Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

22.05.2003 16:28 | Правда | Администратор

К ЧЕМУ ЛОМИТЬСЯ В ОТКРЫТУЮ ДВЕРЬ?

     Всякий раз с приближением выборов в Государственную думу встает вопрос о том, в каком конкретном виде пойдет на них народно-патриотическая оппозиция. У этого вопроса две стороны: о политическом содержании и юридической форме.

     В обоих этих аспектах КПРФ, как самая мощная, организованная и влиятельная сила народно-патриотического движения, определила свою позицию уже давно. Эта позиция была намечена на пленуме ЦК 22 июня прошлого года, уточнена на пленуме ЦК 6 марта этого года и конкретизирована недавним решением президиума ЦК. Поэтому все разговоры о том, что КПРФ не реагирует на предложения потенциальных союзников и уклоняется от прямых ответов, лишены оснований. Если ответ вам не нравится, это вовсе не значит, что вы его не получили.

     Суть позиции КПРФ в следующем.

     В политическом плане партия стремится выйти на выборы в составе широкой коалиции левых, народно-патриотических сил на основе широкой программы национального спасения и возрождения. КПРФ к этому всегда готова. За десять лет своего существования она продемонстрировала исключительную терпимость к многообразию точек зрения в стане оппозиции, восприимчивость ко многим идеям своих союзников. За это партию не раз стыдили «слева». Но при этом КПРФ никогда не скрывала и постоянно подчеркивала в своих программных документах, что решение общепатриотических и общедемократических задач спасения страны и народа она видит только на пути социализма, восстановления Советской власти как высшей формы народовластия и возрождения союзного государства. Такова и нынешняя предвыборная позиция партии, зафиксированная в ее официальных документах.

     Что же касается юридической стороны дела, то партия предлагает оформить предвыборную народно-патриотическую коалицию на базе «избирательного объединения КПРФ». То есть она приглашает в свой общефедеральный избирательный список представителей союзных организаций. И одновременно заключает с союзниками соглашения о разграничении одномандатных избирательных округов и о совместной поддержке общих кандидатов.

     Такой тактики партия придерживалась на выборах в 1995 и 1999 годах и получила внушительную народную поддержку. Те из союзников, кто был с ней не согласен, пробовали выступить самостоятельно, но успехов не добились, пустив на ветер отданные за них голоса избирателей. Сегодня ситуация заметно изменилась. Жизнь доказала многим, что оппозиция может добиться весомых успехов, только выступая единой коалицией. Но под понятием «коалиция» многие подразумевают исключительно юридический блок всех оппозиционных партий и движений. Позиция же КПРФ по вопросу о юридической форме коалиции не у всех находит понимание. Более того, партии стали приписывать стремление к расколу народно-патриотических рядов.

     Возникла настоятельная необходимость еще раз разъяснить ситуацию.

     Почему КПРФ считает нецелесообразным заключение юридического блока?

     Да потому, что к этому вынуждает существующее избирательное законодательство. Во-первых, оно ограничивает размер избирательного блока всего лишь тремя политическими организациями. И это заведомо исключает возможность блока КПРФ — НПСР, так как в последний входят свыше десяти организаций. Как ни комбинируй, а в блок в любом случае войдут лишь три партии, а остальные останутся за его рамками. Обиды и недоразумения от этого не только не исчезнут, но и умножатся. Во-вторых, избирательное законодательство насыщено многочисленными подводными камнями и ловушками, основная цель которых — затруднить участие оппозиции в выборах, а то и вовсе снять ее с дистанции предвыборной гонки. Это вовсе не преувеличение. История с запретом референдума не оставляет сомнений в том, что правящий режим не постесняется отстранить КПРФ от участия в выборах и приложит к тому максимальные усилия. И здесь простейший путь — отказать оппозиции в регистрации по формальным, крючкотворским мотивам.

     Не в обиду никому будет сказано, но ни одна из союзнических организаций, не исключая даже РКРП — РПК, не выдержит юридической проверки на предмет общей численности, региональной разветвленности, правильности ведения финансовых дел и т.д. А проверка предстоит самая придирчивая и казуистическая. И выдержать ее способна только КПРФ, приложившая в последний год гигантские усилия, чтобы соблюсти все драконовские условия, предписываемые новым законом о политических партиях. У других партий просто не хватит на это ресурсов. Суть здесь не в «уважении» или «неуважении» к союзникам, а в трезвой оценке реального положения дел.

     Все это неоднократно и подробно разъяснялось лидерам дружественных партий и движений в приватных беседах, с указанием на конкретные статьи законов о выборах и о партиях. Тем не менее по сей день наблюдается, мягко говоря, легкомысленное отношение к этой проблеме. У некоторых недавно оформленных партий, видимо, просто недостает политического опыта. Поэтому я полагаю, что настала пора сказать об этом и публично разъяснить положение всей патриотической общественности. И убежден, что люди поймут, что в условиях, когда противник готов на любой демарш, КПРФ не имеет права рисковать и пускаться в эксперименты. Слишком велика лежащая на партии моральная и политическая ответственность за судьбу оппозиционного движения.

     Такова партийная позиция, с точки зрения которой следует оценивать текущие события в кругах оппозиции. И в частности, итоги состоявшейся в минувший понедельник научно-практической конференции народно-патриотических сил «От противостояния к социальной ответственности». Коротко поделюсь своими впечатлениями от знакомства с отчетом о ходе работы конференции и принятых ее документах.

     И в основном докладе, с которым выступил С. Глазьев, и в прениях было сказано много правильных слов о нынешних проблемах народно-патриотической оппозиции, о необходимости ее единства накануне выборов. Все это можно только приветствовать, тем более что среди выступавших были и новые лица, ранее в оппозиционных мероприятиях не участвовавшие. Хотелось бы, например, верить, что депутаты Госдумы О. Шеин и А. Чуев искренне раскаялись в своих голосованиях за запрет референдума и некоторые другие антинародные законы. Но были там и такие лица, в искренность которых поверить невозможно ни при каких обстоятельствах. Я имею в виду А. Дугина и И. Малярова. Вся их «объединительная» активность заключалась в последнее десятилетие в непрерывном скакании из партии в партию. На предыдущем «полустанке» оба заявляли о поддержке Путина, и вот теперь опять вольт налево. Но не о них сейчас речь.

     Когда участники говорили о необходимости политического блока народно-патриотических сил, они, строго говоря, ломились в открытую дверь. Когда же они отождествляли политический блок с юридическим, происходило смешение понятий, сеющее смуту в головах оппозиционно настроенных избирателей. А смуты будет достаточно и без наших усилий. Ведь как бы мы ни старались, все равно на выборы выйдет блок в составе максимум трех партий. Остальные все равно останутся за бортом юридического объединения. А телевидение будет вовсю трубить: «Попытка объединения оппозиции завершилась крахом — из сотни партий сумели договориться только три!» Поэтому в предвидении такого поворота событий хорошо бы всем сосредоточиться на разъяснении массам действительного положения дел.

     Наконец, вызвали некоторое недоумение часто повторявшиеся слова о том, что «голая критика власти уже не проходит и люди ждут конкретных предложений». Они воспроизведены и в заключительном документе конференции: «Нам нужна не просто критика существующего положения вещей, но четкая программа действий, отвечающих нуждам страны». Если сказанное — самокритика, то это хорошо. Но, похоже, что это камешек в другой огород. Неужели авторам неведомы ни успехи целого ряда «красных губернаторов», ни трехлетняя деятельность фракции КПРФ, ни четыре вопроса запрещенного референдума?

     Тем не менее, начиная как бы на голом месте, конференция предложила «всем политическим партиям и организациям, разделяющим ценности социальной справедливости и ответственности, заключить договор о совместной деятельности по реализации антикризисной программы социально-экономического развития России». И поручила С. Глазьеву «организовать работу постоянно действующего объединительного совещания народно-патриотических сил по этому вопросу и сформировать рабочие группы по разработке программы народно-патриотических сил и проекта договора о совместной деятельности по ее реализации». Такое впечатление, что до понедельника никто, в том числе и С. Глазьев, никакой работы не вел.

     В своем заключительном слове С. Глазьев сказал, что «самым сложным моментом является вопрос о юридической форме, которую должна носить коалиция». Позволю себе не согласиться. Этот вопрос не самый сложный, а самый простой, если решать его не с личной, а с общественной точки зрения.

     Очень хорошо понимаю, что многим просто не хочется ставить свои политические перспективы в зависимость от решения КПРФ — пригласит она нас в свой список или не пригласит. Это, мол, обидно. Понимаю, но не сочувствую. Ведь такая зависимость — вовсе не прихоть коммунистов, а объективная политическая реальность. Она заключается в том, что никакое предвыборное соглашение не будет иметь серьезного значения, если под ним не будет подписи КПРФ. Обидно или не обидно, но это факт, оспорить который невозможно. А КПРФ, естественно, вовсе не обязана подписывать договор о чем бы то ни было, не разбираясь, чьи еще подписи будут под ним стоять. И уж тем более она не обязана приглашать всех в свой предвыборный список. Без согласия КПРФ никто не попадет в список, независимо от того, какую юридическую форму будет иметь блок.

     А если предстоящий съезд КПРФ откажет представителю той или иной организации, именующей себя левой и патриотической, в выдвижении кандидатом в депутаты, можно быть уверенным в том, что он сделает это на объективных, а не на компанейских основаниях. Десятилетие жесткой политической борьбы научило коммунистов верить не словам, а только делам. Поэтому самый сложный вопрос — не о юридической форме объединения, а о его реальном политическом содержании, об обеспеченности его реальными силами и ресурсами.

     В списках Минюста есть, например, Народно-патриотическая партия России, но не было ее мощных колонн на майских манифестациях. А как еще проверить действительный вес организации? А между тем эта организация недавно скромно попросила для себя... 30 процентов мест в едином избирательном списке. Если разговоры об объединении и впредь будут продолжаться на подобном виртуальном уровне, они превратятся в серьезную помеху делу действительного объединения. Пора понять, что народно-патриотическая коалиция есть сложение и взаимодействие реальных сил и ресурсов, а не благотворительная акция по «раздаче слонов».


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList