Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

08.06.2001 13:00 | Правда | Администратор

БЕЛЫЙ ШУМ

Наделавшее шума интервью командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковника Г. Трошева газете "Известия", особенно, его мнение о необходимости публично вешать чеченских террористов, лишний раз показало всю глубину той ямы, в которую затащило путинское руководство Россию и ее вооруженные силы в Чечне.

Несомненно, что подавляющее большинство измученных бандитским беспределом российских граждан полностью солидарно с Трошевым. По этой причине Путин, не желая вступать в противоречие с большинством, наверняка по своему обыкновению промолчит, оставив заявления своего прямого подчиненного без публичных комментариев. Зато уже последовало немало комментариев думских деятелей. Откровенно негативные - "правозащитника" С. Ковалева и яблочника В. Лукина. Путанно-одобряющие - руководителя группы "Народной депутат" Г. Райкова. Наконец, лицемерно "государственнические" - члена той же группы, председателя думского Комитета по международным делам Д. Рогозина.

О Ковалеве и Лукине говорить излишне. Их политические пристрастия и так всем хорошо известны. Но публичную выволочку, сделанную Трошеву Рогозиным, нельзя оставлять без внимания. Помнится, Рогозин, аттестующий себя не иначе как патриотом, признался однажды, что в душе он офицер, хотя ни одного дня не служил ни в Советской, ни в Российской армии. Так вот, этот "офицер" грубо одернул генерала, заявив, что делать оценки и выводы - прерогатива политиков, а обязанность военных - держать язык за зубами и молча исполнять свой долг. Что же, посмотрим, как исполняет свой долг генерал Трошев.

Регулярно появляясь перед телекамерами, Трошев с самого начала второй чеченской, или (что одно и то же) первой путинской предвыборной кампании всегда производил двойственное впечатление. С одной стороны, вроде бы прямодушный солдат, горящий святой ненавистью к врагам Отечества и решимостью с ними покончить. А, с другой стороны, как бы помягче тут выразиться, казенный оптимист, вынужденный выдавать желаемое за действительное. От него требовали победных рапортов об успешном завершении военной (точнее, армейской) фазы антитеррористической операции, и он их отдавал в немалом количестве. При этом в течение последнего года численности недобитых бандитов стабилизировалась как в его личных рапортах, так и в интеллигентных разъяснениях Манилова и Ястржембского, на уровне полутора-двух тысяч человек. То есть террористов добивают, а они в том же темпе размножаются. "Экологическое равновесие", биогеоценоз, так сказать.

Перед лицом такого феномена логика Трошева как солдата понятна. Профессия военного заключается не в том, чтобы судить и перевоспитывать противника, а в том, чтобы его уничтожать в бою. Или брать в плен. Но пленный, по всем законам и обычаям войны, - не преступник. Поэтому, отработав в плену энное число лет на стройках народного хозяйства в возмещение причиненного ущерба, он должен вернуться домой. Однако Президент утверждает, что в Чечне идет не война, а антитеррористическая операция. Отсюда выходит, что каждый чеченец с оружием в руках - террорист и преступник. Что делать с таким количеством преступников, как вести их уголовные дела и судить, неясно.

Чтобы выпутаться из двусмысленного положения, Госдума несколько раз объявляла и продлевала амнистию. То есть, по сути, делила всех боевиков на военнопленных и на не имеющих права на этот статус военных преступников, злостно нарушивших законы и обычаи войны. Для таких лиц и были созданы после Второй мировой войны особые судебные трибуналы, и была возобновлена особо позорная форма смертной казни - повешение. Но все это логично делать только после завершения армейской фазы антитеррористической операции. И если таковая фаза действительно завершена, то число находящихся в розыске, оперативной разработке и дознании террористов никак не должно превышать одной - двух сотен. Но не нескольких тысяч.

Короче, получается следующее. Трошев и его подчиненные по каким-то причинам не могут (или им мешают и не позволяют) покончить с террористами армейскими средствами, то есть уничтожить без суда и следствия - на поле боя, с оружием в руках, как это допускается всеми отечественными и международными законами и обычаями войны. Поэтому генерал требует их уничтожения от следствия и суда.

Теперь спросим у Рогозина: вправе ли он упрекать генералов в политической неграмотности, если политики наворотили такую политико-юридическую ситуацию, в которой сами не в состоянии разобраться? Да Трошев ведь и не сказал ничего, что уступало бы самой главной стратегической мудрости чеченской кампании, слетевшей с уст верховного политика страны "мочить в сортире!"

"Ошибка" генерала, за которую на него накинулся наш "патриот", вовсе не в том, что он невнимательно читал конституцию и всякие президентские указы о моратории на смертную казнь, изданные ради вступления в Совет Европы, где со всеми удобствами заседает Рогозин. Дело совершенно в другом. Требуя вешать публично террористов, Трошев фактически признал, что задачи военной фазы не достигнуты. Террористы не уничтожены в бою. Каждый гражданин России вправе спросить всех командующих, главнокомандующих и верховных главнокомандующих: "Где трупы Басаева, Хаттаба, Масхадова, Гелаева, Удугова и прочих?" Ответа не будет.

Заявление Трошева есть отчаянный глас вопиющего в пустыне, видящего, что вся кампания летит под откос, но не понимающего, отчего так происходит. Бандитов, без сомнения, необходимо ликвидировать. Но это не получается ни так, ни сяк: ни военно-силовыми, ни уголовно-правовыми средствами. И не получается потому, что нет серьезной политики. Вместо нее - сплошное лицемерие и малопродуктивные вопли о сортирах и веревках.

Вопреки фактам и всему характеру происходящего, Кремль с самого начала отчаянно отрицал и отрицает, что ведущаяся в Чечне кампания есть война, причем война самой страшной разновидности - гражданская. Для того чтобы отбояриваться от такой квалификации происходящего, у него причин более чем достаточно. Главная среди них - страх за содеянное, ибо только бездарные режимы типа царского и керенско-корниловского втягивают свои Отечества в подобные войны. Другая причина - не столько моральная, сколько материальная: уж больно она выгодна многим.

Вот уже седьмой год продолжается гнусный фарс на крови, первый акт которого именовался "наведением конституционного порядка", а второй - "антитеррористической операцией". Первый акт завершился уничтожением финансовой отчетности о средствах, потраченных на "восстановление Чечни", для чего в Грозный была впущена немногочисленная банда Басаева, и, видимо, отдан приказ ей не сопротивляться. Если я ошибаюсь, что-то перевираю, то пусть генерал Пуликовский, исполнявший в августе 96-го обязанности командующего федеральной группировкой, меня опровергнет. Приказ не препятствовать мародерам был отдан Ельциным как главнокомандующим, а закреплять итоги сожжения финансовой отчетности прибыл в Хасавюрт "сам Лебедь". Два вагона денежной наличности канули в вечность, а лица, ответственные за ее сохранность отправились на руководящие посты в разные стороны света.

Второй акт фарса близится к тому же самому финалу. Администрация и правительство Чечни переезжают в Грозный и, соответственно, перевозят всю отчетность из не очень пострадавшего Гудермеса именно на тлеющее пепелище, где она в любой момент может погибнуть от пожара, фугаса или минометного обстрела. Взрывы в Грозном гремят все чаще, готовя общественное мнение к очередной пропаже десятков тонн денежных купюр ввиду "форс-мажорных обстоятельств".

Нет, господа хорошие, так дела не делают! На войне как на войне. Ее нельзя вести, нельзя посылать на смертельный риск сотни и тысячи солдат и офицеров, если вся остальная страна, и особенно ее "золотая столица", пребывает в беспробудном загуле и запое. Если вы хотите победить, то вы обязаны ввести в стране хотя бы подобие военного положения. Для этого, следуя общепринятым законам военного времени, придушить вертепы бандитов в первую очередь в метрополии, как это сделал французский парламент в первую же ночь первой мировой войны. Ввести "сухой закон" или хотя бы запретить круглосуточную торговлю водкой на всех углах. Все жирующие в казино и прочих злачных местах - пусть пожалуют на исполнение трудовой повинности в интересах обороны.

Если вы ведете войну за единство и государственную целостность России, вы обязаны восстановить призыв новобранцев по нормам военного времени. Призывать всех, а не одну десятую часть. Кто из призывников действительно не сможет носить оружие, пусть служат в тыловых частях.

Если же вы ничего этого не делаете, то значит, вы имитируете военные усилия, преследуя при этом какие-то иные цели. А льющиеся с обеих воюющих сторон словеса о "независимой Ичкерии" и о "государственной целостности России" - не более чем "белый шум", предназначенный для одурачения простаков. В истории, в том числе и отечественной, подобные, насквозь пропитанные "патриотическим" лицемерием, войны известны. Чем они нередко заканчиваются, тоже не худо бы припомнить. Довольно с нас комедий, оплачиваемых тысячами солдатских жизней.

Необходимы принципиально иные политические решения и новые силы, способные их принять.

Решения должны состоять, во-первых, в том, чтобы юридически признать факт ведения войны. Во-вторых, памятуя о том, что всякая война есть продолжение политики иными средствами, ответить на вопрос, продолжением какой именно и чьей именно политики является данная война. Это политика всеобщего грабежа собственности и дележа власти, в течение десятилетия проводимая ельцинским режимом и его преемниками. В-третьих, определить, как нужно изменить политику, чтобы эта война обрела перспективу скорейшего и справедливого завершения. В-четвертых, определить, какие социальные и политические силы, способны провести в жизнь новую политику.

Дозрело наше общество до осмысления этих вопросов или не дозрело - решать их рано или поздно придется. Только смена социально-экономического курса и переход власти в руки левых, народно-патриотических сил смогут распутать чеченский узел, ибо только в этом случае будут отсечены тайные и явные источники, питающие эту войну. Но ничего в Чечне не изменится, пока ничего не изменится в Москве и в России в целом. Ибо Чечня, как уже не раз повторяли коммунисты, есть не исключение из российских правил, а само это правило в химически чистом виде. И пока это правило господствует, на месте России будет шириться пустыня, в которой все более обреченно будут раздаваться голоса вопиющих.

Александр ФРОЛОВ.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList