выводы

Таким образом, еще раз повторяю, что современная система МВД превращена нынешним руководством в криминализированную, коррумпированную и политизированную систему, разваленную до основания, готовящую в своих профессиональных школах садистов и убийц, неспособную выполнять свои основные функции по поддержанию порядка и законности в стране, подрывающую основы российской государственности, неспособную объективно, без конъюнктурных и политических мотивов расследовать свои же собственные преступления.

В связи с вышеизложенным прошу оказать содействие в том, чтобы:

1. Обеспечить объективность, оперативность и полноту расследования убийства моего сына В.В. Сухомлина, включая расследование фактов коррупции со стороны сотрудников МВД и других правоохранительных органов, имеющих отношение к данному делу.

2. Подключить к расследованию ФСБ, так как разложившаяся, преступная сама по себе, политизированная организация, каковой является МВД, неспособна объективно расследовать свои собственные преступления (примитивные показушные спектакли г-на Грызлова, естественно, не в счет).

3. Сделать депутатский запрос в Государственную думу о запрете на политическую деятельность руководителям и сотрудникам силовых ведомств. На примере МВД очевидно, что данная организация, являющаяся криминализированной и, по сути, политически ориентированной структурой, представляет собой огромную опасность демократическим свободам и обществу.

4. Поставить вопрос перед Государственной думой о необходимости снятия Грызлова со своей должности, т.к. именно этот человек должен нести всю ответственность за разложение возглавляемого им ведомства, превращение его в социально опасную структуру. Именно Грызлов, будучи не в состоянии управлять МВД (что очевидно для всех, кроме руководства страны!), использует пост министра в корыстных целях — для обеспечения личной политической карьеры и, уверен, материальной выгоды на поприще политиканства. По существу, это чистейший пример коррупции чиновника высшего ранга, и этот пример также заслуживает соответствующего разбирательства.

С уважением

В.А. СУХОМЛИН,

профессор МГУ.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList