Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

26.06.2005 21:25 | Правда | Администратор

СБЕРЕЧЬ ПОТЕНЦИАЛ ООН

Анатолий Андреевич Громыко интересен в разных ипостасях. Он, сын легендарного советского дипломата и государственного деятеля Андрея Андреевича Громыко, имел счастливую возможность получать ценнейшую оценочную информацию от своего отца и пользоваться ею в дальнейшем в своей работе.

Профессиональный дипломат и известный ученый, ныне Анатолий Громыко — президент Общественного движения за новый мировой демократический порядок и в поддержку ООН.

Сегодня член-корреспондент Российской академии наук, доктор исторических наук, профессор Анатолий Андреевич ГРОМЫКО отвечает на вопросы “Правды”.

— Анатолий Андреевич, 26 июня 1945 года, шестьдесят лет назад, в Сан-Франциско был подписан Устав Организации Объединенных Наций. Свою подпись под Уставом от имени Советского Союза поставил и Андрей Андреевич Громыко, в то время посол СССР в США. Что он рассказывал вам о том, как была создана эта организация?

— Отец ценил ООН очень высоко. Он говорил: основная цель ООН — объединить усилия всех государств в деле сохранения мира и укрепления международной безопасности. Устав ООН — это яркий пример взаимного стремления народов и государств к решению самых сложных проблем мировой политики. Всегда отмечал большую роль в создании ООН И. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля.

С 1943 года, вспоминал отец, сильным желанием создать после войны международную организацию по поддержанию мира прониклись все руководители великих держав. Мечты о прочном мире в условиях жестокой войны были естественными.

— Ваш отец разрабатывал текст Устава ООН. Как это было?

— Конференция в Думбартон-Оксе по формированию Устава проходила в августе—сентябре 1944 года в старинной усадьбе, около столицы США. Отец говорил: “Надо было создать такую конструкцию новой организации, которую не разъела бы ржавчина политической борьбы”. Для этого объединились усилия основной тройки — СССР, США и Англии. Со стороны США работал зам. государственного секретаря Эдвард Стеттиниус, Англии — зам. министра иностранных дел Александр Кадоган.

С большой теплотой Андрей Андреевич вспоминал о членах советской делегации на переговорах: дипломатах А. Соболеве и С. Царапкине, профессорах С. Голунском и С. Крылове, военных — контр-адмирале К. Родионове и генерал-майоре Н. Славине. “Именно благодаря сплаву усилий дипломатов, ученых и военных,— подчеркивал он,— советская делегация на переговорах по Уставу была самой сильной”.

— Нелегкая борьба шла вокруг “права вето”?..

— Сталин, рассказывал мне отец, считал достигнутую в Ялте договоренность о принципе единогласия пяти великих держав при голосовании в Совете Безопасности — или “право вето” — непременным для Советского Союза условием создания ООН и участия в ее работе.

После смерти Рузвельта новый президент США Гарри Трумэн стал от этой договоренности отступать. В Сан-Франциско, а к этому времени Стеттиниус стал госсекретарем США, американцы сильно нажимали, требовали, чтобы отец не настаивал на ялтинской формуле, не рисковал планами создания ООН. Становилось все более ясно, что Трумэн хотел похоронить “право вето”. В то время США обладали абсолютным большинством голосов в создаваемых Совете Безопасности и Генеральной Ассамблее ООН.

В дипломатии, считал отец, надо уметь говорить не только “да”, но и “нет”. Нередко твердо сказанное “нет” приносит больше пользы. Самое неудачное поведение дипломата — это безразмерная гибкость, когда теряются ориентиры. Надо было выбрать момент, когда все еще проникнутый рузвельтовским духом Стеттиниус понял, что это не СССР, а США рискуют — они могут потерять Москву как партнера, а без ее поддержки эффективной ООН быть не могло.

И вот на встрече пятерки отец заявил: “Наша страна не даст своего согласия на такой Устав ООН, который сеял бы семена новых военных конфликтов между странами”. В зале заседаний воцарилась тишина, десять минут Стеттиниус медлил с ответом, затем предложил обдумать ситуацию. Вскоре США вернулись к ялтинской договоренности о порядке применения вето, при котором интересы Советского Союза не ущемлялись.

Но даже не эта борьба за ранее достигнутые договоренности стала основным фактором успеха в создании ООН. Все дело было в уникальности исторического момента. Действительно, разве можно считать случайным, что, когда 25 апреля 1945 года в Сан-Франциско открылась конференция Объединенных Наций, в Германии, в районе города Торгау, войска 1-го Украинского фронта соединились с союзными американскими и английскими войсками? Приближался День Победы. Разве он мог стать днем поражения в деле создания ООН?.. Это тогда было немыслимо. 26 июня 1945 года Устав ООН был подписан, а 24 октября, после его ратификации СССР, он вступил в силу.

— Как вы считаете, какие основные задачи стоят перед ООН сейчас? Куда она эволюционирует? Сохранится ли она?

— ООН, конечно, сохранится, если не “испарятся” сами международные отношения, если не разрушат классическое международное право с его опорой на суверенные государства. Без ООН и равноправных государств мир, где безопасность существует для всех, исчезнет. Наступит эпоха тоталитарного права, права силы. Ее правильнее назвать временем бесправия и двойных стандартов.

Посмотрите, что происходит в мировой политике и экономике. Глобализм понимается как “единственный путь” развития человечества. Идет внедрение в мировую экономику, причем в небывалых масштабах, транснациональных корпораций и либеральной англосаксонской идеологии. Глобализм не пришел в мир сам по себе, его внедряют, даже с помощью военной силы. Основной целью финансовых тузов стала погоня за прибылью и, где это возможно, сверхприбылью. Судьбы людей труда отходят на задний план. Не только нормы права, но и мораль, даже библейская, растворяются в алчности.

Крупные собственники нигде и никем не контролируются. Транснациональный монстр мечтает об абсолютной власти над людьми. Он восседает на троне, где четко выделяются лозунги: “Долой социальные права!”, “Да здравствует жажда наживы!”, “Мир жил и будет жить так, как это выгодно “золотому миллиарду”!”, “ООН должна стать хорошим полицейским и наказывать несостоявшиеся государства!”.

— Значит, ни о какой стабильности в мировых делах говорить не приходится? А ведь лидеры стран “большой восьмерки” уверяют всех в обратном.

— Им это положено делать по должности. Хвалить свою собственную работу. Я назову лишь несколько международных проблем, которые не только не разрешаются, но, более того, и обостряются.

Возьмем борьбу с бедностью и нищетой. Она ведется нерешительно и вяло. Сильные мира сего встрепенулись только в последнее время. Освобождают нищие страны от уплаты долгов. Создается впечатление, что у господина Блэра проснулась совесть социалиста.

В Африке сегодня не хватает всего — еды, воды, медикаментов, свирепствуют болезни. Африканцев убивают нищета, этнические войны. Одного укуса малярийного комара достаточно, чтобы лишить жизни ребенка, а порой и взрослого. Денег на противомоскитные сетки или лекарства там нет.

Тяжелая ситуация и в других регионах мира. Ежегодно умирают 11 миллионов детей в возрасте до пяти лет, а 3 миллиона человек гибнут от СПИДа. В Азии две трети населения по-прежнему имеют доход ниже одного доллара в день. Это глобальные болезни, и победить их может, при наличии необходимых ресурсов, только такая планетарная организация, как ООН.

— А как с избавлением населения всего мира от страха, вызываемого угрозой самому существованию человечества?

— Об этом в последнем докладе Кофи Аннана “При большей свободе” говорится много. Генеральный секретарь ООН призывает к осуществлению всеобъемлющей концепции коллективной безопасности, которая охватывает как старые, так и новые угрозы. Я позволю себе процитировать часть пункта 78 его доклада: “Угрозы для мира и безопасности в XXI веке включают в себя не только международные войны и конфликты, но и насилие против гражданского населения, организованную преступность, терроризм и оружие массового уничтожения...”

Казалось бы, здесь должен быть сделан вывод, что все эти явления не будут иметь место, если в мире прекратится бешеная гонка вооружения и его продажа носителям милитаристского мышления. Не тут-то было! Ни слова о борьбе с гонкой вооружений. Все, кто может, продают на международных рынках оружие, в том числе самое современное. А ведь оно питает терроризм. Вот такая незадача. ООН — против страха, но гонка вооружений ее руководство не беспокоит. Это, по крайней мере, странно.

— Похоже, с моралью в ООН не все в порядке...

— Абсолютно верно. Коалиции государств под разными предлогами нападают на другие государства, как это было с Югославией и Ираком. И им это сходит с рук, хотя налицо грубейшие нарушения Устава ООН. Эрозия ООН очевидна, она слабеет на глазах.

— Сегодня США обладают подавляющей военной и финансовой силой. Зачем им ослаблять и третировать ООН?

В однополярном мире они и так добиваются своих целей...

— Сейчас голоса тех, кто хотел бы устранить ООН с мировой арены как влиятельного игрока, отражающего волю мирового сообщества, несколько приутихли. Во всех столицах, в том числе и в Москве, идет осмысление ситуации. Силовая политика и сила права готовятся к новой схватке. Расклад сил в ООН пока неясен. Скорее всего, для выработки нового Устава потребуется несколько сессий Генеральной Ассамблеи. Форсировать такой сложный вопрос было бы глупо.

— А какие изменения Устава ООН выгодны России?

— Только такие, которые не ущемляют ее национальные интересы. Россия, конечно же, ослабла в результате разрушения СССР, сегодня играть сверхдержавную роль ей все труднее. Но еще не вечер...

Если говорить более конкретно, Россия заинтересована в сильной, демократической и справедливой ООН, в которой никто не мог бы манипулировать ее Генеральным секретарем. Мы также заинтересованы в эффективном Совете Безопасности, где “право вето” оставалось бы за пятью державами. Впрочем, возможно и его небольшое расширение. Постоянными членами Совбеза могли бы стать еще две страны — Индия и Бразилия. Что касается Германии и Японии, то они, особенно последняя, свое вхождение в клуб стран с “правом вето” должны заслужить отказом от любых территориальных претензий к своим соседям.

— Заинтересованы ли сегодня США в “праве вето” и в сильном Совете Безопасности? На практике возникают ситуации, когда это право мешает им действовать самостоятельно, в обход Совета.

— Культура стратегического мышления должна подсказать американской политической элите, что в XXI веке время работает против них. Сохранить имперский контроль над миром они не смогут. Это им не позволят сделать Китай, Индия и Объединенная Европа.

Однополярный мир не вечен. Он уже дает трещины. Ирак сидит в теле американской внешней политики “болезненной занозой”. Совет Безопасности ООН и “право вето” позволят в дальнейшем сдерживать аппетиты любого нового тяжеловеса в мировой политике. “Право вето” Вашингтону нужно не меньше, чем Москве или Пекину.

— И, наконец, какие изменения в Уставе ООН ее усилят, а какие ослабят?

— Меняются времена, поэтому в Уставе появляются и новые нормы. Они должны развивать и укреплять новый мировой демократический правопорядок. Вместе с тем я убежден в том, что если ООН и выдержит нормы, навязанные ей политиками “с позиции силы”, то умерщвление основных принципов организации будет означать смерть ООН. Вот какие принципы я имею в виду:

— Члены ООН — суверенные, равноправные государства.

— Устав ООН не дает права вмешиваться в дела внутренней юрисдикции государств-членов. (Действие этого принципа приостанавливается Советом Безопасности только в случае тяжелейших нарушений прав человека, известных как геноцид. В этом случае вмешательство становится необходимым. Его целью является спасение, а не уничтожение в милитаристском раже людей и среды их обитания).

— Члены ООН решают все международные споры мирными средствами и воздерживаются от акций, ставящих под угрозу право человека на жизнь.

— В международных отношениях члены ООН воздерживаются от угрозы применения силы против других государств. Применение силы законно только в целях самообороны и если оно санкционировано Советом Безопасности ООН.

— Члены ООН оказывают ей всестороннюю помощь в действиях, осуществляемых в соответствии с Уставом, и, напротив, не помогают тем государствам, против которых Объединенные Нации осуществляют превентивные или силовые акции.

— Краеугольным принципом ООН является положение о том, что поправки к ее Уставу принимаются двумя третями голосов членов Генеральной Ассамблеи. Затем они ратифицируются двумя третями членов ООН при условии, что за эти поправки голосовали все постоянные члены Совета Безопасности.

Принципы эти разумны и эффективны.

Вывод. На пути реформы ООН немало ухабов. ООН

окрепнет и станет эффективной не с помощью ломки ее Устава, а только если все государства без исключения будут его выполнять. ООН — якорь мировой стабильности, не надо рвать цепь, которая его держит,— Устав и проверенные опытом истории международных отношений принципы. Сила права должна победить право силы.

Беседу вел

Александр ДРАБКИН.


blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList